Новые Известия
Никто не забыт
4 августа 2015, 00:00
Общество
Валерий Скворцов
Никто не забыт
«Новые Известия» продолжают рубрику, в которой предлагают читателям вспомнить малоизвестные страницы и негромкие подвиги героев Великой Отечественной войны. Почти 800 тысяч женщин служили в рядах Красной Армии во время Великой Отечественной войны. Большинство – в военных госпиталях, в медчастях и подразделениях связи.

Оглушающий рев мотора, жар разогретой стали, удушливые пороховые газы, испарения машинного масла и топлива. Вражеские танки и орудия мелькают в смотровой щели, с грохотом и отдачей вылетает гильза снаряда после выстрела. Постоянное психологическое напряжение. Ожидание внезапного удара в броню, после которого – или мгновенная смерть в искореженной машине, или попытка спастись из объятого пламенем танка. Они знали, какой ад их ждет, и все же рвались в танковые войска. И они прошли все эти испытания, ни в чем не уступая мужчинам.

Танкистская баллада

Кавалер ордена Красного Знамени Александра Митрофановна Ращупкина до войны работала трактористкой в Узбекистане и, конечно, не предполагала, как ей пригодится опыт управления сельхозмашиной. Муж в первые же дни отправился на фронт, а ее в военкомате и слушать не хотели: «Какие танки, ты хорошая трактористка, паши в тылу!»

Пришлось применить смекалку и женскую хитрость. Подстригшись покороче, в мужской одежде, она снова оказалась перед комиссией – но уже как Александр Ращупкин. В неразберихе военного времени документы «проглядели» и отправили добровольца на фронт. В точности как в «Гусарской балладе», только конница – железная.

Под мужским именем Александра заканчивает курсы шоферов. Ее отправляют в Сталинградскую танковую школу учиться на водителя-механика. Трактористка заканчивает школу с отличием. Каким-то чудом прорвавшись через аттестационную медкомиссию, Александра получает, наконец, боевую профессию.

«Танкист-девица» воевала в составе 62-й армии генерала Василия Чуйкова. Участвовала в боях за Сталинград, сражалась за освобождение Польши. Экипаж ее танка Т-34 почти три года не подозревал, что не сухопарый Санька-сорванец воюет рядом с ними, а молодая женщина. И только в конце войны совершенно случайно выяснилось, что солдат – не Санька, а Шурочка.

В 1945 году в Бунцлау (ныне – польский Болеславец) боевая машина механика-водителя Александра Ращупкина попала в засаду и была в упор расстреляна немецкими танками. На помощь тяжело раненному бойцу, который с трудом выбрался из горящей машины, бросился механик соседней машины. И был, мягко сказать, немало озадачен, когда стал перебинтовывать бедро товарища по оружию...

Пока раненая танкистка пребывала в госпитале, разразился страшный скандал. Только личное вмешательство командующего 62-й армией генерала Василия Чуйкова позволило Ращупкиной избежать трибунала за подделку документов. Бумаги просто переоформили на женское имя, и боец осталась в полку.

Александра Митрофановна Ращупкина была кавалером ордена Красного Знамени, ордена Отечественной войны II степени, получила много других наград. После войны вела активную работу в ветеранской организации женщин-фронтовиков Самары. Прожила до 96 лет. Говорят, что до конца жизни она не расставалась со своим фронтовым шлемофоном.

Танк «Боевая подруга»

Герой Советского Союза Мария Васильевна Октябрьская до войны была замужем за кадровым офицером, а потому успела помотаться по гарнизонам. Времени даром не теряла: участвовала в женсоветах военных частей, окончила курсы медпомощи и шоферов и даже освоила стрельбу из пулемета – была такая возможность. К тому же имела вкус в одежде и устройстве дома.

Уже в конце лета 1941-го Мария получила извещение о героической смерти под Киевом мужа, полкового комиссара Ильи Октябрьского. А потом – похоронки на родителей. Обратилась с просьбой отправить на фронт, но получила отказ по здоровью.

Тогда по всей стране шел сбор средств в помощь фронту. Мария Васильевна, продав все вещи, ценности и вышивку, которой занималась по ночам несколько месяцев, собрала 50 тысяч рублей. И написала письмо Сталину: «За смерть мужа и всех советских людей... хочу отомстить фашистским собакам, для чего внесла в Госбанк на строительство танка все свои личные сбережения... Танк прошу назвать «Боевая подруга» и направить меня на фронт в качестве его водителя...»

Положительный ответ не заставил себя ждать. В 1943 году после танковой школы Октябрьская становится первой в стране женщиной механиком-водителем. Сержант начинает свою войну в составе 26-й гвардейской Ельнинской танковой бригады. Сражается на Смоленском направлении. Боевое крещения Мария получает в октябре 43-го года, когда танкисты получили приказ прорвать немецкую оборону и захватить опорный пункт под Витебском. Танк «Боевая подруга» был подбит во время наступления. Экипаж не покинул машину и вел бой двое суток. После ремонта танк вернулся в строй и продолжил участие в наступлении.

Но боевой путь решительной женщины оказался недолгим. В январе 1944 года возле станции Крынки в Витебской области, уничтожив три пулеметные точки и два десятка вражеских солдат, танк Октябрьской был подбит. Во время ремонта гусеничного трака механик-водитель получила ранение в голову.

Во фронтовом госпитале отважную женщину посетил член военсовета фронта Лев Мехлис. Он распорядился было отправить ее в Москву, но опоздал. Перед смертью гвардии сержанту Марии Октябрьской успели вручить орден Отечественной войны I степени. Посмертно ей было присвоено и звание Героя Советского Союза. Танки с именем «Боевая подруга» на броне продолжали свой боевой путь. Танкисты присваивали это имя новым машинам в память о своей «маме», как они называли Марию Васильевну. Четвертая «Боевая подруга» младшего лейтенанта Петра Чеботько, под командованием которого воевала Октябрьская, дошла до Кенигсберга. Имя танкистки получили улицы и школы нескольких городов, а у станции Крынки ей установлен памятник.

А еще в истории ВОВ была семья Бойко. Супруги Иван и Александра на свои сбережения построили тяжелый танк ИС-2 (Иосиф Сталин) и прямо с Кировского завода отправились на нем на фронт в одном экипаже. Командиром «семейного» танка была Александра, а Иван был механиком-водителем.

Маресьев в юбке

Кавалер ордена Красной Звезды Мария Ивановна Лагунова родилась в большой крестьянской семье в Курганской области. Рано осталась сиротой, в школу ходила только пять классов, а с 16 лет уже работала на обувной фабрике. После того как ушел на фронт любимый брат, тоже пришла в военкомат. Получила отказ. Потом – еще один. После третьего визита военкому надоела настойчивая девушка, и Марию отправили в школу военных трактористов.

Служила в батальоне аэродромного обслуживания – таскала трактором горючее и топливо, чистила аэродромы от снега. В 1943-м в полк приехал военпред с Урала – отбирать в танковую учебную часть. Лагунова рвалась в бой. «Танкист – это чисто мужская профессия. Девушек не берут ни в танковые войска, ни на корабли. Это закон», – услышала Маруся.

Получив письмо о смерти брата, Лагунова написала письмо председателю Президиума Верховного Совета СССР Михаилу Калинину. «Всесоюзный староста» велел взять упрямую девчонку в танкисты. Так среди 700 курсантов-мужчин оказалась одна девушка. Когда Маруся наконец попала в 56-ю гвардейскую танковую дивизию, командиры только с досадой поморщились. Но шел 1943 год, бригада готовилась к боям на Курской дуге, и каждый механик-водитель был на счету.

В первом же бою танк Марии уничтожил вражеский блиндаж. После этого было много других боев. Боевая машина гвардии сержанта Лагуновой утюжила вражеские окопы, уничтожала огневые точки. «Это наш танковый ас», – говорили о ней в бригаде.

13-й бой под Киевом оказался роковым – в тяжелом бою на берегу Днепра ее танк был подбит. Маруся очнулась в полевом госпитале и ужаснулась – чтобы спасти ей жизнь, врачи были вынуждены ампутировать обе ноги. Отчаянию и слезам не было предела, но ее поддерживали однополчане и привезенные ими письма незнакомых людей. Весной 1944 года Марию привезли в Центральный институт травматологии и протезирования. В Москве ей и другой героине, потерявшей в бою и руки, и ноги, вручили ордена Красной Звезды. Начались упорные изматывающие тренировки – учиться ходить надо было заново. И очень вовремя пришел ободряющий приказ из полка: «Явиться для дальнейшего прохождения службы». «Во всем был виден ее железный характер, упорство и настойчивость», – вспоминали однополчане. Как и летчик Алексей Маресьев, также потерявший обе ноги, она упорно осваивала новую жизнь и прослужила в части еще четыре года. После войны вышла замуж за фронтовика, тоже инвалида, и родила двух сыновей.

Во время одной из ветеранских поездок в Германию ей представился шанс повести танк, и, к удивлению всех, она справилась с тяжелой машиной на протезах. «Маресьев!» – с восхищением воскликнул один из журналистов. Гвардии сержант Мария Ивановна Лагунова была награждена орденами Красной Звезды и Отечественной войны I степени, медалью «За отвагу».