«Лучше завершить традицию»
18 декабря 2014, 00:00
В мире
СЕРГЕЙ ЛАВИНОВ
В удивительно откровенном интервью глава буддистов признался, что может быть последним верховным ламой третьей по числу приверженцев (после христианства и ислама) религии мира. Он считает, что лучше прекратить давнюю традицию, чем делать далай-ламой недостойного, намекая, очевидно, на ставленника Китая.

Четырнадцатый далай-лама, духовный лидер тибетского народа и буддистов, находившийся на своем посту рекордные 64 года, может оказаться последним. По крайней мере сам Лхамо Дхондруб, получивший при избрании далай-ламой новое имя – Чжецзун Чжампел Нгагванг Ешэ Тэнцзин Гьямцхо, такой возможности не исключает. «Институт далай-лам когда-нибудь закончится, – заявил 79-летний лидер в интервью BBC Newsnight. – Всем созданным руками человека институтам рано или поздно приходит конец. Нет гарантии, что следующим далай-ламой не станет глупый человек, который опозорит себя. Это будет очень печально. Поэтому считаю, что будет лучше, если традиция далай-лам завершится на каком-нибудь популярном ламе».

Впрочем, его слова не похожи на обещание. Он оговорился, что решение вопроса, кто станет следующим далай-ламой, будет зависеть от обстоятельств и от того, что решат сами буддисты. Считается, что каждый скончавшийся далай-лама возрождается в теле ребенка мужского пола, которого находят тибетские верховные ламы. Пекин, однако, настаивает, что он имеет право сам выбирать далай-лам. Тэнцзин Гьямцхо же утверждает, что не сможет возродиться в Китае до тех пор, пока китайцы не прекратят длящуюся с 1950 года оккупацию Тибета. Он также требует, чтобы в вопросе выборов духовного лидера отсутствовала какая-либо политика. Для этого далай-лама три года назад отказался от политической власти и остался только духовным лидером тибетцев. Главой тибетского правительства в изгнании был избран Лобсанг Сангай, технократ, получивший образование в Гарварде. Он сейчас возглавляет всемирное движение за права тибетцев и независимость от Пекина, а также правительство, работающее в индийском городе Дарамсала, штат Химачал-Прадеш. Здесь же, кстати, живет и сам далай-лама.

Китайский МИД уже прокомментировал заявление далай-ламы. Представитель МИД страны Хуа Чуньин заявила, что в вопросе возрождения «живого Будды» Китай придерживается «религиозных процедур и исторических традиций», а следовательно, вряд ли учтет мнение далай-ламы.

Тэнцзин Гьямцхо бежал из Тибета в соседнюю Индию после неудачного восстания в 1959 году. Ныне он призывает не к независимости, а к автономии Тибета. Тэнцзин Гьямцхо, являющийся лауреатом Нобелевской премии мира, выступает против насильственных методов борьбы. Несмотря на это, в Китае его считают опасным сепаратистом, который раздувает недовольство тибетцев и ведет с ним борьбу. В 1995 году далай-лама назначил шестилетнего Гедуна Чокьи Ньиму 11-м панчен-ламой, вторым по рангу ламой в буддизме, который играет главную роль в выборе следующего далай-ламы. Торжественной церемонии предшествовали сложные и длительные поиски. Имя Ньиму трижды доставали из колобков из ячменной муки – цампы. На спине мальчика были родимые пятна, похожие на знаки, увиденные в священном озере Лхамо Латцо. Китайские власти признавать назначение Ньиму отказались и на следующий день избрали в Лхасе своего панчен-ламу, пятилетнего Гьялцэна Норбу. Ньиму же через три дня после избрания исчез. По официальной китайской версии, его увезли в неизвестном направлении родители, и с тех пор он якобы живет в уединении и наслаждается покоем. Сторонники же независимости Тибета утверждают, что мальчика похитили, а может, и убили китайские власти. Говоря о «глупом» далай-ламе, который может прийти ему на смену, Тэнцзин Гьямцхо, возможно, имеет в виду ставленника Китая Гьялцэна Норбу, которого большинство тибетцев своим духовным лидером не признает.