Новые Известия
Торжество спойлеров, или почему победили "непроходные" кандидаты
24 сентября 2018, 21:25
Политика
Торжество спойлеров, или почему победили "непроходные" кандидаты
Выборы в России, бесспорно, стали главным политическим событием и, пожалуй, главным сюрпризом всей сентябрьской инфоповестки. В Приморье их результаты отменены в Хабаровском крае и Владимирской области образовались вторые туры с проигрышем кандидатов от правящей партии, в Хакасии перенесены сроки голосования.

В последний раз итоги выборов у нас отменяли в далеком 2002-м году, на выборах в Красноярском крае... Увы, но нет. За 16 лет российское политическое поле не только не изменилось в сторону развития, но даже пожухло. Власть окончательно воплотила иллюстрацию трех обезьянок: «Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу». Опрошенные "НИ" эксперты считают нынешнее кажущееся оживление избирательного процесса — лишь свидетельством провала старых административных методов и неумения общаться с людьми в новых условиях.

Ведущий эксперт Центра политических технологий Алексей Макаркин считает, что в последние годы власть коммуницирует с народом в основном «через телевизор». Ставка при этом сделана на людей старшего, среднего возраста, условно их можно назвать «свои» - «те, кто ходит на выборы, и внимательно за всем следит, - бабушки, дедушки, бюджетники». А между тем, по данным социологов из «Левада-Центра», доверие к новостям на ТВ резко упало за последние девять лет - с 79% до 49%. При этом не менее резко выросло доверие к информации на новостных интернет-порталах - с 7% до 24%. Это неудивительно: сегодня у людей есть масса возможностей проверить официальную информацию или поискать ее самостоятельно. Можно попытаться парировать тем, что тот же телеграм освоен в основном в столицах, однако нельзя отрицать, что люди в регионах активно используют поисковики, ютуб, мессенджеры, не говоря уже о соцсетях. ТВ и газеты уже не могут так легко формировать мнение. Но власти упорно пытаются обойти современные форматы, наивно полагая, что не им нужно развиваться и искать пути коммуникации с электоратом, им кажется, что это избиратель должен деградировать и шагнуть на десять лет назад. А не хотят, потому что боятся не справиться. Но они и так проигрывают, поэтому терять нечего. Пора браться за активную работу и проводить живые настоящие избирательные кампании, целью которых является формирование доверия электората. Период самонадеянных расчетов на одобрение президента как залога успеха победы на выборах заканчивается. Нагляднее всего это стало заметно благодаря тому же Приморью.

Генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин в разговоре с Новыми Известиями заявил, что «Приморье традиционно довольно сложный регион для федерального центра, там сложилась ситуация с классическим протестным голосованием. Дело даже не в коммунистах, дело в протесте».

В Хабаровске и Владимире вообще выборы выиграли люди, которые и не собирались идти в губернаторы. Олег Матвейчев, профессор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», называет произошедшее «торжеством спойлеров». По его словам, «в Хабаровске губернатор Шпорт и его конкурент Фургал договорились на старте кампании, что Фургал никакой кампании не ведёт, полностью выполняет роль спойлера. Это успокоило Шпорта, поэтому Шпорт в первом туре тоже кампанию не вёл. Что и привело ко второму туру». Этим во многом и объясняется странное поведение Фургала после подсчета голосов и новостей о его победе: новоизбранный губернатор довольно долго отмалчивался, а некоторые СМИ и вовсе стали бить тревогу о пропаже политика. Оно и понятно - вторые туры оказались для всех участников «разрывом шаблона». Во Владимире происходили схожие процессы. Здесь губернатору Светлане Орловой не удалось избраться в первом туре. В результате её штаб настигло, наконец, просветление, и Светлана Орлова попросила поддержки у народа. Причем, попыталась использовать современный формат видеообращения. Однако сделано это было настолько не современно (не говоря уже о том, что несвоевременно), в духе замшелой программы «Время» 80-х годов прошлого века, что никакого эффекта не дало. И Орлова с треском пролетела.

Спойлеры же оседлали протестные настроения, и на этом выехали. Потому что люди готовы голосовать даже за заведомо слабого кандидата в пику партии власти. Анна Федорова, вице-президент Фонда открытой новой демократии, считает, что "люди проголосовали в обоих случаях не столько за Фургала и Сутягина, сколько против Шпорта и Орловой. Потому что усталость людей от своих губернаторов, запрос на обновление привел к тому, что они просто проголосовали за новое".

А провести нормальные кампании действующим губернаторам помешало по меткому выражению Ильи Гращенкова, руководителя Центра развития региональной политики, «политическое ожирение». Вот как эксперт объясняет эту метафору: «Проще говоря, надежда на то, что самое важное для победы - заручиться поддержкой Кремля, и рейтинг Путина все сделает за них. А политтехнологи – это какие-то разводчики, которые сосут деньги и ничего не делают» - говорит Гращенков.

К слову, и с деньгами в этот раз было, прямо скажем, не очень (если не брать Москву, где на выборы было потрачено столько рублей, что даже в банках были перебои с наличными). Вот некоторые цифры, которые, по оценкам экспертов, говорят о стоимости региональных выборов для Кремля: 2 млрд — Подмосковье, 400 млн — Кемерово, 350 млн - Новосибирск, 300 млн — Приморье, 100 млн — Владимир, 60 млн — Хакасия. Суммы, как видно, самонадеянно небольшие. Да и тратились эти выделенные деньги, похоже, не всегда по назначению. Вся ставка была сделана на недорогой, примитивный и привычный административный ресурс. А политтехнологическихе команды, если их можно так назвать, проявили себя не как креативные менеджеры, а как методисты КПСС. Приехали, открыли методичку и по ней провели скучнейшие выборы. То есть без формирования команды профессионалов, четкой стратегии и тактики. А от применения этих методичек народ уже, образно говоря, тошнит.

Власти прозевали момент оживления публичной политики, считает политолог Автандил Цуладзе. «У населения очень сильно назревает запрос на решение внутренних проблем. Люди этого решения со стороны власти не видят и, соответственно, голосуют против. Если на простом языке, это называется «услышьте нас» со стороны людей» - отмечает эксперт. С народом в последние годы, действительно, не принято нормально разговаривать. Причем выборы стали квинтэссенцией таких замшелых подходов. Началось все еще раньше. Достаточно вспомнить провальную по громким кейсам прошлых лет: дорога через Химкинский лес, система сбора средств с дальнобойщиков «Платон», реновация в Москве, в конце концов. Все они привели к акциям протеста, который уже тогда хорошо бы было отработать с помощью современных методов и форматов. Но привычка действовать с помощью «товарища майора» оказалась сильнее. А людям «товарищ майор» надоел.

Политолог Аббас Галлямов считает, что сейчас «запрос на обновление окончательно победил тягу к стабильности. Властям надо озаботиться тем, чтобы оседлать новый тренд, а не сопротивляться ему, как они делали до этого». Слова эксперта подтверждают и соцопросы: по данным ВЦИОМ в марте 2018 года внутренняя политика государства «в целом устраивала» 42% опрошенных социологами, а уже к июлю этот уровень рухнул до 27%. В марте экономическая политика не устраивала 30% населения, а к июлю число недовольных стало уже близко к половине населения России — 48%.

Опять же, по данным ВЦИОМ, протестный потенциал населения в России (оценка опрошенными возможности массовых акций протеста) вырос с 20% в марте до 32% в сентябре. Неодобрение деятельности Госдумы возросло с 33,4% в мае, до 45,2% в августе. Партия «Единая Россия» тоже за несколько месяцев сильно потеряла в доверии. Так, в начале июня за нее готовы были голосовать 48,9% опрошенных социологами, а в начале сентября уже 36,3%.

Налицо все признаки того, что административный ресурс «сам себя высек». Не сыграла ставка. «На выборах нужно работать, чтобы люди оценили эту работу. Чем больше ты работаешь на выборах, тем больше люди это ценят. Но работаешь не в том смысле, что с помощью популизма стараешься их соблазнить и склонить в свою пользу, а работаешь в самом прямом смысле. Должна быть связь с общественностью», - считает Алексей Мухин.

Но пока, как воткнули вертикаль власти в тело политической жизни, так на ней все и вертится. Команда идет сверху вниз, выборы превращены фактически в формальность. Прошедшая кампания, по мнению политтехнолога Андрея Миронова, «показала непрофессионализм тех команд, которые вели Единую Россиюи, самое главное, доказала, что с людьми нужно начинать разговаривать современным языком».

«Возрождение рынка политтехнологий, улучшение связей с общественностью могло бы власти помочь. Потому что даже минимальная конкуренция дает более объемную картину. Когда все идет односторонне — информация неизбежно искажается», - считает Автандил Цуладзе. А искажение информации, когда, по словам политолога, «есть некие обещания каких-то великих свершений, но нет действий», очевидно приводит к недоверию.

А отсутствие доверия у населения, как мы видим, приводит власть к проигрышу.

Наконец, стоит отметить, что при всем внимании и контроле губернаторских кресел, федералы оставили главам регионов, по сути, бутафорские должности. Указания ставятся, контроль есть, а вот с реальными полномочиями, подкрепленными ресурсами - проблема. Мало того, что межбюджетная политика заставляет губернаторов выстаиваться на поклон в Москве буквально в шеренгу с протянутой рукой, выпрашивая собственные деньги, так теперь еще им не дают собрать средства на выборы. Их авторитет девальвирован настолько, насколько это возможно: они, как "китайские болванчики" и в глазах населения, потому что не отстаивают интересы жителей, и в глазах местных элит - ведь не решают и их вопросы. Так что либо федеральная власть также начинает принимать активное участие по возвращению "человеческих лиц" губернаторам, возвращает им реальные полномочия, или уже проще прекратить этот цирк с выборами: никому уже не весело.