Рус
Eng

Закон «Об организации публичной власти»: почему Татарстан против

Аналитика
Закон «Об организации публичной власти»: почему Татарстан против
Закон «Об организации публичной власти»: почему Татарстан против
4 ноября 2021, 10:37Фото: Фото: СоцсетиЗаседание Совета Федерации РФ
Автономии, края и области России недовольны законопроектом «Об общих принципах организации публичной власти», но официально, открыто выступил против него только Татарстан.

Сергей Баймухаметов

О том, какую опасность таят противоречия федерального центра и автономий, напоминают события недавнего прошлого.

После распада СССР в декабре 1991 года государственная система России создавалась заново: старые законы отменены, новых еще нет. В тот критический момент Татарстан и Чечня отказались подписывать Федеративный договор. В Кремле началась паника.

В итоге с Татарстаном заключили в 1994 году отдельный договор, по которому республике были предоставлены расширенные полномочия. Продлив его в 2007 году - на 10 лет вперед.

«Модель договора с Татарстаном родилась в Грозном 14 января 1993 года, - говорил Сергей Шахрай, в то время вице-премьер правительства, председатель Государственного комитета РФ по национальной политике, в интервью журналу «Коммерсантъ Власть» (17.12.1996.) - В Чечне родилась! С Татарстаном она сработала, а с Чечней нет. Я недооценил опасность, что меня могут с этого места сдвинуть. Я не успел закончить - через полгода началась война».

Он же через год, в выступлении на Второй международной конференции по федерализму, Москва 16-17 декабря 1997 года:

«Механизм договора о разграничении предметов ведения и полномочий был предложен руководству Чеченской Республики как схема решения проблем с этой республикой. Соответствующий протокол был подписан с руководством парламента Чечни, который был уполномочен подписывать такие документы согласно чеченской Конституции. К сожалению, эта линия не была доведена до конца».

А вот через 17 лет, в 2014-м, в беседе с корреспондентом казанской электронной газеты «БИЗНЕС Online», выдвинул совсем другую версию:

«Через месяц в Москву прилетел Зелимхан Яндарбиев в ранге вице-премьера (не вице-премьера, а вице-президента Чечни – С.Б.) и привез бумагу о том, что Чечня свои подписи под этим документом отзывает… Одна его фраза меня до сих пор в дрожь бросает: «Сергей Михайлович, мы сейчас разрываем парафированный договор, потому что республике нужна война как способ построения демократического общества».

Чему верить? Увы, результат известен. В итоге конфликт развивался и взорвался Чеченской войной, которая длилась 12 лет, унесла тысячи жизней, оставила тяжелую память и наложила недобрую печать на дальнейшие годы.

В 2010-м вступил в силу закон, отменяющий должность «президент» в автономных республиках. Во всех – кроме Татарстана. Потом что там – отдельный Договор. С тех пор в России только два президента – в Москве и в Казани.

Но в 2017-м действие Договора закончилось. И наступили 4 странных года – в пустоте. Ни продления, ни отмены. То есть Татарстан и РФ живут как бы сами по себе. Ведь первая статья Конституции автономной республики гласит:

«Республика Татарстан – демократическое правовое государство, объединенное с Российской Федерацией Конституцией РФ, Конституцией Республики Татарстан и Договором Российской Федерации и Республики Татарстан «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан».

А если Договора нет, то нахождение Татарстана в составе России – слегка под вопросом? В юридическом смысле.

Замолчанный, отложенный конфликт вспыхнул снова сейчас – в связи с внесенным в Госдуму законопроектом «Об общих принципах организации публичной власти», который должен заменить федеральный закон «Об общих принципах организации законодательной и исполнительной власти в субъектах Российской Федерации».

Основополагающий документ.

Депутаты Госсовета Татарстана единодушно проголосовали против проекта нового закона, который, в частности, устанавливает общее для всех субъектов Федерации наименование должности высшего должностного лица – «глава субъекта Российской Федерации». Но речь, разумеется, далеко и не только о наименовании должности главы одной автономной республики, на чем акцентирует внимание пресса. К законопроекту много вопросов во всех регионах.

«Этот закон в корне меняет полномочия субъектов Российской Федерации, нарушая действующие нормы российской Конституции. Нас заставляют нарушать нормы российской Конституции», - заявил председатель Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин.

Например, по действующему закону главы регионов могут избираться и руководить ими не более двух сроков подряд. А по новому проекту – хоть до конца жизни. Это что-то вроде «пряника». Для отдельных лиц. А вот «кнут» уже для всех. Президент РФ имеет право снимать главу региона в связи с «утратой доверия» - даже не объясняя причин.

Кстати, есть причины или нет их, но своих избранников должен и может, по идее, снимать только народ. Иначе чего тогда стоит выборность, демократия, федерализм, глас и воля народа?

Более того, в законопроекте говорится, что президент РФ вправе объявить выговор главе субъекта «за ненадлежащее исполнение им своих обязанностей».

Не хватает только в угол ставить избранника народа.

Региональные парламенты в случае принятия законопроекта превратятся в пустую говорильню. Депутаты не смогут сами в своем краю устанавливать систему исполнительных органов – только по согласованию с профильным федеральным ведомством.

И, наконец, вот что написано в проекте закона:

«Федеральные органы исполнительной власти могут участвовать в формировании органов исполнительной власти субъекта РФ, осуществляющих государственное управление в сферах здравоохранения, финансов, а также осуществляющих государственное управление в сферах образования, здравоохранения, финансов, а также осуществляющих жилищный, строительный надзор, назначение на должность и освобождение от должности должностных лиц указанных органов исполнительной власти субъекта…»

Иными словами, Москва сможет присылать и сажать в сотни различных местных должностных кресел своих назначенцев. А местные депутаты и губернаторы – смотреть, как пришлые люди хозяйничают в их областях, республиках.

Все это называется «укрепление вертикали власти». Ее непрерывно укрепляют с 2000 года. Тогда же появилось выражение «региональные бароны». Дескать, они сидят в Совете Федерации и препятствуют прогрессивной федеральной власти. Ну, убрали «региональных баронов», сенаторов стали назначать. Например, жительница Москвы с 2002 года представляла интересы Республики Тыва, потом – Брянской области, теперь – снова Тывы.

Укрепили вертикаль. И что в результате? Все структуры теперь работают как часы, наступило благоденствие и процветание?

Может, укреплять следует как раз не «вертикаль», а горизонталь власти, федерализм и самоуправление, провозглашенные в Конституции РФ? Кстати, никакой «вертикали» в Конституции нет.

А новый закон неизбежно вызовет явный или скрытый протест, споры, разногласия, вплоть до обострения межнациональной обстановки в регионах.

Рассмотрение законопроекта в первом чтении планируется в Госдуме на 9 ноября.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter