Рус
Eng

Анатолий Фурсов: "Все обвинения против меня сфальсифицированы, и это можно доказать"

Анатолий Фурсов: "Все обвинения против меня сфальсифицированы, и это можно доказать"

Анатолий Фурсов: "Все обвинения против меня сфальсифицированы, и это можно доказать"
Интервью

2 октября, 13:38
В августе текущего года Анатолий Фурсов, юрист и предприниматель, был заочно арестован Пресненским районный судом. По его мнению, дело против него сфальсицифировано, а масштаб репрессий против бизнесменов сопоставим с худшими временами прошлого столетия.

Иван Петровский

Анатолий Фурсов является сотрудником коллегии адвокатов, учредителем нескольких агенств недвижимости. На сайте МВД есть информация о том, что Фурсов объявлен в международный розыск.

Вот что рассказывает он сам:

-7 марта 2020 года у меня состоялась встреча с представителем следствия,на которой мне показали материалы уголовного дела.Мне сказали, что меня привлекут к уголовной ответственности, если я не заплачу миллион евро. Поскольку никаких преступлений я не совершал, то и платить отказался. И немедленно обратился в СМИ, где описал все произошедшее со мной, и потребовал компетентные органы взять на особый контроль эту ситуацию. Мою статью опубликовало 14 популярных средств массовой информации, но никакой официальной реакции не последовало.

Вскоре начались обыски в офисе моей фирмы; были изъята вся документация, а также компьютеры, мобильные телефоны и др. техника, необходимая для работы. Моих сотрудников допрашивали и запугивали, требуя дать показания против меня, не допускали к ним адвокатов. Безрезультатно. А через 18 месяцев после того на меня было заведено уголовное дело.

Обвинение строится на показаниях единственного свидетеля, показания которого сами правоохранительные органы и сфабриковали. Якобы, тот слышал какую-то порочащую меня информацию от третьих лиц. Но на очных ставках эту информацию лица, на которых он ссылался, не подтвердили. Кроме того, с этим человеком было заключено досудебное соглашение, в котором прописаны условия дать показания против меня. Помимо этого, согласно заключению комиссии экспертов «Психиатрической клинической больницы №13» от 03.03.2020 года известно, что показания он давал под давлением сотрудников полиции, так как, понимал, что они могут что-то сделать с его семьей. Указанные в ходатайстве обстоятельства ему не известны, писал их под диктовку и угрозы третьих лиц.

Свою невиновность и всю абсурдность всех обвинений я докажу. Для этого сейчас работают адвокаты, эксперты и другие специалисты. Кроме того, я докажу коррупционную составляющую этого грязного дела. После попытки вымогательства я обратился в детективное агентство. Вместе мы собрали множество компромата на коррупционеров, который в ближайшее время будет обнародован».

- Звучит как фабула детектива...

- История, к сожалению, уже привычная. Сегодня наши соотечественники боятся представителей правоохранительной системы куда больше, чем обычных бандитов, и не напрасно! Фабрикация дел, фальсификация доказательств, вымогательства, шантаж, поборы, избиения, пытки и убийства граждан – вот суровые будни российской Фемиды. Бизнес в России уничтожается коррумпированными силовыми структурами, а любой россиянин – будь то менеджер по продажам сотовых телефонов, или предприниматель международного уровня, ставший фигурантом уголовного дела, оказывается беззащитен. Жаловаться бесполезно, некому и некуда: суды, прокуратура, следствие, оперативные службы — все действуют сплоченной командой, покрывая друг друга. Так что правды на любой стадии уголовного разбирательства добиться чрезвычайно сложно.

- Неужели все действительно настолько страшно?

- И даже еще страшнее. Закон пребывает в коме, правоохранительная система – в параличе, а ее представители, призванные оберегать и защищать честных граждан, превратились в откровенно уголовный элемент. Обо всем этом я неоднократно писал в статьях, где озвучивал свое профессиональное мнение, критикуя современную правоохранительную и судебную систему, а также вносил предложения по изменению принципов отправления правосудия в России. Я призывал правоохранителей считаться с реалиями сегодняшнего дня и не добивать отечественный бизнес. Сегодня в судах и следствии царит обвинительный уклон, а качество судейского корпуса упало в разы. Помимо этого, стремление стороны обвинения к наиболее суровым мерам пресечения и наказания никак не монтируется с нормами демократического общества. Благодаря этим выступлениям, которые охотно публиковали многие авторитетные СМИ, видимо, меня и взяли «на карандаш» наши доблестные органы, и решили отомстить.

- Неужели ничего нельзя исправить?

- Если смотреть на проблему шире, то повсеместное применение жестких уголовных статей к представителям бизнеса не допустимо в принципе, но это происходит сплошь и рядом, несмотря на официальное смягчение законодательства в данной сфере. А потому необходимо реформировать поэтапно всю систему российского судопроизводства. Исправить ситуацию можно, если усилить надзор прокуратуры над следствием, более широко применять в процессах институт присяжных заседателей, а также необходима куда более активная позиция Верховного суда. Необходимость всех этих мер прекрасно иллюстрируют непосредственно сами судебные процессы, которые давно уже превратились в нашей стране в трагикомичный фарс.

- Почему вы называете российский суд фарсом?

- Да потому, что суды в наши дни выродились в некое подразделение следственных органов, слепо поддерживающее даже самые бездоказательные и предвзятые обвинения. Оправдательные приговоры в современной России, число каковых и без того стремится к нулю, теперь откровенно признаются «браком в работе». Сама система судопроизводства зациклена на полной и всеобъемлющей зависимости судьи любого ранга от председателя суда, ведь судья давно перестал быть выборной должностью. Весь штат укомплектовывается согласно предпочтениям председателя суда, который всегда работает в тесной связке со следственными органами. И вся эта конструкция никому не подконтрольна извне… Итог печален и закономерен: правосудие стремительно деградирует, и также стремительно тает доверие россиян к государству в целом. Нужно вернуть выборность судьям, ограничить временные рамки исполнения ими своих обязанностей, равно как и председателям судов, расширить список лиц, которые могут претендовать на данную должность, и, конечно, внедрить институт следственных судий.

- Объясните, кто такой следственный судья и какой функционал исполняет?

- Подобная структура есть во многих развитых государствах. Это атрибут эффективного действующего законодательства и компетентной судебной власти. Он призван уравнять в правах строну обвинения и сторону защиты в процессе; контролировать все их действия и быть посредником и арбитром во всех правоприменительных спорах, а также помогать строго соблюдать все формальности, предписываемые буквой Закона. Это позволяет вернуться к принципу состязательности и непредвзятости судопроизводства, принятым во всем цивилизованном мире, в современной России же практически утраченному. Особо подчеркну: следственный судья лишь беспристрастный контролер за обеими сторонами на всех стадиях разбирательства.

- Получается, что сторона обвинения и сторона защиты в РФ не равны?

- Разумеется. И самая наглядная тому иллюстрация – назначение такой важной процедуры, как судебная экспертиза. Именно заключение эксперта зачастую перевешивает все иные доказательства: на чьей стороне экспертиза, тот и выигрывает дело. Одна лишь «маленькая» тонкость: экспертизы назначаются только по инициативе следствия и суда, а адвокат имеет право всего лишь привлечь к процессу «специалиста». Эксперт – официальное лицо в процессе, а вот специалист, приглашенный защитой, даже не предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, что априори делает его малозначимой фигурой для суда. Так что ни о каком равенстве сторон речь идти не может; и всю эту систему надо кардинально менять. То же подтверждает статистика: в развитых странах оправдательные приговоры составляют более 10% от общего числа, в России - 0,34% по данным Верховного суда РФ на 2020 год.

- Правда, ли что в нашей стране правоохранительные органы применяют пытки?

- Да и я неоднократно писал об этом. Пыткам сплошь и рядом подвергаются даже свидетели по делу, причем часто выбранные рандомно - ни к чему не причастные люди, буквально схваченные на улице. Чтобы прекратить этот беспредел, начать стоит с того, чтобы дать пыткам ровно то нормативное определение, какое прописано в Конвенции ООН, закрепить его в отдельной статье УПК, и усилить контроль над этим вопросом. Иначе прекратить конвейер наспех состряпанных уголовных дел, основанных на показаниях, данных под пытками, невозможно. Вот вам свежий пример – тот несчастный, который дал против меня ложные показания. Напомню: он сказал на камеру все, что ему велели полицейские после того, как угрожали его семье, и надевали ему самому на голову полиэтиленовый пакет. Что это, как не пытки?! Но это следствие, разумеется, не волнует.

- Однако! Вот так, на пустом месте, вас обвинили в тяжелом преступлении…

- И глазам не моргнули. Следователи занимаются фальсификацией невиданного размаха по отработанной схеме, и я у них явно не первый. Начнем с того, что меня обвиняют сразу по нескольким эпизодам. Так вот, первого убийства вообще не было – это доказанный суицид 2018 года, подтвержденный многочисленными показаниями родственников погибшего, соседей и врачей. А по второму эпизоду в деле есть исчерпывающая экспертиза. Обвиняемый (и это отнюдь не я!), уже подробно рассказал психиатру, что преступление было совершено им с целью кражи часов у потерпевшего. Все это полностью подтверждено документами, которые имеются в материалах уголовного дела. Но следствие у нас слепое и глухое, в его парадигме – лишь обвинительный уклон, и ни на какие доводы, идущие вразрез с основной версией, оно не реагирует. Что в очередной раз доказывает, что весь процесс против меня полностью заказной, а само дело настолько абсурдное и нелепое, что если завтра мне предъявят обвинение в убийстве Джона Кеннеди, я уже не удивлюсь.

- Что вы планируете делать дальше?

- Так просто вершить беззаконие следователям я не дам. Я буду доказывать свою невинность и противоправные действия сотрудников органов, направленные против меня, всеми способами. Искренне надеюсь, что мне удастся переломить систему: это жизненно важно не только для меня, но и для абсолютно любого гражданина РФ, попавшего с сферу интересов таких вот, с позволения сказать, правоохранителей.

От редакции:

Просим обратить внимание органов ФСБ, Прокуратуры, УСБ МВД, Отдел обеспечения собственной безопасности Следственного Комитета на уголовное дело Фурсова Анатолия.

Интервью с Анатолием Фурсовым было записано 8 сентября 2021 года.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter