Рус
Eng

Сколько мы платим за "бесплатную" медицину и почему не можем выбирать, где лечиться

Аналитика
Сколько мы платим за "бесплатную" медицину и почему не можем выбирать, где лечиться
Сколько мы платим за "бесплатную" медицину и почему не можем выбирать, где лечиться
27 мая, 15:47Фото: sales-generator.ru
В прошлом материале «Новые Известия» выяснили, что не столько страшны для российской медицины коммерческие клиники с высокими ценниками, или государственные – с хамством и очередями, сколько отсутствие конкуренции. Ни переход на частную медицину, ни национализация всех клиник проблем не решит.

Виктория Павлова

При любом из кардинальных способов перекраивания системы, мы останемся и вовсе без общедоступного здравоохранения. Так что же сделать, чтобы вывести нашу медицину на качественно новый уровень?

Много чего, ведь на государственном уровне сейчас идёт движение в обратную сторону – подальше от той самой конкуренции. Система здравоохранения вновь концентрируется в руках бюджетных учреждений. Частников сейчас и вовсе отключают от системы ОМС – рассказывает Али Мудунов, заведующий отделением опухолей головы и шеи в КГ «Лапино-2»:

- Из системы стали исключать частных игроков, в частности, если мы говорим про онкологию. Я говорю сейчас о малых и средних клиниках – большие пока еще участвуют в системе, хотя есть уже задержки с оплатой. Но суть вопроса в том, что фонд начал отрезать малые и средние клиники от оплаты по КСГ (клинико-статистическим группам), от оплаты по ОМС. В общем, стали отключать от системы.

Тупик? Однако по мнению члена правления Ассоциации частных клиник Алексея Серебряного выход есть, и крест на развитии конкуренции ставить рано:

- Для развития конкуренции нужен простой путь – разрешить пациенту с полисом ОМС выбирать ту лечебную организацию, где он хочет лечиться самостоятельно. И второе – разрешить софинансирование. Это значит, что если по полису ОМС лечение стоит 100 рублей, а в частной клинике оно стоит, предположим, 110 или 120, то пациент должен иметь право доплатить эти 10 рублей частной клинике, а частная клиника должна иметь право их принять. При этом надо оставить в государственных медучреждениях условия лечения пациента по полису ОМС без взимания каких-либо дополнительных денег, бесплатно. Тогда у нас получится конкуренция, тогда пациенты с полисом ОМС будут ходить лечиться туда, куда они считают нужным, и государственные медицинские учреждения действительно тогда будут конкурировать за пациента.

С учётом того, что 35% всех расходов на здравоохранение в стране с «бесплатной» медициной оплачивают сами люди, то дополнительная медпомощи за собственный счёт новинкой не станет. Может, еще и сэкономить выйдет. Государство не слишком щедро на медицину. Это же отмечает и первый проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением Николай Прохоренко.

- Главное – это сколько денег выделяется на здравоохранение из всех источников. Мы видим, что у нас общие затраты на здравоохранение – и государственные, и частные – около 5% от ВВП. Государственные – около 3%, и это очень мало по сравнению с другими странами. Даже если не брать США, где эти затраты составляют 18-19%, то молодые члены Евросоюза такие, как Польша, Венгрия, Словакия тратят на здравоохранение 6-7% ВВП. Мы ровно в 2 раза недофинансируем за счет государства. Но зато у нас в 2, в 3 и более раз больше трат из кармана.

Денег на всё не хватает, а страна большая. Помимо крупных городов, почти в каждой области есть глухие деревни, практически отрезанные от цивилизации. Есть необъятные Сибирь с Якутией, малонаселённый Дальний Восток. И везде людям надо оказывать медицинскую помощь. Если выставить в таких районах экономически обоснованный тариф, то никто к врачу не пойдёт – сойдёт и подорожник с активированным углём.

- Говорить о конкуренции любят участники системы здравоохранения крупных городов, но почему-то никто не хочет говорить о конкуренции на Ямале, на Чукотке, в деревнях, куда врача вообще калачом не заманишь. Поэтому мы должны понимать, где зоны этой возможной конкуренции. Зона возможно только в крупных населенных пунктах, которые перекрывают с лихвой потребности в оказании медицинской помощи по высокомаржинальным направлениям, - отмечает Прохоренко.

Эксперты предлагают решить проблему путем ликвидации многоканальной системы финансирования – все деньги должны идти через Фонд ОМС. «Возможно, то сметное финансирование, которое идет в государственные поликлиники и больницы, надо переложить, его надо пустить через тарифы ОМС и отрегулировать тарифы ОМС, чтобы они отвечали хоть какой-то экономике. Нужно поставить всех в одинаковые условия – и частные, и государственные клиники. По крайней мере, разрешить частным клиникам, если они заработали деньги, обслуживая клиентов по ОМС, тратить эти деньги так, как они считают нужным» - поясняет Алексей Серебряный.

Но тогда возникает проблема со страховыми медицинскими организациями, которые распределяют средства ФОМС непосредственно в медучреждения. Ещё у них есть важная функция – защита интересов пациентов и контроль за качеством оказываемых услуг. Только зачастую реализуется она довольно специфически: все выливается во множественные штрафы врачам за формальные нарушения заполнения кипы бумаг. Частники вряд ли захотят работать на таких условиях. По мнению Алексея Серебряного долго церемониться с СМО не стоит:

- Я придерживаюсь радикальной точки зрения, что при существующей системе страховые медицинские организации вообще не нужны в ОМС – они, просто-напросто берут деньги в фонде ОМС, после этого их держат некоторое время, а потом передают в меньшем количестве медицинским организациям. Их роль – перераспределения этих денег, оплаты счетов – с моей точки зрения, она не нужна, это вполне может делать фонд ОМС с помощью современных платежных технологий, и на самом деле это все не нужно – большие траты денег на обслуживание, и в моем понимании, защиты пациентов страховыми медицинскими организациями не происходит.

Выходит, что способы повышения конкуренции есть, их воплощение вполне реально. Так почему же тогда они до сих пор не реализованы? Здесь мнения экспертов разделились. Николай Прохоренко делает упор на том, что при выборе европейского пути развития с конкурирующими частными клиниками, придётся для поддержания качества медицины вводить соответствующее очень жёсткое регулирование тарифов и стандартов оказания услуг. Да и про удалённые регионы, куда частники ни за что не пойдут, забывать не стоит. А вот по мнению Алексея Серебряного основная проблема в конфликте интересов.

- Для повышения конкуренции надо, конечно, поменять закон об ОМС и убрать распределение объемов средств территориальными комиссиями и так далее. Но на это никто из чиновников не идет, потому что за государственные больницы и поликлиники отвечает министерство здравоохранения данного региона. И как они пустят конкурента на эту поляну? Никак, они не хотят этого делать. Если смотреть на эту ситуацию с точки зрения итогов, мы увидим, что у государства просто конфликт интересов. Государство – крупный владелец и, по сути, монополист на рынке медицинских услуг, плюс оно выступает заказчиком по лечению по полисам ОМС, плюс оно регулирует отрасль, и оно же является законодателем. Надо это все разъединить, чтобы не было конфликта интересов.

Как всегда, во главе угла оказываются персональные интересы чиновников и нежелание что-то менять. Ведь если профильный министр согласует инициативу и поспособствует её прохождению в парламенте (а Госдума у нас, как известно, принимает законы буквально вслепую, если они идут с подачи правительства), то ему придётся отвечать за результаты реформы. А лишняя ответственность может негативно сказаться на его карьере: чем больший груз на себя взвалить, тем выше вероятность ошибиться и провалить выполнение задачи.

В общем, пока не появятся люди, готовые брать на себя ответственность за принимаемые решения, то так и придётся выбирать – или идти в государственную поликлинику, толкаться в очередях и получить непредсказуемый результат, или отправляться в частную клинику и получить непредсказуемый счёт.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter