Новые Известия
Тутта Ларсен: «Новые люди на MTV не поняли, что затоптали костер, который горел»
9 декабря 2021, 17:29
Светские хроники
Тутта Ларсен: «Новые люди на MTV не поняли, что затоптали костер, который горел»
Фото: youtube.com
Гостьей нового выпуска программы «Легенда» на международном канале RTVI стала телерадиоведущая и мама троих детей Тутта Ларсен. Она рассказала о работе на телевидении и в прессе в 1990-е, как и почему превратилась из Татьяны Романенко в Тутту Ларсен, о феномене MTV и своем уходе с канала.

О схожести MTV с YouTube

У нас нельзя было ругаться матом и показывать половые органы, всё остальное в кадре было можно. Самовыражайся, как хочешь, это как сейчас в YouTube, когда ты стоишь ровно то, что ты из себя представляешь.

И над тобой не висят никакие продюсеры, тебя не мерят никакими погаными рейтингами, тебя не пытаются воткнуть в какую-то коробочку, которой ты должен соответствовать.

Тебе доверили, и ты делаешь то, что ты умеешь, а зритель голосует за тебя, если ему это нравится. В этом смысле это было очень похоже на YouTube.

О феномене MTV Russia

Думаю, что феномен MTV был, во-первых, в новизне и в том, что это была часть огромной машины международного музыкального телевидения.

Получается, мы просто открыли грандиозный канал информационный для молодёжи.

И все эти потрясающие клипы, которые у нас были в доступе, и все интервью с музыкантами, и всевозможные поездки на церемонии — это было тогда настолько немыслимо, это как если бы вы на Марс полетели и вдруг Марс прилетел к тебе. Это было классно!

Об алкоголе и наркотиках в жизни ведущих MTV Russia

Алкоголя было много, признаюсь честно, но никогда на работе, и кроме ******* я ничего в жизни не пробовала, крепче, чем *****. И, честно говоря, меня всегда пугали вообще люди, которые заигрывают со своим сознанием с помощью психоделиков всяких и так далее.

Это всё прошло мимо меня, хотя я очень много времени проводила в ночных клубах в качестве корреспондента, снимая всевозможные вечеринки безумные в «Эрмитаже», «Пентхаусе» и «Титанике», но я в жизни никогда не съела ни одной таблетки, ни одной “марки”. Я не люблю состояния, которые я не контролирую.

Все остальные наши ребята на самом деле были просто максимально далеки (от наркотиков – прим. ред.). Комолов – трезвенник, Анатольевич ни капли в рот в жизни не взял вообще, Шелест – веган и экстремальный спортсмен, ее прёт всё, что зеленое и здоровое. У нас бывали весёлые корпоративы, вечеринки, где кто-то напивался, но ведущие, как правило, нет. Вот удивительно, я сейчас вам это перечисляю, сама понимаю, что мы были все жутко нудные в этом плане. И видимо, именно поэтому мы так ярко выражались в кадре, у нас был другой наркотик, у нас были другие стимулирующие средства — это наша работа.

О своём уходе с MTV Russia

Напоследок пришёл вообще какой-то странный человек руководить MTV, который отказывался встречаться с нами. Я два месяца ходила в секретариат и говорила: «Здравствуйте, я Тутта Ларсен, можно мне познакомиться с моим новым начальником?» Мне говорили: «Не сегодня». Я говорила: «Запишите меня, я хочу просто...» Я даже не знаю, как он выглядит, в лицо не знаю.

Понимаете, человек руководит моим телеканалом, я лицо телеканала, которым он руководит, и у него не просто нет желания со мной пообщаться, а он как будто бы меня избегает. Я так с ним и не встретилась. Я два месяца походила-походила и поняла, что пора отсюда уходить.

О развале MTV

Зосимов ушёл, пришли телевизионные функционеры, они вообще не поняли, что им досталось. Что это костёр, который нужно постоянно поддерживать в этом горении.

Это нельзя мерить обычными мерками шаблонными, которыми мерят телевидение. Они начали искать способы заработать больше денег, они начали, значит, выяснять коэффициент полезности каждого сотрудника. Они начали рейтингами нас шпынять. Ну и народ начал просто расползаться.

Первыми ушли, по-моему, Оля с Антоном, потом стали уходить крутые люди из-за кадра. У нас был такой совершенно гениальный дизайнер, который делал всю графику Глеб Орлов, он ушел. Стали уходить режиссеры, операторы. Новые люди не поняли, что имеют дело с уникальными личностями.

В попытке привести MTV к общему телевизионному знаменателю они просто затоптали костер, который горел. Как слоны в посудной лавке развалили всё. У нас очень быстро стали ротироваться продюсеры генеральные. Приходили новые лица, приводили новую команду, начинали по-новому мести. Какая-то ещё часть людей отвалилась, а новых людей особо не появилась. Невозможно, чтобы мы все были бриллиантами.

О том почему нельзя создать такой коллектив, который был в «золотой период» MTV Russia

До сих пор мне говорят: «Почему нельзя создать такой коллектив ведущих, как у вас был тогда?». Были такие люди уникальные, они стягивались именно на свет этого костра.

Даже молодёжь, которая потом приходила – Ира Понарошку, Тимур Родригез, Ваня Ургант – их не оценили по достоинству.

Они не дали возможности выразиться и показать себя такими, какие они есть. Родригеза на самом деле они тоже потеряли, он там, бедный, на побегушках каких-то корреспондентских побегал, а он супер, просто суперзвезда. Всё это было очень грустно.

О том, как появился псевдоним «Тутта Ларсен»

У меня красивое имя Таня Романенко, я люблю его, но сколько Тань Романенко в мире? До того, как MTV в России запустилось, смотрели его на VHSных кассетах, передавали друг дружке, собирались дома и смотрели там двадцатку какую-нибудь, там European Top 20, или «120 минут», или Headbangers Ball.

И там были такие ведущие с такими красивыми именами... Там был Хьюк Дикампус, Марьен Вандервокт, Катарина Лолиполли, а я Таня Романенко, понимаете? Ну, вообще не алё!

И мы сели как-то с моим коллегой и сегодняшним партнёром Петро Шекшеевым, и я говорю: «Надо придумать какой-то красивый псевдоним».

Меня сразу понесло в скандинавские сказки почему-то, не знаю, вот какой-то был интуитивный порыв. И я говорю: «Ну, вот, смотри, Фрёкен Бок». Он говорит: «Ну, какая ты Фрёкен Бок? Посмотри на себя: ты мальчик с серьгами в ушах, а Фрёкен Бок — это большая толстая тётка. Ты точно не Фрёкен Бок». И второй вариант был «Тутта Карлсон». Он говорит: «Класс, Тутта Карлсон! Но у нас в стране Карлсон ассоциируется с Карлсоном, который живёт на крыше». Я говорю: «Ну, там еще Людвиг Ларсен есть... А как Тутта Ларсен?» И он говорит: «Прикольно, Тутта Ларсен, прикольно звучит!».

Я вышла один раз в эфир и всё, это намертво ко мне прилипло. И сразу стало понятно, что из меня вылезла Тутта Ларсен, то есть как-то вот она родилась как персонаж именно в этом имени.

Знаете, все-таки «в начале было Слово», и я как человек крайне религиозный, христианин, я верю в то, что слово сакрально, свято и имеет материальную силу. И вот вот история с псевдонимом — она абсолютно такая.

Я, конечно, отделяю Таню от Тутты. Думаю, что можно спокойно сказать, что я работаю Туттой Ларсен, Тутта Ларсен — это название моей профессии. Вот кто-то дворник, кто-то водитель троллейбуса, кто-то шахтёр, оператор, а я Тутта Ларсен.

И дома меня, конечно, называют «Танюша» и «мама», вот, но друзья зовут Ларсиком очень часто, «Туттик» или «Ларсик», и детей моих зовут «Ларсики», и, уже совершенно ясно, что это больше, чем просто имя.