Рус
Eng

«Не спринт, а марафон»: эксперты подвели итоги саммита Байдена и Путина

Аналитика
«Не спринт, а марафон»: эксперты подвели итоги саммита Байдена и Путина
«Не спринт, а марафон»: эксперты подвели итоги саммита Байдена и Путина
17 июня, 11:33
Аналитики сошлись во мнении, что итоги встречи президентов двух стран ничего не гарантируют, поскольку на повестке дня стояло не улучшение отношений между ними, а лишь очерчивание определённых рамок на будущее.

Эксперты делятся в социальных сетях своими впечатлениями от встречи в Женеве. Политолог Татьяна Становая обозначила сразу восемь главных итогов саммита для Путина:

«Первый блок - налаживание предварительных условий для диалога и важные жесты.

  1. Возвращение послов.
  2. “Красные линии” перемещены в зону “по умолчанию”.
  3. Обсуждение обмена “пленными”.

Второй блок - выстраивание механизмов диалога.

  1. Консультации МИДа и Госдепа по стратегической безопасности.
  2. Переговоры по Арктике.

(За скобками остались вопросы взаимодействия военных, что было на повестке)

Третий блок - управление обоюдными угрозами.

  1. Консультации по кибербезопасности - попытка Путина принудить США к установлению правил игры под угрозой максимизации хаоса.
  2. Попытка использовать американский фактор в украинском кейсе в свою пользу.
  3. Поиск аморального баланса - мы все убийцы, нарушители красных линий и революционеры - пора договариваться.

Вообще про этот саммита надо понимать, что это не спринт, а марафон. И все еще впереди. Но, наверное, общий задел наиболее оптимален для обеих сторон, что само по себе скорее хорошо…»

Журналист Павел Пряников счел главным выигрышем Путина в этой встрече – Украину:

«После конференции Байдена стало понятнее, о чём пытались договориться президенты США и Россия.

- Украина пока остаётся без «зонтика НАТО» и в относительной зоне влияния России («Минские соглашения»).

- В обмен на Украину Россия должна:

- прекратить кибератаки на США,

- поступиться некоторыми правами в Сирии,

- поступиться некоторыми отношениями с Ираном.

- Навальный остаётся трояном во внутренней политике России. Ему гарантируется комфортная отсидка.

- России даётся испытательный срок в 6 месяцев на купирование прежнего хулиганства во внешней политике.

Также начинается постепенная нормализация дипломатической работы между двумя странами. Прежняя стратегия России заниматься троллингом, а не взаимодействием по правилам цивилизованных стран, должна уйти в прошлое. Для МИДа России это хорошая новость, наконец-то он может заняться нормальными делами. Параллельная «дипломатия» старцев из Совбеза и всевозможных околовластных троллей должна постепенно уменьшаться.

Для России главный выигрыш – Украина.

Для США главный выигрыш – это возрождение менторства над Россией (как старшего партнёра). Теперь посмотрим, что скажет на это Европа (в первую очередь Германия), которая до этого была старшим партнёром России…»

Эксперты прокремлевского издания «Россия в глобальной политике» считают, что долгожданный саммит Путина и Байдена прошёл идеально:

«Ожидания (крайне скромные) оправдались. Опасения (превосходившие ожидания) – нет. Случилось то, что должно было, – рационализация антагонистических отношений после периода безрассудного истероидного балагана. Готовность начать работу по новым принципам стратегической стабильности и в сфере кибербезопасности – несомненный шаг вперед. Возвращение послов – символический акт, который ценен просто как жест, по существу от интенсивности работы дипучреждений и количества трудоустроенных туда граждан не зависит почти ничего. Судя по отдельным ремаркам обоих президентов, затронуть успели много: бегло, но не бессмысленно, вполне содержательно. Некие "размены" возможны – частные, не меняющие суть отношений.

Вообще, всё было похоже на встречи в верхах классических времён – сосредоточенно, всерьёз, с пониманием реальных ограничителей, но без идеологической предзаданности. Словесный антураж – необходимые декорации, сами ключевые персоны на них не зацикливаются. Байден – фигура, будь он помоложе, любым его собеседникам пришлось бы совсем несладко.

Итоги встречи ничего не гарантируют, улучшение отношений просто не стоит на повестке дня. Однако очерчивание определённых рамок полезно не столько в двустороннем, сколько в общем международном контексте. Ни США для России, ни Россия для Америки главным направлением действий не являются (и тут отличие от настоящей холодной войны). Однако от характера этих отношений зависит достаточно много в том, как складываются связи Москвы и Вашингтона с другими, более существенными партнерами. Женева даёт возможность более детально задуматься о дальнейшей линии поведения каждой из сторон на мировой арене.

Кстати, Америка Байдена эту линию достаточно чётко формулирует – воссоздание Запада в политических контурах холодной войны, основное противостояние – с Китаем, достаточно сдержанная линия в региональных конфликтах, в которых предпочитают при возможности находить местных опорных партнёров, а не солировать. Замена "лидерства" на "возвращение" – тема очень интересная, позволяющая Вашингтону куда большую гибкость.

Приоритеты России тоже меняются, это очень заметно, если смотреть хоть мало-мальски незашоренным взглядом (который на Западе в дефиците). Однако изменения эти только начались, и неизвестно, когда они обретут хотя бы примерно стройную форму…»

Экономист, директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев считает, что стороны остались на прежних позициях, которые, впрочем, скоро смогут и измениться:

«Прежде всего замечу, что сама атмосфера мероприятия была ровной и спокойной. Как я предполагал, самыми простыми для решения проблемами были восстановление нормальных дипломатических и консульских отношений (послы вернутся, персонал миссий увеличится и, вероятно, обмен заключенными соотечественниками (К.Ярошенко, В.Бут и кто-то из подозревамых в киберпреступлениях могут поехать в Россию, а П.Уилан, Т.Рид, и, возможно, М.Калви – в США; тут, замечу, есть большое поле для деятельности: в тюрьмах каждой из стран содержатся до ста граждан другой). К тому же стороны пообещали не начинать друг против друга ядерной войны, что тоже радует.

В остальном встреча оставила Россию и США на прежних позициях. В.Путин получил возможность содержать «господина, который сознательно шёл на то, чтобы быть задержанным» в тюрьме неопределённый долгий срок (Дж.Байден, напомню, пригрозил России «страшными последствиями» только на случай, если этот неназываемый в Кремле человек умрёт). Россия по-прежнему может поддерживать управляемую нестабильность в Донбассе, так как стороны подтвердили приверженность принципиально невыполнимым Минским соглашениям, которые В.Сурков недавно назвал неправдоподобно выгодными для сепаратистов. Москве, правда, предложили воздержаться от атак на целый ряд типов значимой инфраструктуры – но ведь она никогда в таких атаках и не исповедовалась, так что тут практически ничего не произошло.

Самым важным, однако, мне кажется нечто иное. Западные СМИ оценили саммит как явный успех В.Путина (хотя сам он не выражал активной удовлетворённости его итогами). Пока это так, но ситуация может быстро измениться. Как я говорил уже давно, в России сегодня нет внешней политики – вся она - внутренняя; президент не работает на утверждение позиций своей страны в мире, но ориентируется только на укрепление своего личного имиджа в глазах россиян. Это может привести к тому, что в припадке «головокружения от успехов» В.Путин начнёт публично трактовать результаты встречи иначе, чем того хотелось бы его партнёрам, или, паче того, действовать так, как если бы Дж.Байден сдал все свои позиции (чего вовсе не случилось).

Иначе говоря, на саммите США довели до сведения России, что они готовы частично восстановить отношения в обмен, прежде всего, на неухудшение российского поведения и непринятие никаких новых враждебных и дестабилизирующих мер как на уровне действий, так и на уровне риторики. Мне (по крайней мере, на основе оценки пресс-конференции В.Путина) не показалось, что в Кремле этот посыл был услышан. Поэтому я думаю, что в конце этого или начале следующего года мы либо увидим новый саммит – что будет свидетельствовать о развитии начавшегося вчера процесса – либо не увидим его, и тогда впереди нас будет ждать приблизительно то же, что и после встречи в Хельсинки. Дж.Байден сделал свой примирительный шаг, который я бы не стал осуждать. Теперь время В.Путина ответить тем же. Готов ли российский президент жить в мире, в котором его воображаемый соперник не воспринимается как враг, мы скоро увидим...»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter