Рус
Eng

Эксперты оценили версию Прилепина о том, что преемников у Путина нет и не будет

Аналитика
Эксперты оценили версию Прилепина о том, что преемников у Путина нет и не будет
Эксперты оценили версию Прилепина о том, что преемников у Путина нет и не будет
15 ноября 2021, 19:10Фото: livejournal.com
Перспективы российской власти после 2024 года как были, так и остаются туманными. Со своей интерпретацией того, как там у них наверху, выступил недавно писатель и политик Захар Прилепин. Главный месседж - борьба за власть обострилась. Кто бы сомневался...

Елена Иванова, Наталья Сейбиль

Любимец российского патриотического спектра Захар Прилепин, доказавший свою истинную приверженность русской национальной идее в Донбассе, рассказал о том, что Владимир Путин не только поднял Россию с колен, сохранил страну, но и предотвратил масштабную войну кланов на ниве поиска преемника на 2024 год.

«У каждой силовой структуры уже был свой преемник и они по очереди заводили их к Путину. Они друг друга подсиживали, создавали разнообразные фейки, чтобы одна силовая служба выглядела плохо, и ее преемник вообще не рассматривался. И Путин решил подать сигнал, что сам останется у власти», - поведал городу и миру писатель.

Казалось бы, после того как прошлым летом российская Конституция была приведена в то состояние, которое позволит легалисту Путину без больших потерь перейти очередной Рубикон – выборы 2024 года - все точки над «и» были поставлены. Все изменения в государственном устройстве стали законными на высшем конституционном уровне. Мандат от народа получен. Отчего же нужно опять ворошить недавнее прошлое и снова оправдывать решение, которое страна не только «съела», но и давно переварила?

- Кроме нескольких десятков технических коррекций Конституции, есть существенное изменение центра власти. По сути дела, Путин создаёт постпутинскую Конституцию. Путин считает, что нужно уходить от суперединоличного президенства к некой комбинации сильного президента и коллективного суперпрезидента. И тот факт, что Путин создал постпутинскую Конституцию, которая должна работать после его ухода и создать эффективную, стабильную систему власти, это ясно всем политическим элитам наверху, - объясняет политолог Сергей Марков.

Политические элиты, по определению Маркова, или кланы, в изложении Прилепина – для политологов такое расслоение на самом верху власти - явление нормальное. Кланы, или группы влияния, или лоббисты – это не только башни Кремля. Они есть везде, они были и будут всегда, будь то клан Кеннеди или касты в Индии. Почему же господин Прилепин так сильно боится этих кланов, задается вопросом политолог и эксперт по выборам Дмитрий Орешкин. И сам отвечает: потому что нет нормального, законного, легального, пользующегося доверием граждан института, который мог бы объективно и честно рассудить эти кланы и сказать: большинство граждан за этих, а меньшинство – за тех. Поэтому пусть правят эти, а через четыре года большинство людей решит, стало лучше или хуже.

- Почему-то у нас эта модель не работает, отсюда уже начинаются объяснения: как же без ВВ? Кланы же друг друга сожрут! И нас тоже сожрут. - говорит Дмитрий Орешкин. - Потому что Владимир Владимирович устранил институциональные механизмы, которые ограничивают борьбу кланов, личностей, лоббистских групп, интересов, классов в какое-то легальное русло. Этот институт, который называется выборы, независимый суд, независимая пресса один замечательный персонаж в нашей стране свёл к нулю.

Собственно, ничего нового Захар Прилепин не сказал. Он просто-напросто перефразировал давно известное высказывание спикера Госдумы Вячеслава Володина. «Есть Путин – есть Россия, нет Путина – нет России». В определенном смысле, это высказывание правильно.

- Вся система институций разрушена и заменена компетенцией одного человека. Будь он даже семи пядей во лбу, что применительно к ВВ недопустимо оптимистичное предположение, он бы всё равно не справился с такой огромной страной, с таким огромным количеством проблем, - делает вывод Дмитрий Орешкин.

Развоевавшиеся кланы в российской власти, угрожающие стабильности всей системе, по мнению политолога, не могут представлять опасности для Владимира Путина. И исторические аналогии в данном конкретном случае неуместны:

- Хорошо было уходить или ждать, когда уйдёт Сталин, потому что было понятно, что самый сильный клан – клан Берии. Он всё контролировал и был к этому готов. И только отчаянные поступки Хрущёва, от которого никто этого не ждал, только благодаря отчаянной смелости Хрущёва он смог перехватить власть. Сейчас все кланы – золотовский, патрушевский, чемезовский – ни один из них не уверен, что станет бенефициаром грядущих перемен. Поэтому они тянут.- уверен Орешкин.

Борьба кланов – это не традиционно интерпретируемая борьба либерального и силового крыла политической власти, говорит Сергей Марков. Прежде всего, речь идет о борьбе личностных группировок, куда входят не только одни силовики или либералы:

- Вопросы государственные Владимир Путин не может поручить либералам, иначе они сольют государственность России Западу. Либеральное крыло очень сильно в финансово-экономическом блоке правительства и существует даже засилье либералов в этом блоке. Это крыло очень сильно в СМИ – и Константин Эрнст, и Олег Добродеев подвергаются справедливой критике патриотической общественности за очень большой либерализм. Конечно, в СМИ либеральное крыло очень сильно.С другой стороны, ключевые вопросы государственности Путин доверяет государственникам, прежде всего тем, кто уже занимает важные государственные посты в главных инструментах государственной власти – силовых инструментах.

Политическая элита объясняет необходимость Владимира Путина на самой вершине российского Олимпа разными причинами. По мнению патриотического силового крыла, гибридная война с Западом не завершена. Сергей Марков говорит:

- Если гибридная война Запада против России на уничтожение будет продолжаться, тогда с высокой вероятностью президент будет рассматривать это как верховный главнокомандующий, а в то время, когда президенты могут и должны меняться, верховные главнокомандующие во время войны меняться не должны, должны вести войну до победного конца. Хотя остаётся вопрос, что понимать под победой России в гибридной войне против Запада.

Как оказывается, и оппозиционные круги вполне согласны с ней. Мол, не может капитан бросить руль в бурном море. Но толкование ситуации разное. Дмитрий Орешкин считает:

- Самое лестное – в бурном море капитан не имеет право покинуть капитанский мостик. Возникает вопрос – почему за двадцать лет управления страной он ввёл её в состояние перманентного шторма и теперь не может уйти с капитанского мостика? Хотя в Украине, Британии, США и Германии тоже бывают кризисы, но с капитанского мостика люди уходят. Он не может уйти, потому что с его точки зрения это – проявление слабости. В первую очередь, с точки зрения его внутрироссийского имиджа.

Есть такое мнение в российских политических кругах, что несмотря на все сомнения, Владимир Путин все-таки уйдет. Объяснение простое – уж больно это совсем тупиковый путь. Он означает превращение России в Белоруссию или Туркменистан – страны с нищим населением и элитами, над которыми смеется весь мир. Политолог Аббас Галлямов уверен в этом:

- Путин - это не Лукашенко и не Туркменбаши, ему такой вариант не очень понравится. Превращение в окончательного маргинала его точно не прельщает. Он хочет быть респектабельным и рукопожатным. Правда, помимо этого ему нужны ещё и гарантии безопасности. Их он и пытается сейчас себе организовать. Тот, кто сумеет объединить в себе такие категории как лояльность, надёжность и эффективность, станет преемником. Понятно, что каждый из членов путинского окружения хотел бы видеть на этом посту себя или кого-то из лояльных игроков, в крайнем случае - кого-нибудь нейтрального - но не своего врага. Понятно, что за возможность стать преемником идёт напряжённая борьба.

Отголоски подковерной войны и доходят сейчас до равнодушной общественности.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter