Рус
Eng
Аббас Галлямов: «Если власть хочет, чтоб народ ей верил - нужно сжать зубы и терпеть»
Аналитика

Аббас Галлямов: «Если власть хочет, чтоб народ ей верил - нужно сжать зубы и терпеть»

16 октября , 12:58
До сих пор соблазн избавить систему от критики постоянно одерживал верх над всеми остальными соображениями, сейчас Кремлю придётся наступить на горло собственной песне и эту критику терпеть

Политолог Аббас Галлямов проанализировал в своем блоге то, как власть и оппозиция готовятся к парламентским выборам, учитывая события последнего времени:

«Пока я выступал на круглом столе, посвящённом теме доверия к избирательной системе и предстоящих думских выборов, Соболь объявила о своём выдвижении и даже обнародовала предвыборную программу. Именно в тот момент, когда она это делала, я говорил о том, что Кремлю, если он хочет, чтобы выборы не привели к кризису легитимности, нужно зарегистрировать несколько самых ярких сторонников Навального - например, Соболь, - и провести в их округах демонстративно честные кампании. Короче, читайте. Ниже - текст моего выступления:

«Отношение к избирательной системе является производной от общего отношения к власти. Четко идентифицировать, что происходит с институтом выборов, большинство граждан не может. Они в этом не сильно разбираются. Во всяком случае пока.

Не случайно самому громкому скандалу, связанному с фальсификациями выборов в российской истории, - восстанию на Болотной - предшествовало падение властных рейтингов. То же самое можно сказать и по поводу прошлогодних московских протестов. Людей взволновала ведь не только и даже не столько проблема недопуска каких-то конкретных кандидатов на выборы в Мосгордуму - кого вообще когда-нибудь этот институт волновал? - сколько общее ощущение творящейся в стране несправедливости. Помните, перед Мосгордумой дело Голунова рвануло? Его тоже никто не ожидал. Но вот такие настроения тогда были.

Идущая сейчас эрозия доверия к избирательной системе также связана в первую очередь с общим снижением доверия к властям. Да, в последние пару месяцев произошла коррекция, но в целом оно продолжается.

Знаете, когда я посмотрел на список выступающих, я понял, что специалистов, которые лучше меня расскажут о процедурных тонкостях и нюансах избирательного законодательства, здесь хватает. Поэтому я решил взглянуть на ситуацию глазами политтехнолога. Человека, который реализует задачи, стоящие перед одним из участников процесса.

Что мог бы сделать Кремль для того, чтобы выборы были восприняты как легитимные? Я не говорю сейчас о таких фантастических вещах как вообще провести честные выборы. Речь - о вещах абсолютно реальных. В первую очередь необходимо обеспечить конкуренцию идей - не формально, а реально. Нужно увеличить доминирование новых лиц. Чтобы они не просто фоном выступали, а чтобы это действительно выглядело как битва нового со старым и чтобы «новое» в конце концов победило. Ключевую роль здесь могли бы сыграть новые проекты вроде партии Прилепина или «Новых людей». Их кампании должны быть очень яркими и проходить не только под лозунгом абстрактного обновления, но и содержать изрядный объём критики режима.

При этом надо понимать, что после участия Собчак в президентской кампании и ее дальнейшего слива, степень резистентности избирателя - в первую очередь правого - к кандидатам спойлерского типа возросла. Чтобы люди поверили, играть надо всерьёз. Вопрос в том, готов ли к этому Кремль. До сих пор соблазн избавить систему от критики постоянно одерживал верх над всеми остальными соображениями. Сейчас Кремлю придётся наступить на горло собственной песне и эту критику терпеть. Не призывают людей на улицу - и Слава богу! Все, других критериев быть не должно. И от священной коровы - не трогать лично Путина - тоже придётся отказаться. Если хотят, чтоб народ во все это поверил, - нужно сжать зубы и терпеть. Не сахарные - не растают.

Придётся допустить до выборов несколько ярких соратников Навального - вроде Соболь - и других лидеров оппозиции, проведя в их округах демонстративно честные кампании. Да, придётся проиграть и затем слушать, что они там будут говорить в Думе. Неприятно, но не смертельно. Вернее смертельно - но на достаточно длинном отрезке, а на длинных отрезках все мы смертны - и уж особенно персоналистские режимы, которым за двадцать. Пора понять, что так же комфортно как раньше уже не будет. Надо понимать, что при электоральном рейтинге главы государства ниже 50 процентов и правящей партии в 30 процентов контролировать все сто процентов мандатов не получится. Если в момент, когда глава государства имел рейтинг под 70 это было не очень демократично, но по крайней мере логично, то когда рейтинг упал заметно ниже половины, это не только не демократично, но и просто нелогично. Вот это отсутствие логики и злит избирателя. Ему кажется, что его за дурака держат. Это битва не столько за демократию, сколько за внутреннюю логичность происходящего.

Теперь о том, что делать оппозиции. Да то же самое, что и сейчас. Собирать круглые столы, обсуждать, возмущаться, писать об этом. Тот факт, что массовый избиратель во всем этом не разбирается и даже не слишком этим интересуется, ничего здесь не меняет. Мы рекламу тоже не любим и не сильно к ней прислушиваемся, однако когда мы идём в магазин, то покупаем именно то, что она нам рекомендует. Здесь количество переходит в качество. Продукт, много раз продекламированный, кажется знакомым и понятным. То же самое и с мыслями. Чем чаще человек слышит, что выборы в стране нечестные, тем сильнее он свыкается с этой мыслью. Тем больше в его голове отпечатывается мысль, что эту власть народ не избирал. В будущем это обязательно сыграет.

Хантингтон писал, что легитимность стоит на двух ногах. Первая - «экономическая». Это когда власть эффективно удовлетворяет запросы населения, обеспечивает решение волнующих его проблем, когда уровень жизни растёт. В такие моменты люди не думают о природе этой власти, откуда она вообще взялась. Вопросами этими они начинают задаваться только тогда, когда с задачами удовлетворения их потребностей власть справляться перестаёт. Вот когда люди недовольны, вот тогда у них и возникает вопрос, а с какой стати нами правят эти люди? Почему именно они? С первой ноги вес как бы переносится на вторую ногу. И вот если вторая - «процедурная», как называл ее Хантингтон, - нога слаба - если люди не считают, что это они сами выбирали эту власть, - вот тогда и возникает проблема с устойчивостью.

До последнего времени с «экономической» легитимностью в России все было в порядке. Народ считал, что по сравнению с 90-мы он живёт неплохо, а в будущем будет жить ещё лучше. Власть твёрдо стояла на одной ноге и проблемы со второй народ не волновали. Только в последние годы наметился тренд на ослабление первой ноги. Только сейчас народ начинает задумываться: а почему, собственно, Путин? Почему «Единая Россия?» Поэтому именно сейчас борьба с административными злоупотреблениями начинает приобретать решающее значение. Большинство массовых выступлений против авторитарных режимов (из самых свежих примеров - Киргизия, Беларусь) сейчас случаются в результате злоупотреблений властей в ходе выборов. Выборы - одна из немногих легальных «точек входа» человека в политику. Ситуация, когда он - в соответствии с законом - имеет возможность оказывать влияние на происходящее в стране. По крайней мере на нормативном уровне люди воспринимают выборы как «своё», как то, что принадлежит им. А когда у людей отбирают то, что им принадлежит, они возмущаются, об этом ещё Макиавелли предупреждал».

Ну и под занавес хочу сказать спасибо «Голосу» и ОГФ, которые организовали это мероприятие и вообще - не теряя надежды, занимаются таким тухлым делом как российские выборы...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter