Дело о проволоке
9 июля 2015, 00:00
Общество
Анна АЛЕКСЕЕВА
Вчера в Дорогомиловском райсуде Москвы началось рассмотрение по существу уголовного дела о прошлогодней аварии на перегоне «Парк Победы» – «Славянский бульвар» столичного метро, в которой погибли 24 пассажира. Защита подсудимых выступила с целым ворохом ходатайств, среди которых был допрос машиниста электропоезда под г

На скамье подсудимых четверо: заместитель гендиректора ООО «Спецтехреконструкция» Анатолий Круглов, а также работники Московского метрополитена – старший мастер службы пути Валерий Башкатов, замначальника дистанции капремонта службы пути Алексей Трофимов и помощник дорожного мастера 3-й дистанции пути Юрий Гордов. Они обвиняются в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации метрополитена, повлекшем смерть двух и более лиц (часть 3 статьи 263 УК РФ – до 7 лет лишения свободы).

В суд пришли всего четверо потерпевших и двое родственников подсудимых. «Хоть на мужа посмотрю, год не видела», – старалась разглядеть Гордова за спинами журналистов его супруга. «Да никуда я не подвинусь. Я, может, его в последний раз вижу!» – толкался на лавочке дядя Круглова.

Заседание началось после часового опоздания с ходатайства адвоката Сергея Князькина «о нахождении Башкатова вне клетки», поскольку содержание в клетке «подрывает принцип презумпции невиновности»: «В Европе даже террористы в зале сидят».

Потерпевший Амиль Намазов в ответ потребовал «учесть страдания потерпевших». Судья Антон Толстой в удовлетворении ходатайства отказал.

Тогда Князькин попросил суд изменить меру пресечения подзащитному, указав, что все работы, сделанные Башкатовым, были полностью переделаны другими специалистами, а причинно-следственной аварии между его действиями и аварией нет. По словам Князькина, у его подзащитного серьезные проблемы со здоровьем (в том числе ишемическая болезнь сердца, артериальная гипертония). «Я не понимаю, как с такими болезнями его допустили к работе!» – возмутился Намазов. Его поддержали и другие потерпевшие. Судья и тут отказал стороне защиты.

После этого защита ходатайствовала о вызове в суд и допросе экспертов, поскольку нашла существенные противоречия в их заключениях. В частности, в одной экспертизе было указано, что разрыв проволоки, которой была закреплена стрелка, был постепенным, а в другой – одномоментным. Судья Толстой вновь отказал, отметив преждевременность ходатайства.

Наконец защита предложила допросить под гипнозом машиниста электропоезда Сергея Осипова, поскольку в ходе предварительного следствия он заявил, что ничего не помнит. «Порядок допроса свидетелей с помощью гипнотизера в УПК не предусмотрен», – возразила прокурор Евдокимова. Суд согласился с гособвинением.

Спустя 2,5 часа после начала заседания прокурор начала зачитывать обвинительное заключение. По версии следствия, крушение электропоезда утром 15 июля 2014 года в перегоне тоннеля между станциями «Парк Победы» и «Славянский бульвар» произошло из-за отсутствия двух тяг между остряками стрелки, расположенной в месте съезда на строящуюся линию метро. Круглов «пренебрежительно отнесся к требованиям безопасности», а также «самоустранился от осуществления контроля над качеством выполнения работ». Трофимов, по версии обвинения, не ознакомился с инструкциями, не обеспечил качество работ в соответствии с требованиями проекта. Башкатов и Гордов, считает следствие, также легкомысленно отнеслись к своим обязанностям и правилам безопасности и не приняли мер к устранению нарушений, хотя в силу опыта предвидели опасность.

Все подсудимые не признали своей вины. Кроме того, Круглов обратил внимание, что в обвинительном заключении есть взаимоисключающие выводы. «Я могу заявить сейчас, что гособвинитель фактически является шпионом Гондураса. Но где доказательства? Так и в обвинительном заключении», – добавил Башкатов.

Напомним, в результате аварии 24 человека погибли и 188 получили травмы различной степени тяжести. Отдельно продолжается расследование в отношении девяти руководителей и работников Московского метрополитена, а также коммерческих структур, проводивших стройку. Ранее официальный представитель СК РФ Владимир Маркин отмечал, что к крушению привело «сращивание» ряда лиц из числа руководства метрополитена с представителями коммерческих строительных организаций.