Новые Известия
«Наполеоновский театр»: фальшивый эксперт из Томска приговорил памятник истории
19 мая 2020, 10:32
Общество
«Наполеоновский театр»: фальшивый эксперт из Томска приговорил памятник истории
Эпидемия коронавируса в Москве странным образом совпала с эпидемией архитектурного вандализма. Столица может лишиться «Дома Позднякова» - бывшей усадьбы князя Юсупова. Дом, в котором был оборудован театр для Наполеона во время нашествия французской армии в 1812 году, судя по всему, не переживет нашествия застройщиков.

Ирина Мнишек

Дом на Большой Никитской, 26/2 знает всё архитектурное сообщество столицы. Он входит в Альбомы зодчего Казакова - свод лучших домов Москвы XVIII века. Именно с этим домом связана фантастическая история «Наполеоновского театра», который размещался в разоренной столице во время французской оккупации. В сожженной и опустевшей Москве 1812 года этот дом удивительным образом уцелел, поскольку его выбрал для своих целей Бонапарт: он приказал открыть в этом доме театр. Дело в том, что до войны 1812 года в Москве была французская труппа, и часть актеров осталась в городе. В доме на Большой Никитской была обнаружена театральная сцена, которую привели в порядок и повесили занавес, сшитый из парчи. 13 сентября 1812 года «Наполеоновский театр» открылся двумя представлениями. Наполеон нередко посещал этот театр.

План особняка и усадьбы на Большой Никитской, датированный началом 19-го века.

В историю Москвы этот дом вошел также как место, связанное с именем А.С.Пушкина. В 18-м веке его владельцем был обер-гофмаршал Григорий Орлов. В начале XIX века дом и усадьба принадлежали генералу Петру Андреяновичу Позднякову. При нем в доме также располагался театр. Спектакли в нем ставил знаменитый актер Сила Сандунов.

Учитывая необычную историю этого здания, в 1989 г. «Дом Позднякова» внесли в списки «выявленных объектов культурного наследия». Его строение №1 было отнесено к числу «памятников истории». В 2003 г. строения 2 и 3 были также включены в списки «выявленных объектов культурного наследия».

Однако, постепенно этот дом начали «разбирать на части», снижая статус различных его корпусов. Так, в 2005-м году было решено не сохранять в списках «выявленных объектов культурного наследия» строение 2 и строение 3. Вскоре после этого, как и следовало ожидать, появился первый застройщик. Правда, перед этим, еще в 2004 году, правительство Москвы признало строения усадьбы аварийными, подлежащим отселению и реконструкции. Близкий к правительству Лужкова инвестор Григорий Скуратовский (ЗАО «НИО») планировал снести и заново построить флигели, замыкающие двор (строения 2, 3), вырыть подземную парковку и перекрыть весь ансамбль крышей на высоте главного дома…

"Дом Позднякова" удалось отстоять от сноса в 2005 году, но атаки застройщиков на "лакоый кусок" московской земли возобновились через 15 лет .

« Тогда на защиту дома поднялись не только градозащитники, но и последние его обитатели. Им удалось оспорить заключение об аварийности, а в 2010 году, со второго захода, добиться признания выявленным памятником всей усадьбы в составе трех строений. Кульминацией борьбы стала попытка выселения защитников дома в 2008 году, когда судебные приставы были усилены кинологами, которые, в отсутствие собак, насмерть расстреляли шприцами…кошек», - рассказывает координатор «Архнадзора» Рустам Рахматуллин.

Эти подъезды помнят Пушкина и графа Григория Орлова.

Но настоящая трагедия постигла "Дом Позднякова" в наши дни. Она совпала с периодом эпидемии и самоизоляции. Думается, произошло это не случайно: митинг градозащитников в нынешних условиях не соберешь, протест не организуешь. Не выйдешь с плакатами: « Нет эпидемии вандализма!», «Вандалов – в изоляцию!»…

Итак, 15 мая 2020 года на сайте правительства Москвы был опубликован для общественного обсуждения акт государственной историко-культурной экспертизы выявленного памятника «Дом Позднякова» по адресу: Большая Никитская улица, 26/2. «Цель этой экспертизы – отнесение усадьбы XVIII века, «зависшей» в перечне выявленных с 2010 года, к «памятникам регионального значения». Эксперт, архитектор-реставратор из Томска Петр Зыбайло, аттестованный Министерством культуры в прошлом году, рекомендует отказать в охране одному из трех строений и сформировать территорию усадьбы-памятника с исключением из нее усадебного двора», - отмечают координаторы Архнадзора.

И вот тут начинается самое интересное. Почему эксперта надо было выписывать из Сибири? Неужели в департаменте культурного наследия Москвы не нашлось никого из московских экспертов для решения судьбы одного из самых знаменитых московских домов? Неужели все московские эксперты разом заболели или оказались на самоизоляции?

К слову сказать, Петр Зыбайло, росчерком пера собирающийся уничтожить одно из «знаковых» московских строений, специалист в некотором роде удивительный: в экспертизе он пишет «ЮНЭСКО», а советскую исследовательницу Е.А. Белецкую считает… современницей зодчего М.Ф. Казакова, поскольку называет ее «составителем» его «Альбомов» 1790-х годов. А Департамент культурного наследия Москвы в свою очередь публикует все это на своем официальном сайте.

Теперь давайте разберемся, кто же заказчик этой экспертизы. И тут возникает вторая загадка. Заказчиком экспертизы указана индивидуальный предприниматель Мария Вадимовна Ольшанская, в профиле которой значится внушительное количество видов деятельности - от ресторанов до гидрометеорологии. Та же госпожа Ольшанская выступала заказчиком приспособления для ресторана помещений в доме графа Орлова на той же Большой Никитской улице. Партнеры Ольшанской по ООО «УК «Благо» входят в ТСЖ «Неопалимовский», известное как инициатор сноса дома Черникова. Но самое интересное то, что ее полное имя совпадает с именем общественного уполномоченного Москвы по культуре, советника руководителя Департамента культуры. Кстати, еще одна интересная деталь: в послужном списке Марии Вадимовны Ольшанской - работа в девелоперской компании «Баркли». Здесь, видимо, и следует искать разгадку экспертизы, проведенной никому не известным экспертом из Томска, который подвел одно из самых известных московских зданий, по сути, к сносу.

Раз уж мы заговорили о девелоперах, небезынтересно будет узнать, кто потенциальный застройщик пространства бывшего «Наполеоновского театра» - «Дома Позднякова». В 2017 году усадьба была продана с аукциона Открытому акционерному обществу «ФОКУСАЛЬФА». Исторический памятник оказался в руках группы людей, которые стояли за сносом доходных домов на Варварке, 14 и усадьбы Неклюдовых на Малой Бронной, 15, а также за угрозой сноса дома Булошникова на Большой Никитской, 17. Каждый снос оборачивался громким скандалом, но девелоперам все почему-то сходило с рук. Они безнаказанно шли напролом. Почему? Дело в том, что в этой группе лиц пресса называет имена Сергея Мефедова и Андрея Маталыги, связывая их с Артемом Дюминым, младшим братом губернатора Тульской области. Его старшего брата, Алексея Дюмина, эксперты долгое время называли вероятным преемником действующего президента . Слухи рассеялись, но «наполеоновские амбиции» у семьи Дюминых, видимо, остались.

П.С. Как стало известно, Департамент города Москвы по конкурентной политике выставил на торги площади в здании "Дома Позднякова". Помимо исторического театрального объекта, покупатель получит помещения в двух соседних строениях. Стартовая стоимость лота — 462 миллиона рублей, говорится в сообщении, опубликованном на сайте департамента.