Новые Известия
Обыкновенная жестокость. Учителя в Москве уволили за... телефон в кармане
9 июня 2017, 22:25
Общество
Олег Горюнов
Обыкновенная жестокость. Учителя в Москве уволили за... телефон в кармане
Директор школы № 1018 Головин Алексей Дмитриевич уволил учительницу Шкурину Александру Витальевну за... мобильный телефон, который она забыла в своем кармане, участвуя в качестве эксперта в проверке ОГЭ по английскому языку. "Случилась настолько корявая и уродская история", - написала в соцсети ее дочь Елена.

Олег Горюнов, "Новые Известия"

«Друзья, мне очень нужна ваша помощь, очень и очень», - так начинается это письмо.

Крик о помощи услышали в редакции «НИ», и вот что мы смогли узнать:

«Моя совесть чиста. Я все время работала с отдачей, честно, и я сказала директору: «Я не позволю такую точку в моей карьере ставить». Почему-то на слово честно он очень болезненно отреагировал, не знаю почему», - заявила в интервью автору этой статьи Александра Витальевна.

В школе № 1018 Шкурина проработала 5 лет, была на хорошем счету, с директором была в хороших отношениях, и вдруг…

Поводом ее увольнения стал звонок, который раздался из кармана ее платья во время проверки экзамена девятикласников по английскому языку. Экзамен сдается так: ученики устно выполняют задания по английскому языку, сидя перед компьютером, который записывает их ответы.

Позже закодированные аудиозаписи (они имеют только номера) прослушивают эксперты – это лучшие учителя Москвы. С ними заключает договор Московский центр качественного образования, и учителя, таким образом, получают возможность заработать чуть больше обычной зарплаты. Александра Шкурина участвовала в подобных проверках знаний столичных школьников последние три года. И никаких претензий к ней не было.

«В договоре с Московским центром качественного образования, который я заключала последние три года, конкретно о телефоне ничего нет», - говорит Александра.

Да, Александра Витальевна, отдавшая образованию 30 лет своей жизни знала, что телефон с собой в аудиторию брать нельзя. Взяла случайно – это был ее 7-ой рабочий день, - устала, но самое главное – у нее серьезно болен один из родственников, с которым она находится на связи постоянно, вот и получилась эта «накладка».

«У меня большие проблемы со здоровьем у родственников, я с ними была все время на связи, и, видимо, вот так на автопилоте положила в карман этот телефон. Я не оправдываю себя «ни капли». Я никакого вреда не нанесла проверке, меня от нее не отстранили, и я готова понести наказание, но не такое суровое», - говорит Александра Шкурина.

Тут нужно пояснить: во время процедуры, в которой принимала участие Александра Витальевна, в аудитории были только учителя, учеников не было. Звонок в ее телефоне раздался, но как она позже выяснила, звонила ее приятельница из Питера, звонила мужу, но, по ошибке, набрала ее номер. Какое это имеет отношение к проверке? Никакое, понятное дело. Но учительницу уволили именно за это. Шутите, спросите вы? Нет, серьезно. Человека уволили именно за это!

Мы связались с директором школы, чтобы быть уверенными в том, что Александра Шкурина не вводит нас в заблуждение. Секретарь директора сообщила, что он занят, но узнав, что звонят из Департамента образования (автору этой статьи, хорошо знающему, что отвечают секретари директоров школ журналистам, пришлось пойти на такую «военную хитрость»), секретарь немедленно «освободила» своего босса. Приводим разговор без купюр:

- Почему уволилась Шкурина?

- Она уволилась по собственному желанию.

- А у нас другая информация…

- У меня есть документы.

- Вы уволили ее из-за истории с телефоном?

- Конечно, - есть инструкция, которая нарушается, а она не должна нарушаться.

- А Вам не жалко терять учительницу? Она была плохим учителем?

На этот вопрос директор школы № 1018 Головин Алексей Дмитриевич отвечать не стал, и повесил трубку телефона.

Жалко терять учителя английского языка Александру Шкурину всем ученикам и родителям класса, который она вела. В классе учится 21 человек. 19 родителей подписались под коллективным письмом, адресованном директору Головину.

Мы поговорили с одной из мам – Еленой Костровой.

«Что отличало Александру Витальевну от других учителей? Александра Витальевна отличалась от всех других преподавателей отношением к детям. Для нее дети – это не винтики в системе, а люди. Не хочу о ней говорить в прошедшем времени – это неправильно: отличает, пусть будет так!», - заявила в интервью «НИ» Кострова.

В письме директору Головину есть очень много слов про любимую учениками и родителями учительницу английского языка. Процитируем только несколько фраз:

«Шкурина А.В. - учитель 1-й категории с 30-летним педагогическим стажем, 5 лет из которых она проработала в школе №1018. За свою педагогическую деятельность она не имела ни единого дисциплинарного взыскания, у нее нет и не было конфликтов с учениками, коллегами и руководством, она пользуется огромным авторитетом среди учеников и их родителей. Кроме того, что она является прекрасным предметником, она еще и настоящий педагог, который умеет наладить контакт с каждым учеником и постоянную, ежедневную связь с родителями, ее высоко ценят и дети, и родители».

Родители предъявили директору школы № 1018 Головину, своего рода, ультиматум:

«Алексей Дмитриевич, мы очень хотим решить этот вопрос на уровне руководства школы, без привлечения курирующих и контролирующих органов, но если нам не удастся разрешить ситуацию внутри школы, мы будем вынуждены обратиться в Департамент Образования г. Москвы и в Мособрнадзор с просьбой о проведении проверки правомерности действий руководства школы».

А теперь – о процедуре увольнения и Департаменте образования Москвы. Все по порядку.

Уволенная учительница считает себя обманутой дважды. Почему?

«Конфликтов с директором у меня не было никогда. Я почему ему и поверила, понимаете, когда он мне сказал: «Пишите заявление на увольнение по собственному желанию или я вас уволю по статье!» Я говорю: «По какой статье?» Я была в шоке, у меня было чувство вины за то, что я подвела свою школу. Я говорю: «Если Вы сейчас меня уволите, это катастрофа для меня, потому что у меня какие-то свои проблемы есть». Потом я его просила: «Не увольняйте меня, пожалуйста, не заставляйте меня писать заявление», но его ничего не остановило. Там почему-то сидела с ним наш бухгалтер, которая стала подтверждать: «Да, да есть такая статья!» Но я теперь понимаю, что это была разыгранная заранее сцена. Чтобы меня обмануть, потом я узнала, что никакой статьи нет и никто не мог бы меня уволить», - поделилась с нами свои горем Александра.

Приказ об увольнении учителя А. Шкуриной

Директор пообещал уволить ее «по собственному желанию», а уволил – вот этот документ «по соглашению сторон».

«Он меня в результате уволил «по соглашению сторон». Я сказала, что я такого заявления не писала. Как в 37-ом году со мной обошлись, честно говоря. Строка «основание для увольнения» в выданной мне бумажке – приказе об увольнении – пуста», - говорит Александра Шкурина.

Вот интересно: а что по поводу этой истории думают в Департаменте образования? Автор этой статьи обратился в пресс-службу этого госучреждения с предложением прокомментировать сложившуюся ситуацию до публикации этой статьи. И что? Сотрудник пресс-службы Департамента образования Маша Ермакова спросила: «Сколько у нас есть на это времени? Несколько часов? Хорошо, я Вам перезвоню». Не перезвонила.

Что происходит с московским образованием? Послушаем учителя с огромным стажем в области российского образования – Александру Шкурину:

«У нас в системе образования маразма и мракобесия очень много. И я думаю: может это все не случайно? Может нужно привлекать внимание общественности к проблемам образования? У нас ведь унижают людей за то, что они в электронном журнале запись сделали – «Вы так не должны писать!», а как нужно писать никто не говорит. «Давайте мы вас назовем директорами классов!» Я не понимаю – они издеваются так? Что тогда будет не педсовет, а совет директоров?

Идут какие-то предложения по изменениям системы образования, но они какие-то смешные. Запугали учителей так, что они боятся. У меня очень хорошая школа, очень хороший уровень преподавания, хорошие дети, но запугали всех так, что все боятся голову поднять».

За учительницу, действительно, никто из преподавательского состава не заступился. Запуганы? Боятся потерять работу? Конечно, - да. Но все-таки… У родителей же хватило смелости написать коллективное письмо…