Разборчивый почерк
25 марта 2013, 00:00
Общество
ИОСИФ ГАЛЬПЕРИН
В минувший понедельник Верховный суд РФ, рассмотрев апелляционную жалобу, направил на пересмотр в Тверской областной суд дело по обвинению во взятке бывших чиновников – главы администрации Конаковского района Виктора Крысова, его заместителя Виталия Осипова и главы Завидовского сельского поселения Игоря Калачникова. Су

Так история, которую мы хотим вам рассказать, повернулась неожиданной стороной. Но сначала предыстория.

После того как автор этой статьи несколько раз рассказывал в СМИ о жестокой борьбе между родными братьями Ризваном Дамирли и Назимом Дамировым за собственность, к нему обратился Игорь Калачников, проживающий ныне в Лондоне. Он узнал на снимке в одном из опубликованных материалов оперативника Главного управления МВД России по Центральному федеральному округу, который, по его словам, сперва участвовал в уголовном процессе против него и его друзей, а теперь стоит за кулисами другого, гражданского суда. Новый процесс должен определить судьбу нескольких десятков участков земли стоимостью примерно в 15 млн. долларов. Расположены они в окрестностях президентской резиденции «Русь», вокруг Завидово, в Конаковском районе Тверской области.

Взятки не гладки

Калачников до отъезда в Лондон два года назад был успешным предпринимателем, членом политсовета районного отделения «Единой России», главой Завидовского сельского поселения. Он владел несколькими фирмами, которые занимались операциями с земельными участками, особенно лакомыми из-за престижного соседства. Часть бизнеса он вел совместно с местной жительницей Ниной Рябцевой. Некоторые участки принадлежали ей как физическому лицу. Игорь Калачников, имея от Рябцевой нотариально заверенные доверенности, управлял имуществом, так как Рябцева, будучи инвалидом, нуждалась в поддержке. Помогал ей и ее сыну Александру, они даже жили в его квартире.

А в Лондоне, по новой русской традиции, он был вынужден остаться, когда его объявили в международный розыск. Против него, а также против главы администрации Конаковского района Виктора Крысова и замглавы Виталия Осипова было возбуждено уголовное дело. 28 октября 2010 года при получении взятки в 45 млн. руб. (по версии следствия, а теперь – и по отмененному приговору суда) Калачников был задержан, взятка была, по мнению правоохранителей, предназначена Крысову. Он вместе со своим заместителем Осиповым за эти деньги, как прозвучало на суде, должен был исправить одно слово в казенной бумаге по просьбе взяткодателя. А Калачников при чем? Он, как было в Конаково всем известно, долгое время работал вместе с Крысовым в компаниях Прохорова – Потанина, сдружился с будущим главой района. То есть оперативники, среди которых был и узнанный на снимке подполковник тогда милиции Д. Добродеев, задерживая предпринимателя, метили в чиновника. По версии Калачникова, задержание было продуманной провокацией во имя доступа к лакомым землям. А пакет денег в его машину подложил некто Мусихин, который фигурировал на суде как отставной милиционер. Однако, если верить спискам сотрудников МВД, на тот момент он служил, был напарником того же Добродеева. При задержании Калачникову сломали ребра, после чего он уехал из России на лечение.

По мнению известного юриста и правозащитника Михаила Трепашкина, который вникал в эту историю, она действительно похожа на «подставу». Как бы то ни было, Крысов и Осипов были осуждены Тверским областным судом по уголовному делу, которое теперь отправлено на пересмотр. А Калачников заявляет, что уголовное дело сфабриковано, и теперь судится заочно по делу гражданскому.

ОбЗавидовались

Дело в том, что он не может вступить в права наследства. Та самая Нина Рябцева, с которой они помогали друг другу, умерла через три месяца после его отъезда. На ту собственность, что числилась за ней, она оставила завещание, оформленное задолго до всех этих бурных событий и заверенное нотариусом. Перед ее смертью Добродеев с товарищами возили ее на допросы к следователю, где отобрали у нее, непонятно почему, гражданский паспорт. В результате чего Калачников, как объясняет его адвокат Юрий Гервис, не мог во внесудебном порядке вступить в права собственника.

И вот теперь в Конаковском районном суде оспаривается его право на завещанное Рябцевой имущество. Оспаривает сын Рябцевой Александр, нигде не работающий, исчезнувший после смерти матери из деревни. На процесс его привозит все та же опер-компания, отмывшая и подлечившая сильно пьющего человека. Он претендует на несколько десятков участков земли общей стоимостью около 15 млн. долларов.

Ясно, что сам он с таким наследством не управится. Должны помочь доброхоты. Те самые, кто, кроме прочего, оплачивает услуги адвокатов, организует и оплачивает экспертизу, которая должна доказать, что подпись под завещанием Рябцевой поддельная. Те самые, на свиданиях с которыми Нина Рябцева сначала заявляла, что вообще не знает Калачникова (как и ее сын впоследствии), а потом скоропостижно умерла вроде бы от инфаркта. Так и выявляется цель этой рейдер-компании, вновь вскрываются ее методы. Например, давление через смежников. Тот же Добродеев, как рассказывает Игорь Калачников со ссылкой на информацию из Тверского управления ФСБ, уверил всех, что заявления Калачникова с жалобами на беззаконие представителей госвласти от беженца принимать нельзя, поскольку его дело – «особой государственной важности». Он же мягко «порекомендовал» и.о. главы Конаковского района В.А. Поршневу не способствовать получению Калачниковым каких-либо документов, связанных с его бизнесом.

Зато для своих – сверхскоростное прохождение бумаг. Мне уже доводилось писать, как следователи того же главка по ЦФО за несколько часов сумели пройти все обязательные процедуры и обработать сотни страниц, чтобы выполнить срочный «заказ». И в этот раз следователь следственного управления СК России по ЦФО Д. Гайдук, получив вечером 9 июня 2012 года (накануне праздничных выходных) запрос на предоставление документов от адвоката Ф. Шахмагона, представляющего интересы А.Рябцева, тут же выдал, изъяв из уголовного дела, и копию паспорта Рябцевой, и документы по Калачникову. Как только праздники кончились, документы оказались в суде. При этом адвокат Калачникова Юрий Гервис месяцами не мог добиться встречи с тем же Гайдуком, который все время был занят...

Адвокаты Калачникова жаловались на явное предпочтение другой стороне, но начальство Гайдука ответило, что все правильно. Да и начальство Добродеева считает, что все идет как надо. Надо ему, начальству? Например, заместителю начальника ОРБ ГУ МВД России по ЦФО А.С. Мелешко, которому отчитывается по информации на Игоря Калачникова и его родных оперуполномоченный 7-го отдела того же ОРБ Д.В. Добродеев, как видно из копии документа уголовного дела. А не тот ли самый это Мелешко, после знакомства с которым Ризвана Дамирли началось его противостояние с братом? И метод – характерный для рейдеров: сначала надо найти в группе, охраняющей будущую добычу, слабое звено. Тогда – Ризвана, сейчас – Александра. Кстати, адвокат у обоих – один и тот же, Федор Борисович Шахмагон. Именно Шахмагон пытался в августе 2012 года, по поручению своих клиентов, решить все «по-мирному». Но Калачников на сделку по дележу наследства не пошел, посоветовав Шахмагону «не участвовать в преступном сговоре по захвату имущества, я бандитам платить не намерен». Это кого же лондонский беженец называет бандитами? Тех, кто зарится на его завидную завидовскую собственность.

Длинные ветки «вертикали»

Адвоката Шахмагона автор лично видел в Тимирязевском суде Москвы. Там состоялось предварительное слушание дела Ренаты Евстигнеевой, которая обвинялась в том, что подделала подпись Ризвана Дамирли под документами о передаче спорных акций сыну старшего брата, Мураду Дамирову. Евстигнеева, заботливо опекаемая тем же Добродеевым и его коллегами, пошла на сделку со следствием. Люди, стоящие за спиной Ризвана Дамирли, рассчитывали, что благодаря ее признанию Евстигнеева получит свой условный срок, а в приговоре суда будет зафиксировано, что подпись Дамирли – точно поддельная. Не получилось! Судья Галкин сразу после первого закрытого заседания решил, что дело не полностью расследовано, и вернул его в прокуратуру. Так же не получилось и у самой Евстигнеевой, которая после первого материала «И не было лучше брата» подавала иск к редакции газеты «Совершенно секретно» в Пресненский суд о защите чести и достоинства. Судья Коржавина иск отклонила, посчитав публикацию в газете заслуживающей доверия.

Зато застыло на месте основное уголовное дело – по расследованию обстоятельств перехода акций от Ризвана Дамирли к Мураду Дамирову. Удивительно, но до сих пор не допрошены акционеры – доверенные лица старшего Дамирова, Назима, отца Мурада. То есть их письменные показания не проверены следователями. Всего один раз допрашивал следователь Захаров и самого Дамирова. Вместо этого продолжается путаная игра с грозными посланиями следователя. В канцелярию исправительной колонии, где по другому делу содержится Назим Дамиров, в ноябре прошлого года (после выхода первой статьи) следователь Захаров из ГУ ЦФО направляет повестку с требованием прийти в конце месяца в Тимирязевский суд, где 23 ноября 2012 года будут проведены некие действия. Повестка вручена... 20 февраля уже этого года! Но не беда – оказалось, что никаких действий, требующих присутствия Дамирова или его представителей, в Тимирязевском суде тогда не было.

Потом от Захарова приходит еще одно грозное письмо – об отводе адвоката А.Н. Мусаева. Но у Дамирова нет такого адвоката! У него есть другой, из той же коллегии. Кстати, и А.Н. Мусаеву никакой бумаги не приходило. Что это? Напоминает знаменитые бессмысленные телеграммы Остапа Бендера Александру Корейко: «Графиня изменившимся лицом бежит пруду...». Беспорядочный, беспокоящий огонь на этом фронте.

С 2005 года тянется первое дело Дамирова. Жилой комплекс «Звезда России», являвшийся причиной спора, давно построен, все дольщики, когда-то недовольные долгостроем из-за вмешательства химкинской городской администрации, давно живут в трех корпусах. То есть кто же пострадавшие? Нет уже на прежнем месте и главного вроде бы оппонента – главы городского округа Стрельченко. А суд идет. И попутно решает оставить Н. Дамирова под арестом по делу «Звезды России», мотивировка стандартная: «Может скрыться от следствия». Откуда, из тюрьмы? В которой он теперь как бы вдвойне сидит...

Химкинский суд принял это решение после того, как в его кулуарах была замечена фигура все того же Добродеева. Ну казалось бы, какое он имеет отношение к старому делу? Или имеет место просто давление на Назима Дамирова: отдай, мол, собственность, иначе «по-любому» не выпустим. Как-то все вяло. Не слишком решительно. То ли сил не хватает, то ли «крыши». Даже попытки силового захвата здания на Дмитровском шоссе, принадлежащего фирме, из-за акций которой идет спор между братьями, происходят (последняя – в начале марта 2013 года) так, будто рейдеры отбывают повинность. Приедут вечером после работы, «побазарят» с охранниками и юристами – и уезжают. Такой полицейский рейд, отнюдь не с кавалерийской наглостью, подталкивает к разгадке того, кто стоит за атаками на Дамирова и за атаками на завидовские земли. Да никто! Просто части силовой «вертикали», привыкшие работать не на государство, а на «заказчика», решили применить доступные им средства в собственных целях. Сегодня ты поможешь мне отнять беззащитную вроде собственность у аппетитного «лоха», а завтра я помогу тебе. Опер – следователь – начальник отдела – прокурор – адвокат. А если читателю не хватает точных должностей – смотрите в «Совершенно секретно» декабрьское письмо бакинского адвоката Мамедова...

Если есть еще предприниматели кроме Калачникова и Дамировых, готовые предать гласности свои конфликты с Добродеевым и его коллегами, пусть обращаются к автору. Надо же, как говорят эксперты, расширить выборку. Чтобы четче определить почерк.