Рус
Eng

Яков Миркин: "Для Европы мы были и остаемся великой сырьевой державой"

Интервью
Яков Миркин: "Для Европы мы были и остаемся великой сырьевой державой"
Яков Миркин: "Для Европы мы были и остаемся великой сырьевой державой"
6 октября, 17:56Фото: Новости сибирской наукиЯков Миркин
В Европе цены на газ за полгода выросли на 250%, инфляция достигает 5-6%. Однако признаков остановки экономик не наблюдается. Россия находится в самых благоприятных условиях. Высокие цены на топливо помогают ей восстанавливаться и расти. Главная угроза для России - последствия пандемии и избыточная смертность.

"Новые Известия" обсудили с профессором, доктором экономических наук Яковом Миркиным вероятность наступления финансового кризиса в России. Его прогноз: с вероятностью в 60-70% нового кризиса следует ожидать через год или полтора.

- Какие риски существуют для мировой экономики?

- Мы давно опасаемся, того, что перегрет рынок акций США, очень высок уровень суверенных долгов в странах Большой Семёрки, и понятно, что с этим могут быть связаны нарастающие риски новых финансовых шоков. С другой стороны, западные экономики находятся на «аппарате искусственного дыхания». Они подогреваются эмиссиями центральных банков, прежде всего – Федеральной Резервной Системы, Европейского Центрального Банка и, несмотря на то, что начались первые робкие разговоры о том, что не пора бы охлаждать денежно-кредитную политику, всё-таки эта практика продолжается и, видимо, она и дальше будет поддерживать восстановление ведущих экономик после разгара пандемии. Хотя, может быть, рано говорить о том, что пандемия идёт на спад. Поэтому, несмотря на то, что ряд индикаторов показывают, что рынки несут большие риски, всё-таки кажется, что, с достаточно большой вероятностью, в пределах года – полутора финансовых шоков может не наступить. Почему? Экономики и рынки хотят расти, хотя, возможно, в другое время то, что мы видим сегодня, неизбежно бы приводило к крупным падениям.

Поэтому прогноз следующий: с вероятностью 60%-70% до года-полутора рост или стабильное состояние крупнейших западных финансовых рынков до момента начала сворачивания, если это случится, мягкой денежно-кредитной политики центральных банков.

- Какое влияние на российскую экономику может оказать развивающийся энергетический кризис в Европе?

- Рано говорить об энергетическом кризисе. Речь идёт о повышении цен на газ, которые, в свою очередь, могут обернуться всплеском инфляции. Но пока никаких признаков остановки экономик нет. Я по-прежнему хотел бы сказать, что они жаждут выйти из того падения, которым обернулся 2020 год, и власти всё делают для того, чтобы поддержать этот рост. Поэтому речь идёт не о глубокой болезни. Если обращаться к метафорам здоровья, речь идёт о том, что вполне здоровый организм получил небольшой приступ кашля, но он собирается его вылечить и преодолеть. Пока ничего страшного не происходит. Повышение цены на газ успешно распределяется внутри экономик, перекладывается частью на плечи населения, частью на плечи бизнеса, и никаких громких реакций не видно.

- Как турбулентность влияет на российскую экономику?

- Какая турбулентность? Её пока нет. Российская экономика находится в самых приятных условиях, потому что повышение мировых цен на топливо, всегда для нас большой плюс. Мы – великая сырьевая держава, крупнейший поставщик топлива в Европу. То, что является вычетом для экономики соседей, является плюсом для экономики России, помогает ей восстановиться и расти. Пока никаких с этим связанных финансовых шоков не происходит, и поэтому российский финансовый рынок чувствует себя достаточно уверенно.

Если что-то случится, то да, конечно мы увидим цепную реакцию неприятностей, но сегодня этого нет и, по всей видимости, европейские экономики способны проглотить эту неприятность, связанную с повышением цен на газ.

С другой стороны, нужно понимать, что важно, чтобы у России сохранялась репутация надёжного поставщика топлива в Европу. И не в коем случае не создалась бы ситуация, когда наши соседи увидели бы какого-либо рода игру с российской стороны, направленную на подогрев роста цен.

Пока ситуация очень проста: рынок есть рынок. Цены на нем могут расти, могут и падать. Цены растут, мы в выигрыше, соседи – в проигрыше. Цены падают – всё наоборот. Такие ситуации уже были.

- Если допустить, что кризис случится. Что делать? Какие меры следует предпринять?

- Сегодня основная угроза - это не шоки от соседей. Главная угроза – пандемия. По оценкам добавочная смертность за два года достигнет миллиона человек. Это огромный вычет из экономики, из роста, из возможности развиваться, огромные потери для всех нас. Любой кризис, связанный с внешними шоками любые страны реагируют одинаково: программами поддержки из бюджета, более мягкой денежно-кредитной политикой. И здесь Россия в 2020 году присоединилась к клубу стран, которые в момент кризиса принимают именно эти меры. Налоговой поддержкой, налоговыми стимулами, открытием новых проектов, программ публичных работ. Всем, что поддерживает внутренний спрос и сохраняет рабочие места. Поскольку мы периодически с высокой регулярностью проходим через кризисы, мне кажется, что Россия отработала технику поддержки экономики и финансовых институтов, включая меры по стабилизации рубля, если начнётся, как это было в предыдущие годы, бегство капиталов в моменты финансовых шоков.

Подробно о финансовом кризисе в аналитике "Новых Известий" "В ожидании шторма: когда наступит мировой финансовый кризис"

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter