Новые Известия
Должен ли отвечать за гибель российских журналистов в ЦАР их работодатель?
28 августа 2018, 22:19
Общество
Должен ли отвечать за гибель российских журналистов в ЦАР их работодатель?
Фото: rueconomics.ru
По ходу расследования обстоятельств гибели журналистов в Центральноафриканской республике (ЦАР) юристы дают комментарии по ответственности работодателей перед сотрудниками, отправляемыми в столь опасные командировки. Называют, в том числе, конкретные статьи и приводят примеры привлечения к такой ответственности.

Основанием для обсуждения стали новые факты - опубликованная переписка погибших Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко, убитых 31 июля в ЦАР, с их работодателями из Центра управления расследованиями (ЦУР) - одной из медиа-структур Михаила Ходорковского. Многие считают, что она может стать причиной привлечения к ответственности тех, кто отправил людей "на убой". Переписка журналистов была опубликована Федеральным агентством новостей.

На сканах переписки видно, что страховка перед поездкой была оформлена лишь одному из троих журналистов - Расторгуеву. А работодатель не самым серьёзным образом отнесся к организации поездки в одну из самых горячих точек планеты. Например, организаторы экономили даже на жилье – вместо охраняемого и надежного отеля выбрали съемное помещение с сомнительными характеристиками, не предоставили журналистам переводчика и охрану – они с большим трудом искали их на месте. Также и приехали в страну по туристической визе, хотя об этом опытные военкоры говорят как о широко распространенной практике - журналистскую визу в воюющие страны выдают очень неохотно.

"По российскому законодательству, направляя людей в командировку, работодатель обязан обеспечить ему условия безопасного труда, - говорит в интервью изданию "Экономика сегодня" профессор кафедры трудового права МГУ Елена Мачульская. – Не понятно, как вообще люди направлялись на работу в другую страну по туристической визе – она запрещает вести какую-либо трудовую деятельность. В РФ для этого нужно по крайней мере купить патент, но едва ли такая система есть в Африке. Потому работодатель явно нарушил закон, направив в опасное место сотрудников и не создав правовые условия для работы в другом государстве.

Ещё одно грубое нарушение – отсутствие мер безопасности. Журналисты ехали в страну, где ведутся открытые боевые действия. В подобных случаях принято связываться с посольством РФ, чтобы оно оказывало правовую или действенную помощь. Опять же о подобных визитах принято ставить в известность местные власти, согласовывать их с миротворческими миссиями. Журналистам в таком случае предоставят охрану и безопасные коридоры для движения. Ничего этого, судя по данным, сделано не было".

Сам Михаил Ходорковский после гибели журналистов сразу же сказал, что россияне прибыли для съёмок документального фильма о деятельности частных военных компаний. Судя по переписке, руководители ЦУР давили на журналистов, требуя любыми методами проникнуть на военные объекты, не обращая внимание на отсутствие аккредитации и отказаться от найденного своими силами с большим трудом проводника. С местным представителем ЦУР Мартином, который должен был изначально решить все проблемы журналистов, они даже не встретились – фактически он не сделал ничего для помощи им. Сразу по прибытии журналистов заставляли сжечь пресс-карты, которые могли бы обеспечить хотя бы минимальный уровень безопасности в общении с местными властями и силовиками.

"По факту убийства российских граждан за рубежом уже работает Следственный комитет – он призван не только разобраться в обстоятельствах смерти людей, но и в том, как они попали в опасную страну, - подчеркивает следователь в отставке, адвокат Павел Зайцев. – Это значит, что в отношении ЦУР будут применены следственные действия. В первую очередь от работодателя потребуют договор, на основании которого журналисты работали на данную организацию. И тут начинаются нюансы.

Есть ли трудовой договор или другие формы, по которым специалисты нанимались для сотрудничества и направления в командировку. Какие средства выделялись на обеспечение всего необходимого в поездке, как организовывалась работа. Довольно часто работодатель стремится сэкономить деньги на командировочных, что прослеживается и в данном случае. Предварительная следственная проверка покажет, обязан ли был наниматель обеспечить сопровождением и охраной сотрудников. А за это в законодательстве РФ, кстати, есть ответственность.

При этом сам факт переписки в мессенджерах и соцсетях вполне может послужить в суде доказательством наличия трудовых отношений. Даже если нет заключенных контрактов, факт начала взаимоотношений между нанимателем и сотрудником фиксируется с момента, когда последний приступил к работе. И работодатель несет полную за него ответственность, включая меры безопасности. Судя по переписке, журналисты явно к работе приступили, а значит, у следствия должны возникнуть весомые вопросы к ЦУР".

Переписка погибших журналистов с руководством ЦУР показывает: им оплатили командировочные, купили дополнительную аппаратуру сверх личной, которую они также взяли в поездку. Им предлагали ехать к "повстанцам", так в ЦАР называют представителей бандитской террористической группировки "Селека". Опять-таки о безопасности такой поездки представители структуры Ходорковского даже не упоминают. Проблемы у журналистов начались уже в аэропорту, впоследствии им пришлось решать "проблемы с жильем и едой". А также "давать взятки" местной полиции, с которой наниматель советует "быть пожестче".

"Вопросы безопасности со стороны работодателя, в том числе в командировке, жёстко регламентируются российским законодательством, - подчеркивает Елена Мачульская. – В том числе есть уголовная ответственность за такие нарушения. Наниматель при оформлении трудового договора априори обязан предпринять все меры, чтобы сохранить жизнь и здоровье сотруднику. И даже если речь идет о гражданско-правовом договоре на выполнение работ и услуг, все равно эти требования работодатель обязан соблюдать.

Если журналисты работали на структуры Ходорковского легально, то согласно федеральному закону №125 "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" работодатель обязан выплатить семье погибшего миллион рублей. Плюс есть ряд других дополнительных выплат, предусмотренных законом. Кроме того, родственники могут обратиться за непокрытой страховкой с иском в суд на основании раздела "Гражданского кодекса" под названием "Обязательства при причинении вреда". Часто суд такие требования удовлетворяет.

Кроме того, родственники погибшего могут взыскать с работодателя компенсацию морального ущерба – здесь уже идет возмещение за нравственные страдания. В этом случае их величину определяет только суд".

По данным фонда социального страхования в России каждый год на работе, в том числе и в командировках, умирает около 2400 человек. Например, в марте этого года в командировке в Москве скончался генеральный директор якутского информационно-издательского холдинга "Сахамедиа" Кирилл Алексеев, и его семья получила все положенные законом выплаты, в том числе компенсации по линии Фонда социального страхования, взносы в который делал работодатель.

Ни руководитель ЦУР Андрей Коняхин ни сам Михаил Ходорковский не отрицают, что наняли журналистов. Но они могли оставить себе юридические лазейки, - во всяком случае, выплат от них семьи погибших пока не получили и сбор денег для них начали друзья и коллеги. Даже самолет для перевозки тел оплачивала компания из ЦАР.

"Компания-наниматель в данном случае может избежать ответственности при помощи юридических уловок, - считает адвокат, эксперт в области гражданского и трудового права Кирилл Чернявский. – К примеру, договоров о найме в любом их виде может не оказаться вовсе. Тогда работодатель заявит, что не поручал людям ехать в Африку, а переписку в мессенджере назовет подставной. Суду в этом случае будет довольно сложно разобраться в деле без "железных" доказательств следствия.

Есть другой вариант – если журналисты работали по гражданско-правовому договору. Наниматель может заявить, что просто поручил собрать для своего проекта данные, но не обязывал людей ехать в Африку – это была их частная инициатива. Тогда предъявить претензии структурам Ходорковского опять-таки сложно: они никого не принуждали ехать в горячую точку, не брали ответственность за людей, а лишь оплатили частную инициативу.

В любом случае, следствию предстоит сейчас серьезная работа. Придется не только поднять все подробности и доказательства договоренностей, но и доказать, что журналистам выплачивались командировочные целевым переводом, проводилась другая специфическая деятельность. Если сами журналисты нанимались на работу "вчерную", без документов, призвать к ответу их нанимателя будет крайне сложно".