Новые Известия
Выросший ребенок с обложки альбома Nevermind подал в суд на группу Nirvana
25 августа 2021, 12:15
В мире
Выросший ребенок с обложки альбома Nevermind подал в суд на группу Nirvana
Фото: British GQ
Мужчина утверждает, что изображение нанесло ему непоправимую психологическую травму, и обвиняет причастных к созданию обложки в сексуальной эксплуатации детей.

Спенсер Элден – тот самый младенец, чье фото украшает обложку культового альбома, записанного группой Курта Кобейна в 1991 году, подал иск против всех причастных к ее созданию, сообщает Pitchfork. Элден считает, что стал жертвой сексуальной эксплуатации детей, и требует возмещения ущерба. Среди ответчиков – фотограф Кирк Уэддл, живые участники группы, наследники Курта Кобейна и несколько лейблов, стоящих за альбомом: DGC Records, Warner Records, MCA Records и Universal Music Group.

По словам Элдена, он и его родители не подписывали соглашения, которое бы разрешало использовать его изображение, и не получали за это никакой компенсации. При этом обнаженное фото на одной из самых узнаваемых музыкальных обложек всех времен и народов принесло ему пожизненные психологические и материальные проблемы. Среди ущерба в иске упоминаются не только постоянное эмоциональное расстройство, но «потеря прошлой и будущей заработной платы, прошлые и будущие расходы на медицинское и психологическое лечение, потеря удовольствия от жизни и другие потери». Элден требует возмещения собственных убытков, гонораров адвокатам и судебного запрета всем сторонам «продолжать участвовать в незаконных действиях».

На обложку Элден попал, поскольку его отец был приятелем фотографа Кирка Уэддла, который как-то предложил поснимать ребенка за 200 долларов. Пять лет назад, давая интервью журналу GQ Australia, Элден признавался, что прежде гордился своей причастностью к знаменитой пластинке – у него на груди даже была татуировка Nevermind, – но в последнее время его отношение изменилось: «Я все думаю: «А что, если бы мне было не наплевать на то, что мой долбаный пенис видели все вокруг?» Но у меня не было выбора».