Если нельзя, то можно? Кто торгует в подмосковных электричках
31 августа 2018, 18:29
Общество
Ирина Мишина
Сегодня я проехалась на электричке от Москвы до станции «Правда» и обратно. К этой поездке меня подтолкнуло любопытство. Дело в том, что пригородная электричка сегодня – это что-то вроде магазина на колесах. К тому же дочка попросила ручку-указку с лазерным наконечником.

Ирина Мишина

…Утро началось зажигательно. В вагон зашли 2 парня с гармошками и один с гитарой. Впереди шёл мальчишка лет 10-и с плаксивым лицом и открытым для денег полиэтиленовым пакетом. Гармонисты синхронно начали играть, вступил гитарист с приятным голосом, а потом громко и надрывно, мимо нот, зато «со слезой с голосе» запел пацан: «Помолимся о родителях, живых и небожителях…». Сторублевки только и летели в полиэтиленовый пакет.

Спев половину песни и поняв, что доход получен, гармонисты с гитаристом почему-то заиграли мелодию песни из «Бриллиантовой руки». И пошли дальше. Вслед за ними появилась пожилая дама с микрофоном, которая пыталась продать книги с рецептами солений «всего по 40 рублей». Я посмотрела мельком на её брошюру: размытые картинки и снятый на ксероксе текст делали тайны рецептов практически не декодируемыми. Но народ брал, особенно бабушки, ехавшие на дачу в последний бой с урожаем. В спину продавщице рецептов уже дышал мужчина с ножеточкой за 100 рублей. Он был краток, потому что в спину его толкала активная дама, торговавшая булавками. Цыганка с детьми разных народов, просившая «если нет денег, то просто поесть» замыкала процессию. Она была особенно артистична, временами плакала, молилась, хваталась за голову, падала на колени… Дети повторяли её движения. Судя по всему, спектакль был тщательно отрепетирован. У меня невольно возник вопрос: как представившаяся нищей женщина смогла найти деньги на билет себе и нескольким детям?

Догнать мужика с ножеточкой меня подтолкнуло любопытство. Он курил в тамбуре, дожидаясь следующей станции. «Ну как сегодня, хорошо берут?» - попыталась я завязать разговор. – «Не особенно. Не в форме я сегодня, вчера голос сорвал. Да и товар у меня не особо ходовой. Сейчас жара стоит, многие едут на дачи, поэтому хорошо идёт мороженое, вода и всякие брошюры про овощи-фрукты. Ты бабкам хоть ксерокопию кошек подложи, главное, чтобы на обложке было написано: «100 рецептов солений».

От своего собеседника я узнала, что Ярославское направление сегодня - самое востребованное среди торговцев на колесах. Работают там около трехсот человек. У каждого из продавцов – своё расписание, поэтому одинаковые товары пассажирам не предлагают. И действительно, до станции «Правда» торговцы шли один за другим, и у всех были разные предложения к пассажирам.

На одной из станций я задала сонной билетёрше вопрос: откуда нынче такой наплыв торговцев в электричках и как к этому относятся контролеры и полиция? «Контролеров они не боятся, - было мне ответом. – Да и что может контролер? Оштрафует, а у них за день доход тысяч 70, не меньше. Если хорошо поработать, конечно. Певцов наших видели с мальчиком? Говорят, они настоящие миллионеры!».

Кому принадлежит этот бизнес? Кто его владелец? Куда идут вырученные от этой торговли деньги? Очевидно, что не в бюджет государства. Не удивлюсь, если на торговле в пригородных поездах уже «поднялись» свои «олигархи». Судя по тому, что претензий к ним нет ни у кого, свою «долю» они платят исправно.

Я задала вопрос полицейскому, который дежурил на Площади трех вокзалов в Москве: «Люди, которые торгуют в электричках, имеют на это право? И как полиция относится к ним?». Полицейский ответил неохотно: «А что, они угрожали общественному порядку? Мешали пассажирам? Нарушали? На них очень редко жалуются. А если кто-то напишет заявление – вызываем в отделение, штрафуем…». Я попыталась напомнить стражу порядка, что Административный кодекс предусматривает ответственность за торговлю без регистрации предпринимательства. Но представителя полиции это не смутило.

Однако, масштаб торговли в пригородных поездах с негласного и, разумеется, недоказуемого ведома полиции и контролеров, мог бы приносить неплохой доход в казну государства. Да и пассажиры получали бы качественные товары и сервис. Тем более, что в пригородных поездах понятие о сервисе весьма туманное. Я ехала в электричке в тридцатиградусную жару при закрытых окнах и не работающих кондиционерах. При этом торговцы водой, мороженым, влажными салфетками и даже китайскими веерами сновали по вагонам каждые 5 минут. И, разумеется, пользовались успехом.

Вместе с тем, на официальном сайте «АО Центральная ППК - крупнейший пригородный железнодорожный перевозчик» указано:

«В пригородных поездах запрещается… нарушать общественный порядок и мешать спокойствию других пассажиров… осуществлять несанкционированную торговлю». Но к реальности эти правила имеют очень уж опосредованное отношение. «Новые Известия» попросили Центральную пригородную пассажирскую компанию прокомментировать ситуацию с торговлей. Вот, какой ответ мы получили из пресс-службы этой компании:

«В электропоездах 6000-й нумерации запрещена любая торговля, АО «Центральная ППК» не выдаёт на это какие-либо разрешения. Однако представители компании не могут просто высадить нелегального торговца, если у него есть билет на электропоезд. Кассир-контролер может только проверить проездной документ, а в случае отказа - вызвать полицию. У ЦППК заключён договор только с одной компанией, представители которой занимаются продажей еды и напитков исключительно в экспрессах. Их легко отличить от нелегальных торговцев – они носят форменную одежду с нашим логотипом».

Вообще, о полном запрете торговли в пригородных поездах на законодательном уровне давно ведутся разговоры. Предполагается, что изменения будут внесены в ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в РФ» и в приказ Минтранса № 473 «Об утверждении Правил перевозок пассажиров, багажа железнодорожным транспортом». Оператору пригородных электричек передадут право самостоятельно удалять нелегальных продавцов — сотрудники получат фото- и видеоустройства, чтобы фиксировать факт торговли в поезде. Однако, разговоры и полном запрете на торговлю в поездах пока только увеличивает число нелегальных предпринимателей. Поймать их крайне сложно.

Дело в том, что удалить таких пассажиров-торговцев могут только сотрудники полиции, которых физически не хватает. Лично я за все время поездки не встретила в электричке ни одного. Чтобы получить разъяснения на этот счет, я позвонила в департамент транспорта Москвы. Однако там отказались от комментариев и адресовали в Центральную пассажирскую пригородную компанию. При этом подчеркнули: «ЦППК - это частная, коммерческая организация». Очевидно, что департамент транспорта Москвы пытается снять с себя ответственность и предлагает передать перевозчику полномочия по выдворению нелегальных торговцев. Но перевозчика, судя по всему, пока все устраивает…