Новые Известия
451 том - за один день. Корпоративный конфликт вокруг «Тольяттиазота» стал источником судебных казусов
9 ноября 2017, 18:48
Общество
Иван Петровский
451 том - за один день. Корпоративный конфликт вокруг «Тольяттиазота» стал источником судебных казусов
Может ли один человек прочитать 451 том уголовного за один лень? Может, посчитали в московском суде...

Российская судебная система и органы Следственного комитета традиционно стоят на страже законности и справедливости. Однако в некоторых случаях отдельные сотрудники этих уважаемых инстанций принимают странные решения, вызывающие обоснованные сомнения в их беспристрастности. Наиболее ярким примером может служить корпоративный конфликт, продолжающийся вокруг химического комбината «Тольяттиазот».

Судебная тяжба между представителями «Тольяттиазота» и миноритарным акционером этой компании – ОХК «Уралхим» – тянется не первый год. Инициированные миноритарием разбирательства до сих пор так и не дали никакого реального результата, при этом истцам нельзя отказать в настойчивости и изобретательности. К сожалению, время от времени сотрудники Следственного комитета Российской Федерации и даже судебных инстанций начинают действовать так, словно бы тоже отстаивают интересы миноритария, а вовсе не следуют принципу равноправия сторон процесса, прописанному в законодательстве. Несколько таких небезупречных с этической точки зрения эпизодов стали достоянием гласности благодаря недавним открытым заседаниям Московского городского суда и Басманного районного суда Москвы.

Так, например, Басманный суд столицы обязал одного из адвокатов стороны защиты читать по несколько тысяч страниц уголовного дела в день на том основании, что он якобы затягивает процесс и слишком медленно знакомится с материалами уголовного дела. В чём конкретно заключается затягивание, пояснять адвокату никто не стал. Зато следователь поставил ему в пример представителей стороны обвинения, один из которых успел ознакомиться с огромным объёмом информации, содержащейся более чем в 450 томах, всего за один день.

- 57 месяцев длилось следствие, и ни одной жалобы от стороны обвинения не поступало до тех пор, пока сторона защиты не начала знакомиться с материалами дела. После этого сразу же, через два месяца, начались жалобы, что сторона защиты затягивает дело, - рассказал адвокат Андрей Московский. - При этом сама сторона обвинения, я считаю, вообще с материалами следствия не знакомилась, потому что один из пострадавших – Седыкин – по его словам, познакомился с 451 томом и 10 терабайтами электронных материалов за один день, другой потерпевший – за один месяц. Но это же нереально: либо «Уралхим» уже был знаком с материалами уголовного дела, либо подписи поставлены формально.

Защите не оставалось иного пути, кроме как обжаловать решение Басманного суда в апелляционной инстанции. Мосгорсуд отменил скандальное решение, вернув материал обратно в Басманный суд на новое рассмотрение. Но пока документы циркулировали между судами, следствие подало новое ходатайство об ограничении срока знакомства адвоката с материалами уголовного дела. И вновь Басманный суд принял сторону следствия, создав юридический казус – ведь рассматривать новое ходатайство следствия по закону возможно только после принятия окончательного решения по предыдущему.

- Смысл подачи нового ходатайства – получение решения, выгодного Следственному комитету, - уверен Андрей Московский.

Теперь у юриста есть порядка 40 дней на то, чтобы проработать сотни томов дела, которые собирались следствием почти пять лет. Не согласившись с законностью этого решения суда, он вновь подал апелляцию.

Кстати, аналогичная ситуация сложилась и еще с двумя представителями стороны защиты по этому делу - адвокаты Тихомирова и Ткаченко были вынуждены в апелляционной инстанции оспаривать ограничение сроков ознакомления с материалами следствия, установленное им постановлениями Басманного суда. Как и в случае с Андреем Московским, эти жалобы были удовлетворены Мосгорсудом.

Однако только стремлением ограничить адвокатов во времени знакомства с материалами дела активность следствия не ограничивается. Казусов в этих судебных разбирательствах гораздо больше. Например, адвокат стороны защиты Антон Малинский был вынужден через суд добиваться допуска к участию в процессе, несмотря на договор, заключенный с одним из обвиняемых, и полный пакет необходимых для участия в деле документов.

На протяжении почти месяца защитник безуспешно пытался приступить к своим обязанностям, но следствие отказывало ему в этом под предлогом неправильно оформленных документов. В Басманном суде, куда Малинский обратился с жалобой, следователи сначала представили отзыв, согласно которому адвокат правильно не допускается в уголовное дело, а затем – рапорт следователя о том, что теперь уже Следственный комитет не имеет ничего против допуска Малинского в уголовное дело.

Разбиравший дело судья отложил рассмотрение вопроса, выразив надежду на то, что следствие и адвокат смогут урегулировать возникшее недопонимание. И действительно – уже через час после окончания заседания следователи допустили защитника к делу. Совершенно непонятно, зачем следствию нужно было доводить дело до такой абсурдной ситуации и рассмотрения в суде?

Все эти странности и казусы можно было бы отнести на счёт неизбежных практически в любой сфере «эксцессов исполнителей», если бы не одно «но». В прошлом «Уралхим» уже прибегал к помощи высокопоставленных лоббистов вроде председателя Комитета по вопросам собственности Госдумы Сергея Гаврилова. Теперь же, складывается такое впечатление, что в команде миноритарного акционера «Тольяттиазота», пытающегося получить контроль над успешным заводом через уголовные дела, могут играть и отдельные представители следствия.

Вскрыть эту достаточно сомнительную с точки зрения законодательства ситуацию удалось только благодаря привлечению внимания СМИ к деталям уголовного дела. Но позиция Мосгорсуда, последовательно отстаивающего принцип равноправия сторон, внушает осторожный оптимизм и позволяет надеяться на то, что в судебных спорах, сопровождающих корпоративный конфликт «Тольяттиазота» и миноритариев в конце концов восторжествует справедливость.