Рус
Eng

Откуда берутся врачи - антипрививочники

Аналитика
Откуда берутся врачи - антипрививочники
Откуда берутся врачи - антипрививочники
8 июля, 11:50
Несмотря на то, что коронавирус постоянно дает все новые и новые мутации, всеобщая вакцинация, по мнению профессионалов, по-прежнему остается единственным средством облегчить пандемическую ситуацию.

Не слишком радостные вести приходят с полей сражения с коронавирусом: пандемия и не думает утихать, вирус продолжает приспосабливаться к человеку, генерируя все новые и новые мутации, из которых отбираются те, которые позволяют ему лучше заражать клетки и/или уходить от иммунного ответа.

Как пишет профессиональный микробиолог и научный журналист Ирина Якутенко в своем блоге, эти мутации могут складываться, то есть, сочетаясь в одном вирусе, давать внезапное увеличение приспособленности с одновременным обезвреживанием многих антител. Такое явление называется эпистаз. Кроме того, в спайк-белке есть больше одного места, изменения в которых дают ему преимущество (не только RBD)…»

Это обстоятельство вовсе не означает того, что вакцинирование бесполезно, просто следует сделать коррекцию на их реальную эффективность. Якутенко по этому поводу отмечает:

«Когда вакцины тестировались, люди в том же Израиле или США сидели в полном или частичном карантине, дисциплинированно носили везде маски, не ходили в рестораны и на просмотр футбольных матчей. И изначальная эффективность в 94% посчитана именно в этих условиях. Если бы ограничения сохранялись, приход дельта-штамма снизил бы ее плюс-минус до теоретически подсчитанных 88%. Но они не сохранились: Израиль, как и после второй волны, поторопился открыть все и отменить масочный режим. Вирус, разумеется, страшно обрадовался и начал распространяться по оставшимся неиммунным и тому небольшому проценту привитых, которые таки его цепляют. Тут надо понимать, что чем больше вируса гуляет в популяции, тем выше риски «пробоя» вакцинного иммунитета (и иммунитета после болезни) для каждого вакцинированного. Одно дело, если вы встречаете зараженного раз в месяц на пять минут, и при этом вы оба в масках, и совсем другое, если вы постоянно натыкаетесь на вирусоносителей, причем без масок и дистанции. В последнем случае шансы, что рано или поздно вам попадется суперспередер с тысячекратным превышением концентрации вируса в верхних дыхательных путях, весьма существенны. (…)

Все это означает, что пока большинство людей не будут иммунизированы, нельзя убирать все ограничения. Да, заболевшие привитые почти никогда не будут болеть тяжело, но они будут заражаться, передавать, хотя и не слишком часто, вирус оставшимся невакцинированным и, да, возможно, в ком-то из них появится вирус, уходящий от еще большего количества антител. Учитывая все еще большое количество непривитых – дети не вакцинированы даже там, где процент иммунизированных взрослых высок – такие штаммы получат шанс на распространение. Опять же, вряд ли они так уж опасны для привитых с точки зрения тяжелого течения – благодаря и оставшимся работающим антителам, и клеточному иммунитету они (пока, по крайней мере) отлично защищены от него. Собственно, это мы видим в том же Израиле: несмотря на рост числа заражений, количество госпитализаций по-прежнему останется низким. Хотя кому-то в силу индивидуальных особенностей организма может и не повезти. Но вот для непривитых новые штаммы могут быть неприятны…»

Однако, несмотря на все объяснения профессионалов, число противников вакцинации меньше не становится. Самое же удивительное состоит в том, что среди них много медиков! Московский врач Сергей Бутрий в этой связи объясняет, откуда берутся врачи-антипрививочники:

«Как вы думаете, что заставляет врачей, людей, получивших хорошее фундаментальное образование, верить в то, что вакцины опасны? Почему врачи становятся антипрививочниками? – задаются вопросом журналисты. Отвечаю.

Да не получили они хорошего фундаментального образования, это миф! Наши врачи, когда на Западе работать хотят, по 2-5 лет учат USMLE или эквивалентные экзамены, то есть всю медицину с нуля зубрят. И чуть менее чем все отзываются потом в стиле: «Боже, как я вообще раньше работал, не зная всего этого?!» О каком «хорошем фундаментальном» вы говорите? Половина коллег пишет с грубыми орфографическими ошибками, гуглить даже на русском не умеют, не читают профильную литературу десятилетиями. В государственной медицине зачастую идет отрицательный отбор, там остаются слабейшие, все кто хоть что-то из себя представляет идут в частную медицину или в хорошие федеральные центры. Российская медицина - это боль и огромная гнойная язва. Население ей закономерно не доверяет, как и правительству - массовая вакцинация в нашей стране была обречена на провал с самого начала. Лично я рассчитываю только на личный специфический иммунитет. Я переболел ковидом в ноябре, потом привился в мае, убеждаю своих пациентов и подписчиков привиться сейчас - это все, что я могу. Делай что должно и будь что будет…»

Вакцинироваться нужно, тут спора нет, но что будет дальше? Какие пандемические перспективы нас ожидают. На этот вопрос Якутенко отвечает так:

«…когда – боюсь, что именно когда, а не если – какой-нибудь вариант приобретет мутации сразу в нескольких таких важных местах (а наличие в этих участках петель делает такой сценарий более вероятным, чем если бы структура была жесткой), народится штамм, по степени опасности перекрывающий все же существующие. То есть случится нелинейный рост его опасности для нас. Это может произойти тем легче, что супер-строгих ограничений на путешествия у нас нет. И если, скажем, калифорнийский штамм окажется в условной Африке или России, где вирусу особенно выгодно и просто – за счет малого числа привитых – приобретать мутации к RBD (ту же Е484К), то он ее приобретет быстрее, чем у себя в Калифорнии. Она наслоится на его хитрые мутации в RBD – и вот тут-то у людей начнутся большие неприятности.

Вряд ли мы прямо вымрем, но вот быстро вернуться к жизни как в 2019-м вряд ли получится. Правда, есть еще момент конкуренции штаммов между собой. Пока, как мы видим, всех обходит более заразный дельта с частичным ускользанием от иммунитета. Теоретически, дельта может не дать этому потенциальному новому штамму распространиться – но может и дать или, скажем, перенять у него какие-нибудь мутации. Предсказать, как будут взаимодействовать друг с другом довольно сложные биологические системы, да еще на фоне активного вмешательства со стороны людей, невозможно. Но одно точно: никто не гарантировал, что коронавирусная эпопея обязательно закончится для Homo sapiens благополучно. Нет такого правила, как бы нам не казалось, что мы цари природы…»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter