Новые Известия
Законотворчество в обход закона
5 марта 2012, 00:00
Общество
ДЕНИС РУМЯНЦЕВ
Законотворчество в обход закона
Последние пленумы Высшего арбитражного суда (ВАС) РФ вызывают неподдельную тревогу как у юристов и адвокатов, так и у судейского состава, лишают участников гражданских правоотношений (в том числе физических лиц) права на судебную защиту. Постановления пленумов не являются обобщением судебной практики, а, напротив, изме

В настоящее время на сайте ВАС РФ опубликован проект постановления пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством», который является очередной попыткой изменить законодательство.

В пункте 16 данного проекта указано, что в соответствии с пунктом 1 статьи 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия. Но далее сказано, что, «применяя данные положения Кодекса, суды должны учитывать следующее. Изменение основного обязательства (например, в случае увеличения долга должника перед кредитором, размера процентов по денежному обязательству) само по себе не ухудшает положение поручителя и не прекращает поручительство… При несогласованном сокращении или увеличении срока исполнения обязательства поручительство также сохраняется…».

Очевидно, что ВАС РФ, взяв на себя функцию законодателя «в обход закона», вносит изменения в пункт 1 ст. 367 ГК РФ, исключая из него такие основания прекращения поручительства, как изменение основного обязательства, влекущее увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя без согласия последнего.

Следуя логике ВАС РФ, увеличение размера основного обязательства и процентов, а также сокращение и увеличение его срока – это благо для поручителя, независимо от того, как это скажется на финансовом состоянии заемщика и его платежеспособности. Возникает вопрос: а что же это за виртуальное изменение, которое все-таки можно квалифицировать как увеличивающее ответственность и влекущее иные неблагоприятные последствия при том, что именно размер и срок основного обязательства являются его существенными условиями? Судебная практика не знает таких примеров.

Пункт 9 проекта, в котором говорится о том, что признание недействительным либо незаключенным основного обязательства не влечет прекращения поручительства, – яркий пример «обхода закона». Таким образом, ВАС РФ отменяет пункт 3 ст. 329 ГК РФ, в котором указано, что недействительность основного обязательства влечет недействительность обеспечивающего его обязательства, а также пункт 1 ст. 167 ГК РФ, в котором указано, что недействительная сделка не влечет юридических последствий и недействительна с момента ее совершения.

Таким образом, ВАС РФ лишает поручителя, исполнившего недействительное обязательство, прав, предоставленных ст. 365 ГК РФ требовать возмещения основной суммы долга, процентов и иных убытков, поскольку к поручителю не могут перейти права по недействительному кредитному обязательству. Еще хуже складывается ситуация, если кредитный договор признан недействительным в силу ст. 168 ГК РФ, так как подписан неустановленным лицом, иными словами – фальсифицирован. За кого должен отвечать поручитель и к кому он должен в случае погашения задолженности по основному обязательству предъявлять требование?

Аналогичная ситуация складывается при признании основного обязательства незаключенным либо при его расторжении.

В марте 2011 года разразилась полемика относительно постановления пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге» в отношении правовой позиции, выраженной в п. 13 постановления, которая, по сути дела, «дала отмашку» банкам не согласовывать условия кредитного обязательства с залогодателями, которые не являются стороной по кредитному обязательству. Вопреки доктрине гражданского права банки названы слабой стороной во взаимоотношениях с залогодателем.

Вышеуказанный проект и постановление пленума нарушают основной общеправовой принцип – принцип справедливости, так как произвольное изменение условий кредитного договора влечет за собой нарушение баланса интересов участников хозяйственного оборота.

Как указал Конституционный суд Российской Федерации в постановлении от 24 июня 2009 года №11-П, в силу конституционного принципа справедливости, проявляющегося, в частности, в необходимости обеспечения баланса прав и обязанностей всех участников рыночного взаимодействия, свобода, признаваемая за лицами, осуществляющими предпринимательскую и иную не запрещенную законом экономическую деятельность, равно как и гарантируемая им защита, должны быть уравновешены обращенным к этим лицам требованием ответственного отношения к правам и свободам тех, кого затрагивает их хозяйственная деятельность.

Следствием нарушения данного общеправового принципа стало нарушение нашедшего в нем свое выражение принципа юридического равенства (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ) в отношении залогодателя и поручителя как лиц, чья воля и интересы не принимаются во внимание при изменении основного обязательства.

Кроме того, подобные «разъяснения» несовместимы с принципами правового государства, предполагающими гарантированность прав и свобод человека и гражданина и недопустимость при их осуществлении нарушения прав и свобод других лиц (ч. 1 ст. 1, ч.1 3 ст. 17 Конституции РФ).

Пределом имущественной сферы одного лица является граница правового поля другого, таким образом, недопустимо вторжение в правовую сферу залогодателя и поручителя при изменении основного обязательства и оставлении в прежнем состоянии акцессорного.

Указанные принципы обладают высшей степенью нормативной обобщенности, предопределяют содержание конституционных прав человека, отраслевых прав граждан, носят универсальный характер и в связи с этим оказывают регулирующее воздействие на все сферы общественных отношений. Данные принципы имеют приоритет перед иными правовыми установлениями.

Данные разъяснения противоречат также принципам договорных отношений, нашедших отражение в содержании ряда конституционных прав и свобод граждан: принципам равенства и согласования общей воли сторон договора, добросовестного выполнения договорных обязательств и недопустимости одностороннего необоснованного изменения договора; нарушают принципы свободы предпринимательской деятельности (ч. 1 ст. 8, ч. 1 ст. 34 Конституции РФ) и неприкосновенности частной собственности ст. 35 Конституции РФ.

Залогодатель и поручитель, решая вопрос о распоряжении своим имуществом, в том числе и посредством передачи его в залог, просчитывают риски, связанные с данными действиями, главным из которых является риск его отчуждения в связи с нарушением договора должником по основному обязательству. Таким образом, изменение кредитного договора при отсутствии необходимости аналогичного изменения акцессорного обязательства создает угрозу неконтролируемых произвольных изменений, лишает залогодателя и поручителя возможности оценить новые риски и определить дальнейшую судьбу своего имущества. Таким образом, парализуется одно из проявлений рассматриваемого принципа, а именно возможность установления своих прав и обязанностей на основе договора. Нарушается ч. 3 ст. 55 Конституции РФ – права и свободы могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в которой необходимо в целях защиты основ конституционного строя и т.п.

В данном случае ограничение таких гражданских прав, как равенство участников гражданских правоотношений, неприкосновенность собственности, свобода договора, свобода в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и определение любых не противоречащих законодательству условий договора, не подпадает под данные основания.

В рассматриваемых ограничениях не усматривается нужная мера их необходимости – ни в целях защиты основ конституционного строя, ни в целях защиты нравственности и здоровья, ни в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Следует сделать вывод, что угодничество банкам достигло верха цинизма по отношению к обществу и к каждому из нас. Мало того что в период кризиса банкам как никому была оказана финансовая поддержка, причем, как мы видим, некоторые из них умудрились денежные средства вывести в офшоры, так еще ВАС РФ все законодательство перекроил в пользу банков и лишил права на волеизъявление участников гражданского оборота.

Отношение к законодательству по принципу «кроим, как хотим» вопреки «семь раз отмерь – один отрежь» ведет к неопределенности правовых норм, лишает возможности каждого из нас предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности приобретенных участниками гражданского оборота прав и обязанностей, что в свою очередь подрывает доверие граждан и бизнеса к государству, ухудшает инвестиционный климат. Последствия такого нормотворчества не преминут сказаться в ближайшем будущем.

В настоящее время разрабатывается проект Гражданского кодекса, в котором четко будут регламентированы данные правоотношения с учетом требований нашего времени, в связи с чем еще более неоправданной становится жажда нормотворчества ВАС РФ «в обход закона».

По сути, все эти «нормы» ВАС РФ прикрывают действия недобросовестных банков и кредитных организаций. Не проще было бы указать на обязательность согласования существенных условий основного обязательства со всеми участниками, обеспечивающими его исполнение. Именно так и складываются отношения между добросовестными участниками кредитных правоотношений.