Новые Известия
Железный занавес и автоматы: к чему приведут попытки КПРФ реабилитировать палачей
10 сентября, 17:36
Общество
Железный занавес и автоматы: к чему приведут попытки КПРФ реабилитировать палачей
Коммунисты в Москве пытаются реабилитировать палачей «Большого террора» и переписать исторические события, связанные с массовыми сталинскими репрессиями. Как считают опрошенные независимые депутаты, восхваление организаторов расстрелов и арестов 1930-х годов, причастных к гибели сотен тысяч людей, крайне опасно.

Иван Петровский

Кто герой для коммуниста

Ранее в СМИ появилась информация о том, что члены коммунистической партии возложили цветы к захоронениям сотрудников НКВД. Так, коммунисты отдали дань уважения одному из организаторов «Большого террора» Николаю Ежову. По его приказам НКВД подвергло репрессиям свыше 1,5 млн граждан, из них около половины расстреляно.

Цветы принесли и к могиле сотрудника госбезопасности Петра Магго, который считался едва ли не лучшим исполнителем «особых поручений», лично убивавшего в рабочий день от трех до 10 человек. Памятная акция прошла также у могилы расстрелянного в ходе кадровых чисток НКВД Исая Берга. Есть версия о том, что именно ему принадлежит идея создания так называемых «душегубок».

Коммунисты заявили, что считают сотрудников НКВД героями, которые в трудную минуту защитили страну от внутренних врагов и уберегли ее от уничтожения. Представители компартии убеждены, что этих борцов с внутренними врагами пора перезахоронить с почестями и установить им памятник на Лубянке.

Недостойны оправдания

В партии коммунистов есть люди, действительно верящие в то, что 1990-х годах демократы преувеличили масштаб репрессий, считает муниципальный депутат столичного района Печатники Сергей Власов.

«Я знаю лично многих коммунистов, которые действительно убеждены, что вся вот эта история с реабилитацией жертв излишне раскручена демократами. <…> Они также и о Сталине говорят, что «смотрите, сколько всего было сделано». Они оправдывают людоедство средневековое тем, что иначе было нельзя, что мы жили в такие времена. Но они не рефлексируют на тему того, что сейчас времена другие», - заметил Власов.

По его мнению, коммунисты не имеют права оправдывать палачей и убийц в годы «Большого террора». «Разумеется, они не имеют никакого морального права возлагать цветы «палачам» и «убийцам». На мой взгляд, они должны отречься от Сталина и от тех, кто ответственен за репрессии над миллионами людей», - сказал он.

Коммунист = репрессии?

Возложение цветов к могилам сотрудников НКВД говорит о симпатиях коммунистов к радикальной репрессивной политике, полагает глава московского муниципального округа Гагаринский, член партии «Яблоко» Елена Русакова.

«Это этически неприемлемо, политически тоже неэффективно. Потому что все-таки находится достаточное число людей, которые говорят, что в таком случае голосовать за коммунистов – это голосовать за репрессии. <…> Я, по крайней мере, увидела в своем поле зрения достаточно много дискуссий, когда кто-то говорит, что раз так, то нельзя голосовать за КПРФ», – отметила она.

Историю о массовых репрессиях опасно забывать или переписывать. В противном случае они могут повториться, добавила Русакова.

Железный занавес и автоматы

Приход к власти коммунистической партии, оправдывающей палачей, может привести к повторению репрессий 1930-х годов, пояснил зампредседателя московского отделения партии «Яблоко» Андрей Морев.

«Если мы приведем к власти коммунистов, то мы получим ровно 30-е годы прошлого столетия. И аналогия – у нас сейчас будут 30-е годы этого столетия, вот хотелось бы, чтобы история не повторилась. <…> Они готовы опять построить эту крепость, поставить железный занавес и поставить вокруг НКВДшников с автоматами, и чтобы мы бесплатно на них пахали», - сказал он.

По оценкам советского и российского историка, исследователя демографических аспектов политических репрессий в СССР в 1917 – 1954 годах Виктора Земскова, в годы сталинских репрессий 3 777 380 человек было осуждено, из них 642 980 человек приговорили к расстрелу, 2 369 220 человек – к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет, а в ссылку и высылку отправили 765 180 человек.

Решения принимались Коллегией ОГПУ, «тройками» НКВД, Особым совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами.