Ирина Винер
10 июня 2005, 00:00
Спорт
Оксана ТОНКАЧЕЕВА
10 июня в московском спорткомплексе «Олимпийский» открывается чемпионат Европы по художественной гимнастике. Интерес к нему огромен не только потому, что у «художниц» любой европейский турнир сойдет за событие мирового масштаба. Но и потому, что накануне о своем возвращении в большую гимнастику объявила одна из самых п

– Ирина Александровна, вообще-то начать хотелось с другого, но возвращение Алины все перепутало. Что у нее с ногой случилось?

– Ничего страшного. Просто Алина, как и я, обожает высокие каблуки. Вот и поплатилась. Вышла с тренировки, стала в машину садиться и... нога подвернулась. Расстроилась ужасно. Я – тоже. Потому что номер для гала-концерта в «Олимпийском» она подготовила потрясающий... Но с другой стороны, слава богу, что ничего страшного не случилось и дальнейшим тренировкам это повреждение не помешает. Алина очень хочет выступить на чемпионате мира в октябре в Баку.

– А это реально?

– Для Кабаевой все реально. Она сейчас отдохнула, эмоции ее переполняют. Но надо, чтобы сил хватило пережить все то, что она пережила, возвращаясь после дисквалификации. Только тогда эмоции ее захлестывали в основном отрицательные, а сейчас положительные. Да, девочки молодые очень далеко ушли, но, зная ее характер... Пожалуй, лишь Оля Капранова (одна из надежд сборной России на нынешнем чемпионате. – «НИ») в какой-то степени может похвастаться таким же.

– Есть еще Ляйсан Утяшева – тоже восходящая звезда, полтора года назад сломавшая обе ноги...

– У них с Алиной одинаковые перспективы – вернуться в большую художественную гимнастику. Я всегда говорю, что любой солдат мечтает стать генералом, а любой генерал – встать на свое старое место. Кстати, Утяшева, перенесшая сложнейшие операции, на гала-концерте выступит.

– Ревность девичья пыл не погубит? Вы же за Капранову с Сесиной взялись, Утяшеву. И вдруг пришла Алина...

– Она очень умная девочка. Знает, что я сейчас очень занята, и не претендует на мое внимание. Пошла к тренеру по ОФП (общая физическая подготовка. – «НИ») и спокойно с ним работает. У нее костюм есть такой – резиновый, она в нем вес после дисквалификации сгоняла. Влезла в него опять и такую нагрузку самой себе дает, что даже я, честно говоря, не ожидала. Она задания эти – чтобы сто потов сошло – лет пять назад выполняла. И ничего. Идет мне навстречу, улыбается: «Здрасьте, Ирина Александровна, я очень мокрая». Посмотрим... Пока она в таком режиме работает, а 3 июля приедет к нам на сбор в Хорватию. Там мы и начнем уже что-то конкретное по программам делать. А молодежь это только раззадоривает. Пусть знают, что расслабляться и отдыхать им некогда.

– Вы-то успели отдохнуть после Олимпиады?

– Это как посмотреть. Дело в том, что отдыхать для меня – очень сложное дело. Отдыхать ведь должна голова, так же, как она должна работать, когда ты тренируешь и выступаешь. Так вот как голову «отключить», я не знаю. Наркотики – опасный путь. Пить я тоже не могу – не пьянею. Поэтому, когда сидела дома, мне стало только хуже. Со здоровьем начались большие проблемы оттого, что просто сижу. Поэтому система «белка в колесе» играет свою роль в моей жизни очень здорово. Остановилось колесо – сдохла белка.

– Я почему спрашиваю: вот вы говорите, надо, чтобы сил Алине хватило. А у вас-то сил хватит снова таким генералом командовать?

– Знаете, когда еще несколько лет назад Алина говорила: «Все! Заканчиваю!» – я ей советовала: умоляю, не говори журналистам, что бросаешь гимнастику. Скажи, что идешь отдыхать. Чтобы интерес к себе сохранить и все такое... Она после Афин так и сделала. Но на этот раз я точно знала, что она действительно заканчивает. И она это знала. И вдруг... Перед Олимпиадой, помню, если я не видела в Новогорске ее «Мерседеса», меня начинало трясти. А тут как-то прихожу на базу и вижу: опять стоит эта красивая машина. Спрашиваю: чей «Мерседес»? Мне говорят: «Кабаевой». И меня опять начало трясти...

– Как вы думаете, почему она все-таки вернулась? Предположения разные ходят. Может, стипендия в пять тысяч евро, которую обещают выплачивать действующим чемпионам (и призерам) мира и Олимпийских игр, одна из причин ее возвращения?

– Стимул, конечно, должен быть всегда. В конце концов, где взять такие деньги? Но я не думаю, что для Алины это серьезный стимул. Ее за приличные суммы приглашали на всякие мероприятия просто так посидеть, что-то сказать, даже я ее уговаривала. Но она никуда не ходила. «Не хочу, говорит, ну что мне, сумку от «Дольче Габбана» на эти деньги купить?» А почему вернулась? Понимаете, дело еще в том, что она – артистка. Она отдохнула. Сходила в салон красоты, сделала маникюр и педикюр, потом с подружками в кафе, потом в ресторан или со своим любимым вышла в люди... Но это же все неинтересно. Кровь артистическая течет и бьет в голову. У нее начались видения. Видения зрителей. Она же энергию от зрителей черпала. Как круговорот воды в природе происходит, так обмен этой энергией между ней и залом все эти годы шел. А теперь его не хватает. И ее разрывает изнутри. Алина призналась, что по ночам стала видеть соревнования. Именно видеть! То есть «крыша поехала» окончательно. Она всегда удивлялась раньше: «Все плачут, когда гимн играют, а мне смеяться хочется». А тут вдруг сама под гимн плакать стала. И вернулась. Пришла обратно, как собака на свое место. А хорошо это или нет, не знаю.

– Девочкам отстоять европейский титул без Алины будет трудно?

– На высоте удержаться всегда нелегко. Но Алина, как я говорю, раздвоилась, и у нас в команде теперь две молодые гимнастки – Сесина и Капранова. Плюс очень сильный лидер Ира Чащина. Думаю, вместе они смогут устоять.

– Соперницы наши главные все те же?

– Да, украинские гимнастки.

– А они, как известно, все наши прошлые победы вам никак не простят. Аня Бессонова (чемпионка Европы-2003, ученица украинских тренеров Альбины и Ирины Дерюгиных), например, не так давно в одной телепередаче заявила, что вообще-то Игры в Афинах должна была выиграть она. Но поскольку решено все было заранее, она стала лишь третьей. Нетрудно представить себе ее настроение...

– Не так давно примерно так же говорили и Дерюгины. Доходило до смешного. Я, например, абсолютно уверена: кому быть чемпионкой, решается там, на небесах. Кто заслужил больше, тому и воздастся. Однажды так же перед каким-то стартом в телеинтервью ответила и Алина. Услышав это, Дерюгина пожаловалась другим тренерам украинской сборной: «Видите, даже она сказала, что там уже все решено». Они же уверяли, что высокие оценки Кабаевой и Чащиной – следствие того, что я в техническом комитете ФИЖа (Международная федерация гимнастики. – «НИ») сижу. Сейчас вот членом техкома стала младшая Дерюгина – и что же? Один турнир Гран-при выиграла Капранова, другой Чащина...

– Возможно, такая позиция – мы все равно лучшие – идет у них от советских времен. Когда в сборной СССР все места занимали в основном их ученицы. Вы ведь, работая тогда в Узбекистане, так и не смогли пробиться в сборную со своей ученицей Венерой Зариповой.

– Да, хотя она пять раз становилась чемпионкой СССР. Но Венере не дали возможности раскрыться. Более того, как гимнастку ее просто уничтожили. Досталось и мне. В какой-то момент на меня в КГБ пошли письма, и я перестала выезжать на соревнования за рубеж. Места в сборной СССР тогда действительно были расписаны в основном за Украиной и частично за Россией. К сожалению, Ирина и Альбина Дерюгины – тренеры, которые не приемлют никаких других имен, кроме своих, и в штыки воспринимают любую критику. В какой-то степени их сегодняшнее поведение – следствие того времени. Но страшно не это, а то, что свое негативное отношение ко мне и моим ученицам передается у них детям.

– Понятно, что в двух словах не расскажешь, но как же вам все-таки удалось пробиться?

– Когда я только начинала работать, моих детей называли «обезьянами». Слишком уж рисковые, непривычные для художественной гимнастики элементы они выполняли. А в советской сборной тогда царил строгий, утонченный стиль, основанный на русской классической хореографии. Потом «обезьянами» стали болгарки, которые к тому же очень здорово работали с предметами и выиграли у всех русских. А потом и советские гимнастки стали кувыркаться. И я подумала: почему бы не соединить одно с другим? Пригласила болгарку Люсю Димитрову, и мы стали работать вместе, создавать эту новую программу. Воплотила же идею Алина. А программа, кстати, дала толчок техническому комитету, чтобы поменять существующие правила и сделать их под нас. И сейчас все правила в художественной гимнастике сделаны под Россию, то есть ориентируются на программы наших девушек.

– Но это не означает, что они автоматом должны у всех выигрывать?

– Нет, конечно. Ведь что такое в современной художественной гимнастике высший класс? Это когда ты все самое сложное делаешь, будто танцуешь. И здесь нам есть еще над чем поработать. Я считаю, дело тренеров и спортсменов радоваться только тогда, когда играет твой гимн и поднимается флаг. Как только сошел с пьедестала – ты никто. Все начинай сначала!



Справка «НИ»

Ирина ВИНЕР родилась 30 июля 1948 года в Самарканде. В 1969 году закончила Узбекский институт физической культуры и работала в республиканской специализированной детско-юношеской спортивной школе олимпийского резерва города Ташкента. C 1990 года возглавляет сборную СССР, а затем России по художественной гимнастике. С 1992 года живет и работает в Москве. Вице-президент Всероссийской федерации художественной гимнастики. Вице-президент технического комитета Международной федерации гимнастики. Заслуженный тренер России и Узбекистана. Самые известные ученицы – олимпийская чемпионка Алина Кабаева, серебряная призерка Олимпиады-2004 Ирина Чащина, неоднократные чемпионки мира и Европы Амина Зарипова и Яна Батыршина. Замужем, имеет сына и двоих внуков. Муж – известный бизнесмен, президент Федерации фехтования России Алишер Усманов.