Экзамен на хитрость
11 июня 2013, 00:00
Общество
ДИАНА ЕВДОКИМОВА, ЕЛЕНА СОКОЛОВА
В четверг в России пройдут последние ЕГЭ – по географии и литературе. У большинства выпускников ответы на задания этих экзаменов уже есть. В нынешнем году утечки заданий в Интернет стали нормой, причем занимались этим как школьники, так и имеющие доступ к материалам ЕГЭ взрослые. Популярным стал и так называемый ЕГЭ-ту

Московская одиннадцатиклассница Елизавета Сверидова (имя изменено) уже за два дня до любого из экзаменов ЕГЭ имела КИМы (бланки с заданиями). «Ответов не было только на русский. Вернее, они тоже были, но в огромном разнообразии, и понять, какие из них верные, было невозможно. Хотя после экзамена и их нашли. А на остальные экзамены КИМы выложены в свободном доступе по всей Сети», – рассказала «НИ» девушка. Она утверждает, что сама целенаправленно ответы не искала. Ей все переслали одноклассники, которые разными путями находили варианты: «Кто-то покупал, кто-то искал в Интернете, кто-то в социальной сети, кто-то везде сразу, а кто-то, как я, ждал, пока они там определятся, и скачивал у одноклассников». Выпускница утверждает, что по одному из предметов правильные ответы ее одноклассники купили за 10 тыс. рублей – 20 человек скинулись по 500 рублей: «Деньги переводили на какой-то веб-кошелек». Девушка добавляет, что, поскольку варианты были известны заранее, весь класс их решал, и уже не было нужды нести шпаргалки, хотя собеседница «НИ» признается, что шпаргалки с правилами на всякий случай брала с собой.

«2013 год: вся страна жульничает на ЕГЭ» – так назван представленный на днях доклад Аналитического центра при правительстве РФ. Автор доклада, руководитель дирекции по инновациям центра Юрий Аммосов утверждает, что утечки материалов ЕГЭ происходят на всех уровнях – от федерального до местного, так как доступ к КИМам имеет огромное количество людей, а число вариантов ограничено 35-ю. Кроме того, по словам г-на Аммосова, результаты ЕГЭ – один из критериев оценки работы региональных и местных властей. В результате региональные власти заказывают избыточное количество бланков, которые затем похищаются, а на местном уровне нарушается и порядок транспортировки материалов, и в школы допускают посторонних, и закрывают глаза на списывание и копирование. «Нет стимула быть честным», – делает вывод г-н Аммосов, поясняя, что вероятность попасться на экзамене составляет всего 0,0183%, но зато вероятность поступления в вуз при списывании ЕГЭ – более 99%. При честной сдаче экзамена эта вероятность снижается до 51%.

Глава Российского студенческого союза (РСС) и член общественного совета при Минобрнауки Артем Хромов рассказал «НИ», что сумел получить КИМы за несколько дней до экзаменов: «Накануне экзаменов по русскому языку и математике у меня были правильные контрольно-измерительные материалы с проставленными ответами. В этом виноваты чиновники, которые продают абитуриентам экзаменационные вопросы». По словам г-на Хромова, он хотел доказать, что КИМы уходят не от школьников с Дальнего Востока, где экзамен начинается раньше, чем в остальной части страны, а гораздо раньше, от других людей. Глава РСС утверждает, что материалы ЕГЭ купил и что также купить их могли все выпускники.

Те же, кто не хотел платить, получали бланки заданий бесплатно. Например, школьница из Москвы Елизавета Яковлева добыла ответы перед экзаменом, хотя и не собиралась их искать. «Когда я утром пришла в свою школу, откуда мы должны были идти в пункт проведения экзамена, я увидела, как возле одного мальчика стоит толпа. Оказалось, он обо всех «позаботился» и на распечатанных листочках мелким шрифтом были написаны ответы», – рассказала «НИ» девушка. Однако она утверждает, что листочки взяла «ради интереса», а ее варианта в них не было и она все сделала сама: «Когда экзамен закончился, я узнала, что у кого-то сошлась часть В, у кого-то несколько вопросов из А, кому-то правильно была подсказана проблема в сочинении».

Зачастую выпускники и их родители действовали в сговоре с учителями. Так, 3 июня во время сдачи ЕГЭ по математике в городе Благодарный Ставропольского края прокурорская проверка обнаружила в школе, где проходил экзамен, людей, не имеющих отношения к его проведению (по закону место проведения ЕГЭ должно быть изолировано от посторонних), а возле школы стоял микроавтобус, в котором находились «учителя и родители с конспектами по математике, материалами ЕГЭ и компьютерной техникой».

На «горячую линию» Общественной палаты поступило уже более 4 тыс. звонков, касающихся ЕГЭ, рассказала «НИ» замглавы комиссии по развитию образования Общественной палаты РФ Любовь Духанина: «Родители недоумевают, почему государство не справляется с задачей проведения независимого экзамена». По словам г-жи Духаниной, уже после первого экзамена звонившие возмущались тем, что задания легко можно найти в Интернете. Кроме того, в нынешнем году стал популярен так называемый ЕГЭ-туризм: «Люди едут из города в село. Нам звонят и говорят, что отправили ребенка в другой район, потому что там легче и дешевле сдать». По мнению Любови Духаниной, «уже есть основания для того, чтобы государство изучало миграционные потоки детей, начиная с 10-го класса».

Расценки за купленный результат ЕГЭ, по утверждению г-жи Духаниной, колеблются от 20 до 120 тыс. рублей в зависимости от региона и количества баллов: «Деньги сдаются заранее, а в тот момент, когда ребенок его сдает, ему либо вносят решенный вариант, либо помогают другим способом. При этом многие жалуются, что даже за деньги им учителя нормально написать ЕГЭ не могут». Взятки также берут в апелляционных комиссиях, утверждает Любовь Духанина.

Нарушениями во время ЕГЭ не довольны и члены межрегионального профсоюза «Учитель». На своем сайте 5 июня они опубликовали открытое письмо министру образования РФ Дмитрию Ливанову. В нем они потребовали обеспечить честное проведение экзаменов, «реальный, а не фиктивный запрет пользоваться мобильными телефонами» и наказание причастных к появлению материалов ЕГЭ в Интернете, так как «нарушения производят развращающее впечатление на молодых людей».

«Тот масштаб утечек, которые мы зафиксировали в этом году, говорит, что утечки происходят на федеральном уровне из тех организаций, которые непосредственно занимаются ЕГЭ: Минобрнауки, ФИПИ (Федеральный институт педагогических измерений. – «НИ») и, может, Рособрнадзор», – говорит «НИ» сопредседатель профсоюза «Учитель» Андрей Демидов. Он предположил, что в сфере ЕГЭ есть «мафия, которая за несколько лет нашла все ходы и выходы, купила всех кого надо».

Рособрнадзор отчитывается о закрытии сайтов и групп в соцсети «ВКонтакте», где выкладывают материалы ЕГЭ, а также о лишении аттестатов тех школьников, которые в этом были замечены. Таких уже набралось более 60 при том, что всего ЕГЭ нынешним летом сдают 816 тыс. выпускников, которые претендуют на 416,3 тыс. бюджетных мест в вузах.

В минувшую среду помощник президента России Андрей Фурсенко заявил, что за «сливы» материалов ЕГЭ должна быть уголовная ответственность: «Размещение в Интернете вариантов ЕГЭ является уголовным преступлением, и это дело для правоохранительных органов. Я надеюсь, что дела, связанные с размещением вариантов ЕГЭ, будут доведены до логического конца – до суда». В четверг вице-премьер РФ Ольга Голодец сделала похожее заявление: «Это уголовное преступление. По каждому случаю выкладывания ЕГЭ и попадания реальных результатов в Сеть ведется следствие. Меры будут не просто обнародованы, они будут самыми жесткими по отношению к тем людям, которые совершили такое преступление».

Министр образования и науки Дмитрий Ливанов на встрече с Владимиром Путиным сообщил, что министерство «уже направило заявление в полицию, чтобы она разобралась с утечками и мошенниками, которые на этом наживаются». Первые задержанные уже есть: 4 июня был арестован сотрудник Центра мониторинга и статистики образования Минобрнауки Кабардино-Балкарии, который продавал бланки ЕГЭ за 120 тыс. рублей.

Эксперты предлагают другие решения. По мнению Юрия Аммосова, нужно «максимально ограничить доступ к хранению и транспортировке КИМов, разбить варианты по часовым поясам или перенести начало экзамена в восточных регионах на 1–3 часа», а также «ввести коллективную ответственность, когда из-за одного нарушителя аннулируются результаты всех сдающих в этой аудитории». Г-н Аммосов также считает, что нужно перейти «от бумаги к цифре» – сдаче ЕГЭ на компьютере, поскольку так будет легче защититься от утечек, вычислить их и обеспечить большее количество вариантов. Еще одно предложение – передать проведение ЕГЭ в руки одного или нескольких частных независимых операторов. Артем Хромов полагает, что регионы должны перестать отвечать за результаты ЕГЭ, а сам экзамен следует проводить как в письменной, так и в устной форме.

Однако любое нововведение может разбиться о недобросовестность исполнителей. «ЕГЭ – это не показатель знаний, а лотерея, в которой твой выигрыш зависит от экзаменаторов», – жалуется «НИ» одиннадцатиклассница Варвара Соколовская. Девушка рассказывает, что, когда сдавала математику, «у одной из сдающих зазвенел телефон, но экзаменаторы попались хорошие и попросили ее просто положить телефон на стол, а ведь могли и исключить. Зато на английском экзаменаторы ходили между рядами. У меня было на руке написано несколько неправильных глаголов, которые я постоянно путаю, но даже это они заметили и попросили больше не пользоваться шпаргалкой».

По данным опроса, проведенного «Левада-Центром» 23–27 мая 2013 года, 34% россиян уверены, что по сравнению с обычными экзаменами ЕГЭ хуже оценивает знания выпускников школ. Еще 33% считают, что разницы нет, и лишь 13% респондентов думают, что Единый государственный экзамен лучше показывает знания учеников. Вероятно, результаты опроса были бы менее оптимистичными, если бы опрос провели сейчас.

Хотя многие школьники довольны. Так, выпускник из Ставрополя Кирилл Симонов (имя изменено) рассказал «НИ», что перед экзаменами обладал правильными ответами на ЕГЭ по русскому, математике, физике, обществознанию, химии, которые нашел в соцсети «ВКонтакте». «КИМы нашел не только я, но и весь класс». Выпускница одной из московских школ Кристина Петрова говорит «НИ», что «на протяжении всего десятого и одиннадцатого классов учителя то и дело повторяли, что ЕГЭ решит нашу судьбу, а на деле все оказалось гораздо проще: были ответы, и те, кто при желании их мог достать, и пользование мобильным телефоном». Девушка утверждает, что перед последним экзаменом она спокойна: «Теперь я точно знаю: не так страшен черт, как его малюют».