Новые Известия
Родина-мачеха: у многодетной семьи изъяли детей из-за проблем с ремонтом
2 июня 2020, 14:16
Общество
Родина-мачеха: у многодетной семьи изъяли детей из-за проблем с ремонтом
В Оренбургской области полиция насильно изъяла из многодетной семьи детей. Причиной стало постановление главы Домбаровского района, вынесенное в связи с «неблагополучными жилищными условиями». С просьбами помочь сделать ремонт, семья обращалась к местным властям неоднократно. Вместо помощи на мать надели наручники.

Ирина Мнишек

Видео, на котором изымают детей, уже обошло соцсети и региональные ресурсы Оренбургской области. Это зрелище не для слабонервных. Детский плач, малолетний ребенок, которого вырывают из рук матери, ее сопротивление… В конце концов на женщину надевают наручники.

Изъятие детей из семьи Николая Саморока и Алёны Лихтенвальд проводили представители Комиссии по делам несовершеннолетних совместно с полицией Домбаровского района Оренбургской области. Постановление вынес глава муниципального Домбаровского района Валерий Швиндт. Заметим: изъятие детей проводили без судебных приставов. Что же произошло в этой сельской многодетной семье? Почему четверо из пятерых детей сейчас находятся в больнице, на передержке, перед определением в детский дом, а один ребенок – у бабушки? «НИ» попытались дозвониться главе муниципального Домбаровского района. Однако, в приемной Валерия Ивановича Швиндта нам ответили, что он «на совещании», потом- «ушел на обед», затем «перезвоните через час» и так далее. В отделе образования муниципалитета Домбаровского района тоже люди оказались сплошь занятые: начальник отдела Владимир Марбах с самого начала рабочего дня был занят и не доступен.

Официальная версия УМВД России по Оренбургской области звучит так: «Ранее выезды в эту семью с целью проверки в составе комиссий осуществлялись неоднократно. Сама мать пятерых детей три раза привлекалась к административной ответственности за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних. Так, в декабре прошлого года ребенок 2018 года рождения был госпитализирован бригадой скорой медицинской помощи и помещен в реанимацию. Однако мать не пустила врача в дом для осмотра других детей. Позднее в составе комиссии дети были осмотрены медработником, в ходе которого у детей обнаружены телесные повреждения», — сообщают в пресс-службе УМВД России по Оренбургской области. В УМВД также сообщили, что дом, в котором проживает женщина с детьми и их отцом с 2017 года, непригоден для жилья. А еще в УМВД по Оренбергской области нам удалось узнать, что Постановление главы Домбаровского района Оренбургской области об изъятии детей было вынесенного в связи с «непосредственным риском обрушения потолочного перекрытия в жилище семьи»…

Так, буквально в одночасье, рухнул семейный очаг большой и дружной семьи. В прямом и переносном смысле слова.

Вместо помощи на многодетную мать полицейские надели наручники.

У этой драмы есть предыстория. По данным уральских СМИ, семья приобрела дом в самом отдаленном поселке района — Тюльпанном — на средства материнского капитала более двух лет назад. Жить в нем родители с детьми по каким-то причинам не стали, переехали в Орск. Однако этом году семья вернулась в Домбаровский район. Но за два с лишним года купленное ранее жилье обветшало и стало практически непригодным для жилья многодетной семьи. Глава семейства Николай Саморока неоднократно обращался за помощью к органам власти, писал письма о том, что дом аварийный и угрожает безопасности. Но вместо помощи власти района приняли решение изъять на время детей из семьи, пока взрослые не приведут жилье в порядок.

Tanya Ivanova : «Вывод какой… Не просить ничего у государства вообще. Нет ничего страшнее горя матери, ужасно это слушать. Полицейские молодцы, справились со слабой женщиной. Она не пьяная, не наркоманка, это они к ней в дом вломились. А разобраться не судьба, нужно сразу как варварам все отрубить, отобрать».

Абориген: «Мы нежданно очутились в плену колониальной администрации. Теперь мы официально их рабы».

Чтобы узнать подробности случившегося, мы обратились к омбудсмену по Оренбургской области Анжелике Линьковой. Как известно, она была назначена на эту должность недавно. До этого работала старшим помощником руководителя СУ СК России по Оренбургской области. От нее «НИ» получили краткий комментарий: «Изъятие детей из семьи было произведено в соответствии с постановлением главы муниципального Домбаровского района Оренбургской области». После этого связь с местным омбудсменом прервалась и Анжелика Валерьевна больше на связь не выходила. Так же, как глава района Валерий Швиндт и руководитель муниципального отдела образования Владимир Марбах. Оптимистичный комментарий дал лишь министр образования Оренбургской области Алексей Пахомов. По его словам, власти надеются вернуть детей в семью при условии обеспечения им нормальных условий. Вот, правда, кто им эти условия обеспечит, министр не уточнил.

Ситуация в общем складывается странно. О многодетной семье Николая и Алёны и их проблемах сообщается лишь со слов официальных лиц, которые и стали инициаторами изъятия детей из семьи. До сих пор с семьей никто из правительства области не связывался, все выводы о ситуации делаются на основе данных районных органов опеки и правопорядка. Что происходило там на самом деле, никто из принявших это странное решение пояснить не смог или не захотел.

Досконально в случившемся разбирались лишь представители общественных организаций, в частности, член Общественной палаты Оренбургской области, лидер движения "Антидилер" Денис Терсков - автор проекта помощи пострадавшим от изоляции семьям. Он приехал в Домбаровский район, пообщался с родителями изъятых детей, побывал в их доме, переговорил с соседями.

«За 6 часов пребывания в суде над Алёной Лихтенвальд, многодетной мамой, ни у кого не возникло сомнения в том, что и она, и ее супруг, Николай Саморока, – нормальные, адекватные люди. Я был у них дома, там много игрушек, есть бытовая техника, нет проблем с едой, у семьи есть автомобиль. Соседи отзываются о них как о хороших, работящих людях. Да, есть проблемы бытового плана, но они вполне решаемы», - сообщил «НИ» Денис Терсков.

Какова же перспектива этой семейной драмы?

Алена Лихтенвальд после суда

«Четверо детей сейчас находятся в больнице в Орске на передержке перед помещением в детдом. Пятый ребенок был в гостях у бабушки, поэтому избежал печальной участи своих братьев и сестер. Алёна и Николай - простые работящие деревенские люди. Муж работает в ИП, занимается бурением и установкой кондиционеров. Мама, Алёна Лихтенвальд, до ухода в декретный отпуск работала на механическом заводе. Да, они действительно переехали в дом, купленный на материнский капитал, который оказался ветхим. Пытались получить помощь у местных властей, но вместо этого у них отобрали детей», - рассказывает Денис Терсков.

Мы поинтересовались, насколько соответствуют действительности данные местных властей о якобы асоциальном образе жизни семьи, о неисполнении матерью своих родительских обязанностей. За этими обвинениями на самом деле, как выяснилось, стояли банальные житейские истории.

«У Алёны Лихтенвальд действительно пятеро детей, трое – от Николая Саморока. Ко всем детям Николай относится как к своим. Алёна и Николай долгое время жили в гражданском браке, сейчас они официально оформили свои отношения и Николай как отец полностью взял на себя ответственность за всех пятерых детей. Дело в том, что на его жену, Алёну, сейчас составили массу протоколов – о сопротивлении полиции, о том, что она якобы не выполняет свои родительские обязанности. На самом деле за всем этим - обычная житейская ситуация. В 2018 году ее сын заболел. Алёна много раз звонила врачу, но доктор приехал не сразу и долго не мог поставить мальчику правильный диагноз – пневмонию. В конце концов, когда ребенка забирали в больницу, он был в тяжелом состоянии, задыхался. К счастью, все обошлось, малыш выздоровел. Но доверие к врачам у матери было подорвано. И когда к ней домой приехали врачи для осмотра остальных детей, она их попросту не пустила. Вот из-за этого на пустом месте раздули проблему. А вообще, все неприятности у этой семьи начались тогда, когда они начали отстаивать свои права и просить местные власти о помощи», - рассказывает Денис Терсков.

То, что семье придется пройти через серьезные испытания, ясно уже сейчас. Состоялся суд над Алёной Лихтенвальд, который предъявил ей обвинение в сопротивлении полиции при изъятии детей. «Очевидно, будет суд по лишению Алёны родительских прав. Всё упирается в жильё. До этого суда мы хотим помочь снять им квартиру, чтобы вернули в семью детей. Потом планируем заняться ремонтом их жилья за счет благотворителей. Потому что в противном случае дети будут отправлены в детский дом, и это будет трагедия для всех – и для детей, и для родителей», - поделилась с «НИ» руководитель благотворительного фонда «Подари жизнь» Анна Межова.

Представитель Общественной палаты Оренбургской области Денис Терсков тоже готов подключиться к помощи многодетной семье: «Мы готовы помочь снять им достойное жилье, а потом с юристами будем добиваться возврата детей в семью. С ремонтом, думаю, тоже помогут благотворители», - считает Денис Терсков.

Получается интересная история, не находите? Многодетная семья просит государство помочь с ремонтом. Не дом купить, не квартиру приобрести, а просто помочь сделать ремонт. В ответ - давление, претензии и в конце концов отъём детей. После этого не экономное наше государство, а общественники и благотворители за свой счёт и за счёт неравнодушных людей будут спасать многодетную семью от разъединения, снимая квартиру, делая ремонт… Это происходит, напомню, в то время, когда с высоких федеральных трибун говорится о помощи, в первую очередь материальной, родителям и детям. Но вместо помощи на многодетную мать надевают наручники и начинают судить.

Кстати, для Оренбургской области эта ситуация не единична. В апреле этого года в Оренбурге произошёл аналогичный случай. Из семьи изъяли детей из-за того, что в доме давно не было ремонта, были отключены свет и газ за долги. Однако после общественного резонанса спустя две недели детей вернули родителям. И вот тут возникает большой вопрос к системе работы органов власти на региональном уровне. По сути, происходит манипуляция детьми у семей в сложной жизненной ситуации .

«Я считаю, что это кощунство. Нужно менять систему. Сколько раз мы, руководители благотворительных фондов, некоммерческих организаций, волонтёрских групп призывали органы власти работать вместе, сообща, слышать нас и помогать нам. Почему у нас до сих пор не выстроена человеческая система работы с такими семьями, почему нельзя было прийти с психологом, обратиться за помощью к нам? А рубить вот так сразу и такими методами?» – возмущается руководитель проекта Центра развития НКО и благотворительности в Оренбургской области Наталья Толмачева.

Пока все вопросы, заданные органам власти, остаются без ответа. Все заняты. В результате, страдают дети, которых делают заложниками вопросов, которые могут и должны решать взрослые.

Что подумают о таком государстве дети, когда вырастут?