Рус
Eng
Дмитрий Орешкин: "У государства нефть сдулась, пора опять отжимать налоги"

Дмитрий Орешкин: "У государства нефть сдулась, пора опять отжимать налоги"
Аналитика

16 апреля 2020, 17:34
Photo: https://www.youtube.com/watch?v=SkI74MLci-A
Есть образ государства, а есть реальные функции, которые оно должно выполнять. Что такое государство и какими должны быть взаимоотношения государства и граждан? Этой темы в эфире на радиостанции «Серебряный дождь» коснулся политолог Дмитрий Орешкин.

Инфоповодом послужил мировоззренческий конфликт, разгоревшийся в сети между журналистами Александром Халдеем и Василием Уткиным, отстаивающими противоположные взгляды на роль и значение государства.

«В обществе существует серьёзный ценностный конфликт. Это чрезвычайно важная тема.

Люди, условно мыслящие, как Уткин, говорят государству: слушай, я тебе платил-платил, а ты за мои же деньги устраиваешь мне тюрьму, сажаешь на привязь и ограничиваешь в возможностях делать то и это, при этом у меня нет уверенности в том, что ты обеспечиваешь заботу о моём здоровье, а как это ты так всё?

А для тех, кто мыслит, как Халлдей, включая людей из вертикали власти, государство – это священная драгоценная самодавлеющая абстрактная ценность. Но не только. Гораздо важнее – и, кстати, об этом никто не говорит - что для них государство это ценность синкретическая. То есть нечто неразделённое, единое, сплетённое, не диверсифицированное.

При таком понимании государство - это и страна, и народ, и цивилизация, и история, и культура, и религия, и язык русский, всё что угодно, всё вместе. А на самом деле это не совсем так.

Есть образ государства, а есть отдельно стоящая действительность, где оно выполняет некоторые функции.

Халдей забыл про один пустяк: за последние сто лет в России сменилось три государства, а страна оставалась той же самой.

Была монархия Романовых, была коммунистическая вертикаль Ленина-Сталина, а сейчас у нас капиталистическая буржуазная Российская Федерация.

А сама Россия, в общем-то, как язык, как культура, как все мы с вами, примерно одна и та же, границы только меняются, но, по сути, вот она, родина. Но государства-то было три. И когда Уткин предъявляет претензии к государству, надо бы понять, к какому из них. И очевидно, к третьему.

Халдей корит Уткина за то, что тот не уважает взрастившее и воспитавшее его государство. Но ведь «неблагодарный Вася» был взращён и воспитан другим государством – социалистическим. И, может быть, ельцинским. Это одна сторона дела.

А вторая – такая: если ты считаешь, что гражданин должен любить и ценить государство, тогда будь любезен любить и ценить ельцинское государство, которое было точно такой же функцией, надстройкой над страной, которая ею управляла. И если тебе ельцинское государство не нравилось, тогда признай право Василия не любить государство путинское или брежневское.

Но - нет, господин Халдей такого мыслительного подвига совершить не может.

Для него государство это есть абстракция: там и Иван Грозный, и Александр Невский, и Иосиф Виссарионович Сталин и весь этот зверинец, который мы «должны любить и ценить», потому что это «государство». А на самом деле – нет.

Государство - это достаточно узкая штуковина, надстройка, которая обязана выполнять целый ряд функций, которые, в свою очередь, со временем быстро и сильно меняются.

Такие, как Халдей, остались глубоко в прошлом и этих перемен просто не замечают. Они наблюдают своим умственным взором вот эту вот абстракцию, которую сами же и выдумали, не принимая во внимание, что уже сменились три-четыре государства (если считать, что между ельцинской и путинской эпохами всё-таки была принципиальная разница).

Так или иначе, нас с вами компостируют такого рода вещами. И мы должны об этом задумываться.

Российскому пониманию недоступно: чем больше людей, которые генерируют денежные массы, тем больше денег у этого самого государства. На этом вся Америка стоит.

А мы же богатеев не любим, пытаемся их втоптать, потому что государство – важнее, чем они. Государство из них масло должно выжимать, из этих сволочей, а не просто налогами их питаться, как птичка с ладошки.

Государственные люди - это люди в погонах, и они должны вот такого Васю зажать в тиски, а лучше сразу на дыбу поднять, подтопить, и чтобы потекло, и вот тогда-то мы здесь все накормимся и народ будет счастлив. Логика примерно такая.

В элитах государство было темой постоянных конфликтов. Людовик IV, как все мы знаем, заявил, что «Государство - это я», Анна Иоанновна заключила с дворянством кондиции, а потом, ощутив свою силёнку, их порвала.

Такие понятия медленно формируются, в течение столетий их смысл меняется. И очень важно понять, что мы обозначаем под этими терминами.

Слово «государь» пришло в Московскую Русь из Западной Руси всего за два-три поколения до Ивана Грозного, то есть это времена Ивана III, его дедушки. «Господарь» – это человек, пользующийся всей полнотой частной собственности. Это хозяин. Такое понимание термина государь стало тогда новым для практики политической жизни и имеет аналогии в сфере частного права. Страна для государя - это имущество.

И интересно, что как только появляется такой господарь - частный собственник, знатные люди начинают именоваться холопами. А раньше они были при нём боярами и князьями. Для Ивана Грозного бояре и князья – конкуренты в борьбе за собственность, которая является государством.

Фундаментальная логическая слабость, и моя лично, и тех, с кем обсуждаем это, заключается в том, что мы негодуем, что Российская Федерация это недостаточно правовое государство.

Это не стейт. Я не теоретик, я больше 30 лет работаю в поле. Наблюдаю всё это вблизи. И я до сих пор удивляюсь, почему наше государство, такое европейское, гораздо логичнее смотрелось бы в азиатской методике управления стиля Сталина или Рамзана Кадырова.

Мы сегодня находимся в состоянии «между». Вы предъявляете претензии за то что, государство не стейт и не справляется с набором услуг, которые вы от него ожидаете, потому что вы ему платите налоги, а люди в государстве наверху думают: а вы-то сами, кто такие, ваши налоги нам не нужны, мы из нефти гораздо больше отожмем, а если что – то и из вас тоже, вот отправим в гулаг и будете там трудиться.

Но ситуация меняется, потому что нефть сдулась, а значит, надо опять отжимать налоги.

И сама логика развития событий сейчас нас подводит к тому, что государство вынуждено стать стейтом. Оно вынуждено договариваться с этими людишками, потому что от них получает налоги, а людишки, в свою очередь, хотят узнать у государства, правильно ли их тратят, хорошо ли, что затеяна война в Сирии, может, лучше было бы купить аппарат для искусственной вентиляции лёгких или зарплату врачам прибавить?»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter