Протест от души и чести: почему рязанские десантники сложили погоны
6 мая 2019, 21:53
Общество
Курсанты Рязанского высшего военно-десантного командного училища (РВВДКУ) – элитного военного учреждения, которое в прошлом году отметило 100-летие со дня образования, - устроили протест у памятника генералу Василию Маргелову. Случай небывалый, а потому требует комментария квалифицированного эксперта .

Генерал-майор Николай Бурбыга - специально для "Новых Известий"

Выражая несогласие с изменением традиционного небесно-голубого цвета на зелёный, они сложили возле него погоны нового образца. Акцию поддержали более 40 курсантов, в том числе сержанты. «Это не был протест. Мы выразили свое мнение. Выполнили приказ, извинились перед Василием Филипповичем Маргеловым», - говорили они.

Об этом свидетельствовали надписи: «Снимая с нас погоны, вы хороните память», «Прости нас, Василий Филиппович».

В Минобороны уточнили, что изменение погон коснулось только полевой формы, на которой по новым требованиям необходимо носить камуфляжные погоны. На парадной и повседневной они продолжат носить голубые погоны. Мол, смена нужна не для обезличивания военнослужащих, а для сохранения их жизни на поле боя.

Вот как! Сохранение жизни. Высокий класс! Даже Герой России, уважаемый генерал Владимир Шаманов действия курсантов назвал "лжесолидарностью и групповщиной". «Исходя из той информации, которой я обладаю, эту свару организовали четыре курсанта, которых отчислили за недисциплинированность. Нашлись люди, которые решили проявить лжесолидарность, что вообще в воинских коллективах недопустимо», - сказал он радиостанции «Говорит Москва».

По его словам, смена формы одежды была плановой, согласно приказу начальника гарнизона, и связана она была с началом летнего периода обучения. Он также раскритиковал позицию депутата Госдумы от ЛДПР Шерина, выпускника РВВДКУ. «Вместо того чтобы детально вникнуть и разобраться, он начал действия, не красящие депутата Госдумы». Ещё он добавил, что в Рязань поехали разбираться должностные лица командования ВДВ, представители ветеранского сообщества.

Конечно, разберутся. В этом нет сомнений. Давайте и мы попробуем разобраться.

Погоны - не только деталь одежды. Это знак воинского достоинства и воинской чести. Надев погоны – мы чувствуем явственно тот долг, который лежит на армии. Они поднимают боевой дух.

Существует версия, что адмирал П.С. Нахимов в 1855 году в Севастополе был убит пулей французского снайпера, ориентировавшегося на ярко выделявшиеся эполеты, которые флотоводец принципиально не снимал с мундира.

В 1914 году полевые погоны дисциплинированно надели все, кто оказался на фронтах Первой мировой войны. Но с течением времени эта тусклость стала раздражать, навевать тоску на офицеров. Многие переходили на галунные погоны.

Интересный случай рассказал мне отец – ефрейтор взвода полковой разведки. В апреле 1945 года началась стратегическая Кёнигсбергская военная операция против немецких войск. Подразделение усилили морскими пехотинцами. Из-за соображений безопасности командир предложил им переодеться, чтобы не выделялись своей чёрной формой. Те наотрез отказались менять форму. Потому что для них бушлат, флотская фуражка или бескозырка – не просто атрибут военной одежды. А нечто большее. Символ славы, бесстрашия и грозных бойцов. Их присутствие поднимало нам дух, а фрицы трепетали, видя «чёрных дьяволов». Морпехи отличались особой спаянностью, вспоминал отец, - гордостью за свою принадлежность к морю, что они решают успех сражения. А их боевой клич - «Полундра!». В каком уставе записан предупреждающий окрик перед атакой: «Берегись!» Слыша, немцы бежали от одного крика, зная, чем он им грозит.

Почему теперь решили, что десантника нужно спрятать? Какова мотивация? Официальное объяснение: в их же интересах, чтобы не выделялись, чтобы не отстреляли в бою.

Забота о жизни военнослужащего – хорошее дело. С этим не поспоришь. У меня есть предложение, как легко ввести в заблуждение врага. Нужно использовать военную хитрость. Предлагаю самое эффективное решение: переодеть десантников в девиц лёгкого поведения, надеть камуфляжные лифчики, парики, сделать правильный макияж, накрасить помадой губы... А чего бы и нет?! Вот это прикол! Красотища! Вряд ли кто догадается, что это военнослужащие. Комар носа не подточит. Я не говорю о нашем вероятном противнике, который тут же пойдёт в пляс под бравурный и ликующий свадебный марш Феликса Мендельсона из симфонии-поэмы «Сон в летнюю ночь». Когда увидят подвох, будет поздно пить шампанское.

Не открою военного секрета, когда скажу: специалистом по нелепым шагам в министерстве обороны за всю его историю был Анатолий Сердюков. Ему принадлежали идеи: ликвидировать военные госпиталя, дома офицеров, суворовские военные училища... Говорят, что когда он видел здание, он тут же включал в голове калькулятор и выдавал цену, за которую объект можно реализовать. Но самым нелепым его решением было нацепить погоны на рукаве и груди. Объяснялось это просто: в рамках приведения армии к «новому облику». Якобы погоны на плечах, по его мнению, мешали качественному несению службы. Сам додумался или кто-то подсказал из подхалимов, история умалчивает.

По слухам, в европейских армиях, да и в России была практика: если офицер проворовался, его судил суд офицерской чести. Одним из наказаний - самым страшным! - было сорвать с провинившегося погоны и повесить их на грудь. Чтобы все видели: идёт мошенник, жулик, вор. Вот это прикол! Этого ли добивался Сердюков?

Шойгу вернул погоны на плечи. Это был его первый шаг на посту министра обороны. Я видел, с какой радостью военные отрезали погоны с груди и рукавов и пришивали на плечи. В прежнем месте крепления пришивалась пуговица. «Мы не американцы, чтобы носить знаки различия не пойми где», - возмущались офицеры. Нас хотели превратить в каких-то папуасов».

А почему бы, принимая решение об изменении военной формы в тиши кабинета, не посоветоваться с теми, кто будет её носить? Как решаются подобные вопросы за рубежом? Есть пример. В Бундесвере, прежде чем что-либо менять, принимать какое-либо решение, связанное с военной формой, советуются с теми, кому её носить. Как мы далеки от этого...

Заботясь о цвете погон, к какой войне мы готовимся? Наш вероятный противник, коварный и хитрый, готовится к высокотехничной войне. Когда, находясь за тысячи километров, можно будет нанести глобальный обезоруживающий удар. Ослепить противника. Обезоружить. Ему нет дела, какого цвета у него погоны. Но его смущает моральный дух. Сопротивление, с которым он может столкнуться.

У нас последний конфликт был в Афганистане, но я не помню ни одного случая, чтобы десантура срывала погоны. Идя на боевые или в рейд, кто-либо снимал тельняшку или прятал голубой берет – для снайпера яркая, заметная, хорошая цель.

Вопрос к тем, кто так заботится о жизни военнослужащих. Как вы это объясните?

К слову о символах. Их было много на Руси. До советской и советской. К сожалению, многие утеряны. Одни забыли, другие сознательно уничтожили. Осталось всего ничего: «Бессмертный полк», тельняшка, голубые береты да погоны десантника – знак чести и доблести, испытанные временем. Рязанские курсанты интуитивно почувствовали опасность, вредность решения. Вряд ли их кто-то надоумил. Молодёжи свойственна театральность, юношеский максимализм. Они не стали писать жалобы, а прямиком - к «дяде Васе». К своему любимому командиру, давно ставшему символом ВДВ – профессионализма, бесстрашия и героизма. Надо полагать, не чужой человек. Пришли к основателю рода войск вооруженных сил, предназначенных для охвата противника по воздуху и выполнения задач в его тылу. И вместо того чтобы сказать: ребята, спасибо за то, что подучили, образумили нас, стариков, реакция предсказуемая: наказать, отчислить, искалечить судьбу.

Если отбросить эмоции, что мы имеем в сухом остатке? Нулевая эффективность от того, что один цвет поменяли на другой. И подозрение, что тот, кто принимал это решение, не самый умный военный чиновник.

Курсантам повезло, что сегодня министр обороны не пресловутый Анатолий Сердюков, а Сергей Кужугетович Шойгу. Когда ему принесли на подпись проект приказа об отчислении курсантов, он проявил благородство, человеческую порядочность, не стал рубить с плеча. Посчитав, что «пацаны здесь не виноваты».

И всё же двух командиров курсантских рот понизили в занимаемой должности. Уж больно история громкая. Нетипичная для армии. Спускать на тормозах подобное нельзя.