Благодать или рабство: зачем Госдума приняла закон о филиалах тюрем на предприятиях
30 июля 2019, 08:49
Политика
Госдума выпустила закон об использовании труда осужденных на российских предприятиях. С 2020 года желающие организации смогут поставить к своим станкам приговоренных к принудительным работам и колониям-поселениям. Общественность видит зачатки нового ГУЛАГа, законотворцы – свою посильную лепту в экономический прорыв.

Юлия Сунцова

Законопроект о внесении соответствующих изменений в Исполнительный кодекс Российской Федерации поступил на рассмотрение в Думу еще в 2018 году. Издан в июле этого года. Субъектами права законодательной инициативы выступают члены Совета Федерации Дмитрий Шахотин, Сергей Фабричный, Андрей Кутепов, Валерий Семенов, Александр Башкин. Ответственный комитет – Комитет Госдумы по государственному строительству и законодательству.

Принятый закон предусматривает заключение типового договора с организациями, использующими труд осужденных, который будет утверждаться федеральным органом уголовно-исправительной системы. Инфраструктура для новых работников с особенным статусом будет создаваться предприятиями на базе собственного имущества. Предполагается, что спецпоселенцы будут привлекаться в основном к большим государственным стройкам. Также ранее ФСИН заявила о готовности включиться в территориальные схемы по реализации «мусорной реформы».

К участию в новой трудовой системе законодатели надеются привлечь предприятия за счет дешевизны рабочего труда. Выгода же заключенных, согласно трактовкам законопроекта, заключается в сохранении социализированности на время изоляции и облегченной перспективе условно-досрочного освобождения.

Представление, какое же именно новое слово в государственном строительстве хотят донести парламентарии, дает пояснительная записка. В качестве ориентиров представлены примеры из регионов России.

2500 рублей на одного зэка в месяц

«Так, в Республике Коми, на одном из хозяйствующих субъектов с 2013 года уже реализуется подобная практика. В целях привлечения осужденных к труду подписан договор с администрацией организации лесопромышленного комплекса в п. Жешарт Усть-Вымского района. Комбинат расположен в 50 км от колонии-поселения. На данном комбинате трудоустроены около 300 осужденных. Осужденные проживают на территории комбината в специально-предназначенном для них общежитии <…> Общие ежегодные затраты комбината на обеспечение труда осужденных составили порядка 9 млн рублей», - говорится в пояснительной записке. Таким образом, простая арифметика выдает цифру в 2,5 тысячи рублей на обеспечение труда одного заключенного в месяц.

Экономический эффект закона, по словам авторов - в увеличении доходов федерального бюджета за счет удерживания средств осужденных из заработной платы, налогов и страховых взносов.

Окончательное принятие закона вызвало критический отклик у общественности. Многие высказались о том, что введение подобных законов чревато легализацией рабства.

В социальных сетях о законе эмоционально порассуждали тысячи человек.

«Потом предприятия начнут заявки посылать, запрашивать дополнительный контингент, силовики будут спускать на места разнарядки... Здравствуй, ГУЛАГ», - комментирует инициативу бывший мэр Екатеринбурга, политик Евгений Ройзман.

«Как в анекдоте: - У нас уже все есть: дворцы, яхты, заводы и банки... пора и о людях подумать! - Да, душ по триста крепостных было бы в самый раз», - пишет Андрей Десницкий. «Россия переходит из феодального в рабовладельческий строй. Мои поздравления», - пишет Георгий Карп. «Опять полстраны будут сидеть, а вторая половина - их сторожить», - отзывается Татьяна Ушакова.

«Теперь будут сажать ещё больше невиновных, чтоб обеспечить владельцам олигархам бесплатную рабсилу заключённых для извлечения дополнительной прибыли», - говорит Юрий Борисов. «Стройки и предприятия крупные будут укомплектованы рабами!», - восклицает Александр Курганов.«Как только откроются филиалы, так встанет вопрос в кадрах, и репрессивная машина заработает еще усерднее», - считает Николай Агапов.

«Может для начала попробовать помочь неосужденным безработным?» - задает резонный вопрос Джамбулат Дзауров. Кроме этого эксперты и общество обращают внимание на многовековую истину: труд заключенных низкоэффективен.

«Преступные элементы непригодны для хорошей производительности труда. Качественно сделать работу может только профессионал и человек с высоким уровнем самосознания. Значит, сажать будут самых порядочных», - говорит Наталья Панина.

Руководитель проекта Благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям «Русь сидящая» Ольга Романова поясняет, что и сегодня, при текущем законе абсолютно ничего не мешает заключенным трудиться на близлежащих предприятиях. «Честно говоря, я не очень хорошо понимаю, чем вызвана необходимость его [закона] принятия. Я знаю много заводов, условно говоря, на Урале, вот завод «Метафракс» в Пермской области, он стоит ровно посередине всех возможных колоний-поселений, и заключенные издавна там трудятся, и без всякого закона. Ничто и сейчас это не мешает делать», - сказала она в эфире «Дождя».

Пока не ясно, как именно будет выстроена система функционирования нового закона. Обяжут ли предприятия зарабатывать на заключенных и будет ли в таком случае поставлена плановая цифра по поступлениям в бюджет или организации будут участвовать в этой «программе» исключительно на добровольной основе?

«Новые Известия» попросили руководителей предприятий и экспертов по рынку труда оценить инициативу Госдумы.

Как управляющие органы крупных организаций отнесутся к идее открывать при себе режимные спецподразделения, строить общежития, обеспечивать дополнительные соцгарантии для спецработников?Это бремя для них или радостная новость об узаконивании супердешёвой рабочей силы? И вообще – не себе ли дороже использовать принудительную рабочую силу в таких отраслях как строительство и промышленность?

Андрей Разбродин, президент СОЮЗЛЕГПРОМа, председатель Комитета по текстильной и легкой промышленности ТПП РФ:

- Пока никаких конкретных чувств "инновация" не вызывает. Складывается впечатление, что инициатива предпринимается для удешевления стоимости труда и для повышения уровня занятости.

Но надо понимать, что всем перерабатывающим отраслям нужны именно высокопрофессиональные кадры конкретной специализации. И это правда, что дефицит профессиональных кадров уже давно превышает все мыслимые пределы. Уже невозможно повышать конкурентоспособность только дешевой, "дармовой" рабочей силой. Отсутствие этого преимущества в виде квалификации теперь сродни бумерангу для добросовестного производственного бизнеса. Если, конечно, бизнес нацелен на изготовление и реализацию высококачественной, конкурентной продукции. Труд же "зэков" эффективен только в одном случае: когда надо гнать низкокачественный продукт и сбывать его в отсутствии конкуренции, примерно как по известному принципу: "Не будут брать - отключим газ".

Оксана Хрусталь, представитель Группы компаний «Чайковский текстиль», эксперт ТПП РФ не скрывает, что ряд предприятий готовы воспользоваться "потенциалом" закона:

- В настоящее время в регионах нашей страны ощущается серьёзный дефицит кадров именно по рабочим специальностям, в том числе – в легкой промышленности. Швеи, например, являются одними из наиболее дефицитных и востребованных на рынке труда, и наше предприятие постоянно ведет поиск и набор сотрудников в швейное производство, тем не менее, вакансии по данной профессии постоянно открыты.

В этой ситуации наша компания при определенных условиях готова будет использовать трудовой ресурс осужденных к принудительным работам. Разумеется, ключевым требованием должно являться создание со стороны государства всех необходимых условий по пребыванию таких сотрудников в месте дислокации предприятия, обеспечению охраной, соблюдению норм безопасности.

Также для нас как для предприятия важно, чтобы работники, прошедшие обучение специальности и адаптацию на нашем предприятии и ставшие квалифицированными специалистами, оставались работать у нас в компании на длительный срок. С этой целью считаем важным предусмотреть потенциальную возможность переселения к месторасположению предприятия данной категории работников после того, как срок отбывания наказания будет завершен.

Эксперт International Analytical News Agency, адвокат по уголовным делам, к. ю. н., член московской палаты адвокатов Александр Мардоян:

- Нельзя сказать, что новый закон о привлечении к труду осужденных станет большой нагрузкой на предприятия. Оплата труда такой категории работников намного ниже среднерыночной, кроме того администрация исправительного учреждения вправе самостоятельно устанавливать норму (длительность) рабочего времени.

В настоящее время законодательство и без того обязывает каждого осужденного трудиться в местах отбывания наказания и на работах, определяемых администрацией исправительных учреждений (в частности, Гл. 14 Уголовно-исполнительного кодекса РФ). Во многих субъектах России колонии итак сегодня заключают договоры с хозяйствующими субъектами. Новый закон, по-видимому, направлен на усиление существующей практики, и госпредприятия в массовом порядке начинают использовать труд людей, содержащихся под стражей.

Дмитрий Потапенко, управляющий партнёр «Management Development Group»:

- Подъём экономики руками заключённых у нас в стране уже был. Почему бы не повторить? Вопрос только в одном: вот станок беспрестанно работает, а заключенный освободился, а другой ещё не появился. Что мы делаем? Останавливаем станок или закрываем вакансию? Закрытие вакансии каким образом будет происходить? Только путём увеличения количества заключённых, потому что нельзя допустить, чтобы станки простаивали...

Кроме того, не надо забывать, что у заключённых не будет соответствующей квалификации. Получится крайне примитивный труд, который и на воле-то не сильно оплачивается, а там будет стоить еще дешевле. Я вижу тут такое вырождение практики ГУЛАГа. Ну, давайте строить новый Беломорканал.

Сейчас у нас 70% экономики – это по сути государственная экономика. Государство само же к себе нагоняет новых рабов. Затраты, которые пойдут на создание необходимой инфраструктуры будет компенсировано тем же самым государством. Государство государственным предприятиям компенсирует всё деньгами налогоплательщиков.

«Новые Известия» спросили у депутата действующего созыва Госдумы, члена Комитета по безопасности и противодействию коррупции ГД РФ, Председателя Комитета ТПП РФ по безопасности предпринимательской деятельности Анатолия Выборного, что он думает по поводу инициативы коллег. Интервью получилось неоднозначным. С одной стороны, депутат опасается нового ГУЛАГа, с другой – рассуждает о больших возможностях принудительных работ…

- А.В.: Закон вступит в силу уже через несколько месяцев – в январе 2020 года. Есть беспокойство по поводу ГУЛАГа и таких вещей, которые крайне негуманны. Но с другой стороны, лицо, отбывающее наказание, получает возможность реализовать свой потенциал и сделать что-то полезное, в этом случае выстраиваемая система принесёт пользу и конкретному человеку, и в целом государству, и тем организациям, которые имеют к этому отношение. В данном случае речь идёт о заключении трудовых отношений в соответствии с действующим законодательством между исправительным центром и организацией, которая организует этот труд и непосредственно теми, кто будет привлечён к работам. У нас есть мера уголовного наказания, которая предусматривает исправительные работы, принудительные работы в рамках этого законодательства. Благодаря новому закону мы поднимаем эти отношения на другой уровень, предоставляя возможность для принудительных работ. Те организации, которые будут этим заниматься, будут заботиться о том, чтобы эти работы полностью отвечали требованиям безопасности и других нормативно-правовых актов, в том числе – санитарно-гигиенических. Самое главное, чтобы этот труд был безопасным.

- «НИ»: Как вы думаете, предприятия обрадуются дешёвой рабочей силе и инициативу подхватят, или для них открытие этих филиалов (если будет в обязательном порядке) – это скорее бремя?

- А.В.: Предусматриваются безусловные расходы. Законодательство обязывает организацию, в которой работают осуждённые и которая находится на территории колонии-поселения или вне колонии-поселения, предоставлять общежития, имущество, необходимое для выполнения работ, а также оказывать содействие колонии в медико-бытовом и санитарном обеспечении осуждённых. Речь идёт и о тех, кто отбывает срок и в колониях-поселениях, и о тех, кто осужден с отбыванием срока в исправительных лагерях.

- «НИ»: Вы наверно проводили анализ по поводу того, как к нововведениям относится частный бизнес, ему явно эта новелла обойдется тяжелее, чем госкорпорациям.

- А.В.: Есть разные точки зрения. Но в тех обращениях, которые поступают в наш адрес – в целом – позитивно. Они видят в этом определённый потенциал. Необходимо этот потенциал развивать, создавая соответствующие базовые условия, правовые механизмы. В ближайшее время, уже через год после вступления в силу закона накопится достаточная правоприменительная практика, и в 2021 году можно будет говорить о первых итогах.

- «НИ»: Вас не смущает использование в филиалах колоний при предприятиях по сути рабского труда? Когда век назад строилась система ГУЛАГа, речь тоже шла исключительно о подъёме экономики и промышленности. Мы знаем, чем всё это закончилось.

- А.В.: Я бы не говорил про рабский труд. Речь идёт про исполнение уголовного наказания. Уголовное наказание далеко не всегда предусматривает принудительные работы. Но если избирается наказание в виде принудительных работ, то тут мы не выходим за рамки уголовного наказания, мы создаём соответствующие условия [для его исполнения, ред. НИ].