По стопам Обамы
16 июля 2015, 00:00
В мире
СЕРГЕЙ ЛАВИНОВ
Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф и госсекретарь США Джон Керри могут стать кандидатами на получение Нобелевской премии мира 2016 года. Об этом заявил после подписания в Вене соглашения по ядерной программе Ирана директор программы разоружения Стокгольмского международного института исследования пробл

В SIPRI поспешили заявить, что выдвигать Зарифа и Керри на Нобелевскую премию мира институт не собирается, но даже если Рауф высказал личное мнение, он наверняка просто стал первым из многих, кому эта идея пришла и еще придет в голову. Понять его нетрудно, особенно если вспомнить присуждение Нобелевской премии мира Бараку Обаме в 2009 году, сразу же после его избрания, то есть авансом. Что же касается Зарифа и Керри, то они вполне заслужили по крайней мере номинацию, потому что были главными участниками подписания действительно исторического договора. Этот договор должен по замыслу пяти ядерных держав, входящих в Совбез ООН (России, США, КНР, Франции и Великобритании), а также ФРГ и ЕС, с одной стороны, и Исламской республики Иран (ИРИ), с другой, ослабить напряженность не только на Ближнем Востоке, но и на всей планете. Конечно, договор мало подписать, его нужно выполнять, но даже его подписание после 12 лет тяжелых переговоров и множества переносов даты подписания дорогого стоит.

О глубоких и многогранных последствиях соглашения по ядерной программе Ирана уже на следующий день после его подписания начали рассуждать все известные и неизвестные политологи. Президент исследовательско-консалтинговой компании Eurasia Group, один из самых известных политических экспертов мира Йэн Бреммер, к примеру, из множества последствий выделил три главных.

Во-первых, договор в Вене обострит отношения между Ираном и Саудовской Аравией, которые уже не один год с переменным успехом борются за лидерство на Ближнем Востоке. Борьба между Эр-Риядом с союзниками из числа арабских монархий с берегов Персидского залива и Тегераном уже не первый год идет на нескольких фронтах. После подписания она может вспыхнуть с новой силой. Саудиты не доверяют иранцам и считают, что они нарушат условия договора. Они уже не раз заявляли, в том числе и на официальном уровне, что подписание соглашения, которое, по их мнению, не помешает Тегерану создать ядерное оружие, будет означать развязывание полномасштабной гонки ядерных вооружений на Ближнем Востоке. Эр-Рияд обещал немедленно активизировать свою собственную ядерную программу. Не исключено, что к гонке вооружений присоединятся и союзники Саудовской Аравии в Персидском заливе.

Опасения арабов вполне объяснимы, потому что и без того мощный Иран теперь получит еще и десятки, а то и сотни миллиардов долларов после отмены санкций. Бреммер считает, что перевес сейчас окончательно склонится на сторону иранцев. Еще меньше верят в искренность иранцев в Тель-Авиве, у которого ядерное оружие уже, судя по всему, имеется. Здесь следует вспомнить неоднократно возникавшие упорные слухи о том, что израильская авиация в одиночку может нанести ракетно-бомбовые удары по иранским ядерным объектам без каких бы то ни было консультаций с Вашингтоном. Соглашение может заставить вступить в союз и непримиримых врагов – Саудовскую Аравию и Израиль, которые уже заявили о создании объединенного фронта против подписанного в Вене соглашения.

Во-вторых, считает Йэн Бреммер, соглашение в Вене снимает с Ирана блокаду и санкции со всеми вытекающими отсюда благоприятными для иранской экономики последствиями. Западные инвесторы ждут разрешения, чтобы броситься в Иран (с его 80-миллионным населением) – четвертое государство в мире по разведанным запасам нефти и второе – по газу. Снятие санкций, по мнению ряда экономистов, может помочь Ирану достичь роста экономики на уровне 8% в год.

В-третьих, соглашение окончательно развяжет Тегерану руки, по крайней мере на это очень надеются в Белом доме, для борьбы с «Исламским государством». Возможности Вашингтона в этой борьбе сильно ограничены. Иран же является наиболее подходящим кандидатом на роль главного борца с суннитскими радикалами. Эта борьба, к слову, является еще одной причиной, которая сделает неизбежной нормализацию отношений между США и Ираном.