Рус
Eng
Политолог: партийная система страны не выдерживает никакой критики
Аналитика

Политолог: партийная система страны не выдерживает никакой критики

22 августа 2018, 19:59
Любопытный прогноз о том, что ждет российскую партийно-политическую систему в ближайшем будущем сделал политолог, эксперт Центра Прикладных исследований и программ (ПРИСП) Арсений Беленький:

Наша политическая система находится на пороге вынужденной трансформации. В экономике у нас есть либо очень большие компании, либо очень маленькие. Также и в политической системе: либо очень большие партии, либо совсем какие-то маленькие, например, «Партия роста», «Альянс зеленых», а все «среднее» либо не вырастает, либо, как только туда идет какой-то процент голосов, «съедается» большими игроками. Те же самые активные члены «Яблока», оппозиционной партии, перешли в «Единую Россию» и являются там «громкими» и яркими личностями (Елена Мизулина, Ирина Яровая). Наша партийная система крайне оторвана от населения. В настоящее время она обслуживает те решения, которые принимает правительство, Президент и исполнительная власть. Сами партии в принятии решений и в обсуждении повестки не участвуют. Разрыв между партиями и людьми проявляется в любой напряженной ситуации. Например, сейчас, когда началось обсуждение пенсионной реформы, нет политиков, которые способны общаться с населением, формулировать содержательные тезисы и предложения. Все находятся в политической спячке, и это при том, что вопрос стоит очень остро. Люди видят отсутствие реакции и, естественно, их это возмущает.

Если обратиться к истории возникновения партий, то изначально они представляли разные классы населения или разные экономические интересы. Эти классы и экономические интересы были четко определены, например - социальная защита рабочих или снижение налогов на капитал. Люди защищали свои кровные интересы, когда поддерживали те или иные партии - партии были их инструментом. Все было просто и понятно, например, «Землю – крестьянам, заводы – рабочим».

Со временем во всем мире, в том числе и в России, ситуация поменялась, нет четких классов, интересы разных людей перемешались, и капитала в том числе. Сейчас политические партии выступают как продукт массмаркета, который пытается привлечь себе сторонников яркой обложкой и большим ассортиментом. В России этот процесс усугубился тем, что партии не в состоянии реагировать на все новые вызовы, актуализируя свою повестку. Они постоянно опаздывают и действуют неэффективно, потому что нет конкуренции – тебя все равно выберут, так как альтернатив нет.

Два ярких примера появления новых политиков в Европе за последнее десятилетие – это «Зеленые» и националисты в Европе. Новые политики ответили на вызов времени и населения и сформировали политический капитал. Большинство из них в итоге через сопротивление прошли в большую политику и влились в существующие крупные европейские партии или участвуют в каких-то коалициях.

Тезисы, который несет в первую очередь «Единая Россия» — это стабильность и преемственность, которые гарантирует Президент. Запрос на стабильность очень популярен, ведь нынешнее поколение россиян пережило глобальную трансформацию страны. Люди видят лавинообразно нарастающие изменения и в стране, и в мире, поэтому надежная опора, оплот стабильности, о которых заявляют в «Единой России», выглядит привлекательно. Стабильность и единство страны также поддерживают идею Великой России – Империи, что исторически всегда было важно для нашей страны. Пик запроса на стабильность был достигнут как раз перед присоединением Крыма. Сейчас же растет запрос на изменения и развитие – есть ощущение, что экономика уперлась в предел своих возможностей.

С потенциалом КПРФ и «Справедливой России» ситуация более прозрачна: население ждет, что государство будет более равномерно распределять доходы «земли русской». На фокус группах я часто слышу пожелания и молодых, и старых о том, чтобы государство выделяло больше дотаций, больше адресной помощи населению. И тут коммунисты могут выступать за рост роли государства во всех сферах, рост государственной опеки, социальных вложений, дотаций. Но сегодня я этого не вижу – сегодня КПРФ выдвигает радикальные и далекие от людей лозунги. Повестка «Справедливой России» вообще мало кому известна – вернее, ее нет. От партии осталось несколько ярких лидеров, таких как Галина Хованская и Олег Шеин. ЛДПР чем-то смахивает на популистские партии Европы, но держится на одном престарелом актере, который сильно сдал последнее время и провалил президентскую кампанию.

Если говорить о либеральном электорате, то у граждан, готовых голосовать за правые партии, нет четких сформулированных запросов, они чаще недовольны настоящим положением вещей, но их лидеры разрознены и пассивны. Нет ответа, чтобы они стали делать, если бы пришли к власти. Полную либерализацию и свободу слова? Возможно, что-то другое? Сейчас либеральные лозунги изобилуют шаблонами и штампами, хотя объективно есть процент населения, который поддерживает идеи личной свободы, акцент на саморазвитие, инициативу и конкуренцию. При этом, очевидно, недовольство растет, но пока не до такой степени, чтобы люди организованно шли на массовые митинги, этого точно нет. Та часть людей, которая в потенциале голосовала бы за идею – «дайте мне больше свободы и возможностей, а я сам устрою свою жизнь и своих близких» - сейчас чаще молчит или голосует ногами.

Сейчас точно будет рост запроса на свободу от государства, потому что структура экономики, в том числе мировой, меняется. Все очевиднее, что государство не факт что обеспечит тебе старость, сытость и карьерный рост. Молодое население России ориентировано на развитие, на личностный рост, на личностную самоидентификацию, оно не такое коллективное, как люди, которые были пионерами, комсомольцами и членами коммунистической партии. У этого поколения будет расти запрос: на самостоятельность, на открытость миру, на неприкосновенность личности, свободу слова, свободу самовыражения. Они – творческие и самодостаточные, или хотят таковыми быть. У них есть запрос на удаленные способы работы, фриланс. Еще один важный момент – это то, что Россия не сможет полностью закрыться от внешнего мира – может накинуть зановес, но закрыться полностью, как Северная Корея, абсолютно точно не возможно. А если внешний мир будет предлагать более комфортные условия работы и жизни, то люди будут переезжать, несмотря ни на какой патриотизм. Соответственно политическим партиям и стране надо будет этим молодым, креативным, свободолюбивым людям что-то предлагать, потому что они – трудовые ресурсы и силы, они – это будущее страны. Им «поднимать целину и строить БАМ» будущего.

Быть услышанными – этого все-таки мало. О проблемах мало заявить, их надо решать. Когда реальность слишком расходится с декларациями, например, в вопросе роста расслоения на богатых и бедных, у людей появляется внутренний запрос на справедливость – вот это в дальнейшем вполне может стать главной темой. Как на самом деле сделать справедливо? Поделить все или дать больше возможностей? Налоги как должны собираться – по плоской шкале или прогрессивной?

Выборы стали до уныния предсказуемыми. Можно отметить, что в Госдуму в 2016 году попали все те же партии, что и лет 15 назад: «Единая Россия», КПРФ, «Справедливая Россия», ЛДПР и буквально по одному человеку от «Гражданской платформы» и «Родины». При этом депутаты от «Гражданской платформы» и «Родины» никак не проявляют себя в качестве политиков с момента избрания.

То же можно сказать и о президентских выборах 2018 г., на которых объективно в «забеге» принимали участие те же самые лица. Кандидаты же, не представляющие парламентские партии (это и Ксения Собчак, и Борис Титов), получили крайне низкий результат даже в тех регионах, где они могли рассчитывать на поддержку, например, в Москве. Если вспомнить предыдущую президентскую кампанию, в которой участвовал Михаил Прохоров, то на выборах 2012 года в Москве он занял второе место. В этот раз такого не произошло.

В этом избирательном цикле КПРФ отказалась от участия во многих региональных кампаниях, в том числе от борьбы за губернаторские места, а в Москве формируется пул из пяти кандидатов: четыре от парламентских партий и один бывший директор банкротного СУ-155. И никакой другой альтернативы вообще не предлагается. На этом фоне очевидно, что в текущей партийной системе существуют единственный крупный игрок и несколько спойлеров, которые просто технически сопровождают избирательный процесс, в реальности в нем не участвуя. Они не составляют реальной конкуренции, набирают минимальный набор голосов. Тезис «Вы нас не представляете!», который иногда звучал на митингах, актуален как никогда.

Что касается партийного фактора, то он имеет значение. На прошлых выборах в Мосгордуму, там, где не было кандидатов от «Единой России», побеждал кандидат от КПРФ, независимо от того, был ли он сильным или слабым. Люди по инерции голосуют по партийному принципу, сначала за кандидата от «Единой России», потом за коммунистов, потом что это хоть какой то «знак качества», когда про кандидатов ты почти ничего не знаешь и они себя не проявляют. В настоящий момент мы наблюдаем некоторую электоральную апатию, люди (и избиратели, и кандидаты) чувствуют нецелесообразность участия в выборах, потому что не за кого голосовать и незачем выбираться. Выборы сейчас, к сожалению, напоминают референдум по решению исполнительной власти: один-единственный очевидный кандидат, нет даже видимости конкурентной борьбы. Сложилась ситуация, когда партии не представляют интересы людей, не могут решить их проблем и не обладают реальной властью, поэтому у граждан тоже нет интереса к этим партиям. С тенденцией снижения явки пытаются бороться, как-то стараются людей мобилизовать, но выбирают для этого способы, далекие от политики – организуют, например, ярмарки на избирательных участках, концерты или откровенную клоунаду. Но «органического желания» участвовать в выборах и идти голосовать у населения нет.

Оригинал здесь

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter