Новые Известия
Испугались на миллион: москвичка судится с Apple из-за чудищ-зомби в детских играх
25 февраля 2021, 17:19
Общество
Испугались на миллион: москвичка судится с Apple из-за чудищ-зомби в детских играх
В Москве психолог и мама пятилетнего ребенка подала в суд на Apple ... из-за зомби. Рекламные вставки с расчлененкой врываются в приложения с маркировкой 4+, а по смыслу сами чудища – это люди, непривившиеся от коронавируса.

Юлия Сунцова

В последние годы было выпущено немало законов об ограждении детей от нежелательного контента в интернете.

Психологу и маме Марии Мазуриной нашумевшие законы никак не помогли оградить своего пятилетнего сына от интернет-зомби. После нескольких неудачных попыток избавиться от фантастических тварей, с воплями вторгающихся в детскую развивающую игру, она подала иск в Мещанский районный суд Москвы против русского представительства американской компании Apple.

Жалоба по категории «О компенсации морального вреда, в связи с причинением вреда жизни и здоровью [ребенка]» прошла регистрацию и принята к рассмотрению судьи.

«Новые Известия» пообщались с Марией Мазуриной и узнали, почему она решила обратиться в суд.

- Когда ребенку исполнилось пять лет, мы с мужем изучили некоторые мобильные приложения в AppStore для детей и c удовлетворением обнаружили, что создано немало хороших развивающих игр, в ходе которых происходит обучение дошкольников. Несколько таких игровых приложений мы скачали и установили себе на телефон.

Выбирая приложения для ребенка, Мария специально разобралась с возрастным цензом – на всех скачанных приложениях была маркировка 4+. Прежде чем дать телефон в руки сыну, родители сами тестировали игры.

- Я четко слежу за качеством контента, так как понимаю, что в таком возрасте психика ребёнка крайне уязвима. Сначала всё было нормально. Ребенок собирал паззлы. Но в какой-то момент я слышу, как из телефона вместо мелодичной сопровождающей музыки доносится дикий рёв и злобное рычание.

Подхожу к экрану и вижу, как зомби вгрызается в тело человека, издающего последние прижизненные вздохи. Кровь, кишки, куча брызг. Так в детскую игру врывается совсем недетская реклама компьютерных игр для взрослых.

Мария Мазурина попросила ответчиков не показывать зомби по время пандемии

Ребенок, естественно, испугался, разрыдался. Как могла я, естественно, его успокоила: «Малыш, это просто сон, фантазия, не переживай». Удаляю приложение, скачиваю другую игру, где ребенок рисует. Через несколько минут история повторяется. Я, конечно, понимаю, что монетизация – это часть этого бизнеса. Но почему эта реклама в детских приложениях не призывает купить что-то детское, игру с котиками, например. Почему, потребляя подтвержденный магазином контент 4+, ребенок должен смотреть на сцены насилия? - рассказывает Мария.

Может быть, в ином случае родители и не обратили бы внимание на случившееся, но после внезапных встреч с зомби ребенку стали сниться кошмары, он стал бояться темноты, неотождествляемых звуков.

- Живем в двухэтажном доме, и в первое время пришлось везде оставлять свет, потому что сыну казалось, что в темноте обязательно появляются зомби, а света они боятся. Слышит звук – тоже, спрашивает у меня, мол, а может, это они? В какие-то моменты неопределенности у него перед глазами сразу та картинка всплывает. Никогда б не подумала, что таким сильным потрясением это станет для ребенка, растущего в хорошей семье, в безопасной обстановке. Но тем не менее, пришлось применять профессиональные психологические техники, чтобы этот вред нивелировать.

«Истец считает, что данные рекламные вставки вызывают негативное влияние на психику детей и взрослых, вызывают и увеличивают фоновую тревогу, вызывают недоверие к безопасности вакцин от коронавируса, что в итоге может повлечь за собой ослабление иммунитета у населения. Ослабление же иммунитета во время пандемии коронавируса может привести к дополнительным всплескам заболеваемости в наше непростое время. Также подобные рекламные ролики вызывают страх к зомби у детей», - говорится в иске.

Мария Мазурина оценила причиненный ребенку и ей моральный вред в 1 миллион рублей, и в требованиях к ответчикам, помимо выплаты компенсации, просит обязать компанию усилить модерацию видеорекламы в приложениях на мобильных устройствах, а также удалить рекламу с участием зомби на время пандемии из мобильных приложений.

Представитель Марии Мазуриной в суде - юрист Андрей Сергеев считает, что ответственность за подобные интернет-происшествия несет площадка – то есть магазин он-лайн приложений AppStore.

- С точки зрения российских законов вроде бы всё и отрегулировано, и превентивные меры должны работать. Федеральный закон №436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» запрещает показывать детям сцены насилия, будь они даже нарисованы. Распространять это через интернет нельзя. Административный кодекс предусматривает ответственность по ст. 6.17 с наложением штрафа до 50 тысяч рублей. Однако фактически реклама в приложениях со стороны программного обеспечения для мобильных устройств не модерируется или модерируется с большим опозданием. Плохие входные фильтры – это проблема площадки. Вместе с тем, недостаточное внимание уделяют проблеме надзорные органы – Федеральная антимонопольная служба и Роспотребнадзор. Приложения закачиваются на площадку, в данном случае AppStore, и ее модераторы должны следить, какая реклама допустима, а какая нет, алгоритмы искусственного интеллекта позволяют это отслеживать и блокировать. Я думаю, что несколько показательных штрафов на крупные суммы решили бы проблему за десять дней, - комментирует юрист.

«Новые Известия» направили запрос в ООО «Аппл Рус» с просьбой прокомментировать установленные факты рекламы со сценами насилия в детских игровых приложениях.

Ведущий юрист юридической фирмы "Intellect" Михаил Хохолков:

В России основной закон, регулирующий контент для детей - N 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Этим законом предусмотрено пять категорий возрастной маркировки информационной продукции (игр, книг, телепередач и другого контента): 0+, 6+, 12+, 16+, 18+. Маркировка призвана дать родителям информацию о содержании контента - только и всего. Или в кинотеатр подростка не пустят, если там транслируется фильм 18+. Аналогичных технических возрастных ограничений для пользователей интернета и мобильных игр нет. Не создано еще заслонов, которые проверяют паспорт и отказывают детям, если контент не предназначен для их возраста. Есть, пожалуй, только одно ограничение, установленное законом № 436-ФЗ — это запрет на раздачу Wi-Fi без смарт-фильтров. Но если несовершеннолетний все же получил доступ к интернету, то дальше эти запреты не действуют.

В Федеральном законе №38-ФЗ «О Рекламе» есть только одна статья, защищающая несовершеннолетних. Проблема в том, что ограничения относятся только к содержимому рекламы. Например, в рекламе не должно быть сцен насилия, не должно создаваться впечатления о том, что обладание рекламируемым товаром ставит одних детей в предпочтительное положение перед их сверстниками, нельзя формировать комплекса неполноценности у несовершеннолетних, не обладающих рекламируемым товаром и нельзя показывать несовершеннолетних в опасных ситуациях. Но (!) закон не регулирует каналы распространения рекламы — нет никаких ограничений, например, по возрасту детей, для которых предназначается показ рекламы. Для мобильных игр, распространяемых через мобильные сторы (магазины приложений), законодательство выдвигает свои требования по контенту для детей, но так как Google и AppStore – американские компании, подчиняются они требованиям законодательства США (с 1997 года это COPPA – закон о защите конфиденциальности детей в интернете). Недавно, например, Google выплатил свыше 200 млн долларов штрафа за то, что в детском контенте показывали таргетированную рекламу. У нас, в России, помимо того, что сама площадка, магазин приложений – это зона иностранной юрисдикции, есть еще некоторые законодательные неувязки в требованиях и к рекламодателю, и к рекламораспространителю (в законе они разделены), и к владельцу приложения, и к создателю рекламной продукции. Поясню. Владельцы приложения не всегда контролируют, какая именно реклама будет показана в их приложении. Они просто ставят разрешительную галочку о том, что в принципе разрешают рекламу в своем приложении, знают, что какая-то реклама будет рандомно взята из рекламной сети и показана в их приложении. Владелец приложения в этот момент становится рекламораспространителем, но он не определяет содержимое рекламы. Рекламодатель тоже не знает, в каком именно приложении будет показана его реклама. Соответственно, кто должен отвечать за то, что ребенку показали рекламу со страшными сценами?

По идее можно пожаловаться на интернет-рекламу через встроенные в приложения и в рекламные сети технические возможности. Тогда, например в Google приходит уведомление о том, что какая-то реклама содержит сцены насилия, и компания предпринимает меры реагирования – блокирует рекламный кабинет рекламодателя или саму рекламу. Но это уже пост-реакция. Дети запрещенку уже увидели.

Перспективы разбирательства в ФАС довольно туманны, в первую очередь, потому что нарушение должно быть зафиксировано. А сделать это с выскакивающей на секунды рекламой и непониманием, когда она выскочит в следующий раз и выскочит ли вообще – проблематично. ФАС не поможет, если нет доказательств распространения определенного контента.

Какой выход из сложившейся ситуации? Во-первых, создание дополнительных фильтров у владельцев приложений и в рекламных сетях. Например, выпуская детскую игру, владельцам, помимо общей разрешающей рекламу галочки, должен быть доступен еще ряд параметров – какая реклама не может попадать в их приложение. Если такой такой возможности нет, он или разрешает рекламу и понимает, что может пройти на что-то неприемлемое, а, значит, готов отвечать, или отказывается от показа рекламы в своем приложении вообще, но значит - лишается монетизации, и не понятно зачем работал и выпускал приложение. Рекламодатель со своей стороны должен четко и добросовестно маркировать свою рекламу, он не должен стремиться обойти запрет, не должен делать так, чтоб при взаимодействии с рекламной площадкой был заявлен один контент, а фактически транслировался другой. Контроль должен быть и со стороны мобильных маркеротов - Google play и AppStore. А раз уж они работают на российского потребителя, то должны полностью соответствовать российским законам, а также тщательнее модерировать контент при загрузке ролика в рекламную сеть для мобильных приложений.

Юрист, управляющий партнер Адвокатского бюро Москвы "Матюнины и партнеры" Олег Матюнин:

- В описанной ситуации хотелось бы обратить внимание на три важных момента. Во-первых, интернет, смартфоны и мобильные приложения, по моему мнению - не самое лучшее пространство для детского досуга, тем более для малолетних. Это научно доказано. Во-вторых, вспомним историю становления Сети и развития интернет-технологий в нашей стране. Государство не создавало интернета. Запреты и ограничения в этой сфере появлялись постепенно, часто со значительным опозданием. Защитить всех от всех интернет-угроз на законодательном уровне невозможно. Технологии пока опережают законодателя. В-третьих, интернет-пользователи взаимодействуют буквально со всем миром. И с юридической точки зрения это проблема, потому что условному разработчику игры и рекламодателю из Калифорнии, Сингапура или Германии наше национальное законодательство не особо интересно.

Закон о защите детей от вредной информации распространяется на программы, включая мобильные приложения, и не распространяется на рекламу. В законе о рекламе линия защиты детей от вредного влияния проработана слабо. Отдельных статей, посвященных особенностям распространения рекламы через мобильные приложения, нет. В общих требованиях к рекламе закреплено, что она не должна побуждать к совершению противоправных действий, а также призывать к насилию и жестокости. В соответствии с Законом об информации возможна блокировка сайтов на которых содержится информация, направленная на склонение или иное вовлечение несовершеннолетних в совершение противоправных действий, представляющих угрозу для их жизни, здоровья либо жизни или здоровья других людей. Родители, чьи дети насмотрелись агрессивной рекламы в "детских" играх, могут направлять жалобы в два органа власти:

1) Федеральную антимонопольную службу, которая занимается контролем рекламы,

2) Роскомнадзор, который занимается контролем Интернета.

Но! Если хочется более быстрых и эффективных решений, то вместо оставления малолетних детей со смартфонами лучше почитать с ними книги.