Новые Известия
Ограбление по закону. Бизнес массово жалуется на банки из-за вольной трактовки 115-ФЗ
18 июня 2019, 18:43
Политика
Юлия Сунцова
Ограбление по закону. Бизнес массово жалуется на банки из-за вольной трактовки 115-ФЗ
Фото: vladnews.ru
Банковские блокировки из-за подозрительных операций стали больше напоминать охоту на ведьм. Требования «отступных» для предпринимателей повысились до 20-30% от остатка на счету. Грабительские комиссии кредитные организации аргументируют требованиями так называемого антиотмывочного закона (115 ФЗ). В чём лукавят банки?

Юлия Сунцова

Предприниматели по всей стране жалуются на драконовские комиссии, выставляемые банками при якобы работе по «антиотмывочному» №115-ФЗ. В последний год увеличилось число случаев с 10-20%-ми удержаниями средств клиентов при переводах или при закрытии договоров на обслуживание из-за признания банками данных операций якобы подозрительными. Большинство из попавших под карандаш при этом являются компаниями добросовестными. Об этом свидетельствует судебная практика. 61% исковых заявлений к банкам о неправомерности блокировок и приостановлении операций были разрешены в пользу клиентов, ранее отнесенных банками к категории подозрительных.

Федеральный закон № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма был принят в 2001 году. Он ставил перед собой простую цель: воспрепятствовать действиям лиц, занимающихся в России отмыванием денег и финансированием терроризма.

Для исполнения требований 115-ФЗ банки были наделены расширенными полномочиями по выявлению подозрительных клиентов. При малейших сомнениях банку разрешалось клиентов блокировать, а для возобновления обслуживания клиентам приходилось самим доказывать чистоту проходящих по их счетам денег.

Что в итоге сегодня понимают под подозрительным клиентом? Понятие это, как выясняется, практически безразмерное! В приложении к положению № 375 «О требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов» определен перечень признаков подозрительных операций, которым надлежит руководствоваться кредитным организациям для исполнения 115 ФЗ. Но! ... Можно вникать и не вникать в этот перечень, потому что п. 5.2. положения гласит: банкам разрешается дополнять перечень по своему усмотрению. Признаки сомнительных операций изобретательные банки таким образом дописывают из года в год.

Миллионы платежей в год между компаниями и контрагентами проходят фильтр внутреннего банковского контроля.

Логика банкиров тоже ясна. Для банков нарушение законодательства о противодействии легализации доходов грозит административной ответственностью, штрафами, предупреждениями от Банка России, а повторные факты - и отзывом лицензии. По данным Федеральной службы финансового мониторинга, в 2015–2016 Банком России из-за нарушений требований закона № 115-ФЗ лицензии были отозваны у 69 кредитных организаций.

Перестраховка от негативных последствий привела в последние три года к крайне негативным результатам. Малые и средние предприниматели говорят о периоде массовых блокировок, дошедших до абсурда и ведущих к параличу бизнеса.

По данным Росфинмониторинга, за 10 месяцев 2017 года банки приостановили со ссылкой на исполнение 115-ФЗ 460 тысяч транзакций, не пустив в оборот 180 млрд рублей.

Анализ судебной практики, однако, показывает, что 61% исковых заявлений к банкам о неправомерном расторжении договора банковского счета или прекращении операций были удовлетворены в пользу клиентов, а действия банков соответственно были признаны незаконными. Эти данные подтверждает и межведомственная комиссия Центрального Банка России, и Росфинмониторинг. Надо понимать, что эта цифра отражает только клиентов, дошедших до судов.

Количество предпринимателей, отнесенных банками к категории недобросовестных исчисляется сегодня сотнями тысяч.

В 2013 году Ассоциация российских банков разработала «Типовые правила внутреннего контроля кредитной организации», которыми был введено в оборот понятие заградительного тарифа, - говорится в аналитической брошюре Trendlow «115 ФЗ: Правоприменение закона о противодействии легализации». Можно сказать, на сегодня в банковском секторе пришли ко мнению о возможности применения компенсаторных заградительных тарифов в отношении всего лишь потенциально опасных, подозрительных клиентов.

Вопрос о правовой квалификации заградительных тарифов в это же время остается открытым. Заградительный тариф в юридическом смысле – это фактически завышенный тариф на обслуживание.

За стандартные операции по переводу средств или закрытию счета «подозрительного» клиента вынуждают платить комиссию в 5-20 раз выше. В 2015 году Верховный суд России вывел правовое понятие для заградительной комиссии, указав, что она имеет штрафной характер и по сути является мерой ответственности клиента перед банком.

По состоянию на 22.03.2018 установление заградительных тарифов было обнаружено у группы банков:

НБК-Банк - 5%, Альфа-Банк 10%, Уралсиб 10%, Бинбанк п10%, ОТП Банк 12% (перевод), 25% (наличные), Тинькофф 15%, Морской Банк 15%, Транскапиталбанк 15% (перевод), 20% (наличные), Промсвязьбанк 20%, Райффайзенбанк при остатке более 200 000 руб.

В предпринимательском сообществе сегодня укрепляется мнение, что многие банки стали злоупотреблять своими правами по 115 ФЗ и используют «антиотмывочный» закон в корыстных интересах. Из-за пробелов в законе «на карандаш» стали, как по конвейеру, попадать и добросовестные компании с хорошей репутацией.

Общественный уполномоченный по вопросам взаимодействия с институтами развития, руководитель рабочей группы по финансам аппарата бизнес-омбудсмена Москвы Александр Любосердов приводит свежие кейсы со "странными" комиссиями банков:

Промсвязьбанк. В Промсвязьбанке менеджеры при открытии счета предупреждают, что при поступлении запроса по ФЗ-115 возможно расторжение банковского договора в одностороннем порядке (со стороны банка), при этом при закрытии счета будет взиматься комиссия 20% на остаток денежных средств.

Модульбанк. Через 2 недели после открытия счета в Модульбанке клиенту позвонил менеджер банка и сообщила о том, что в рамках ФЗ-115 банк расторгает договор банковского обслуживания в одностороннем порядке, удерживая при этом 10% комиссии. Клиент закрыл счет, оплатив комиссию.

Тинькофф банк. Клиенту пришел запрос от банка по 115-ФЗ, при этом автоматически заблокировался банк-клиент. (Все общение при этом происходит исключительно онлайн и по телефону). Клиент в сроки, указанные в запросе, предоставляет пакет документов в банк по клиент-банку. Через 5-7 рабочих дней ему на почту поступает письмо с рекомендацией закрыть счет, и при закрытии счета будет удержана комиссия 20%. Однако, при подаче жалобы и досудебной претензии банк закрыл счет без удержания комиссии.

Уралсиб. Случаи неоднократные: клиенту приходит запрос от банка по 115-ФЗ, автоматически блокируется банк-клиент. Клиент в сроки, указанные в запросе, предоставляет пакет документов в обслуживающее отделение по клиент-банку и на бумажном носителе. В банке принимают документы и отправляют в службу финмониторинга, которая (на практике) 2-3 недели их рассматривает и по итогу рекомендует закрыть счет. Далее менеджер ведет торг: чтобы банк закрыл счет без отметки по 115-ФЗ, необходимо закрыть счет, перевести денежные средства на новый счет в другом банке, оплатив с остатка денежных средств на счете комиссию в размере 20%. Срок закрытия счета - 7 рабочих дней. Либо предлагается альтернативный вариант: оплачиваете в кассу банка «страховку» в размере 80 000 руб. и счет закрывают по заявлению клиента, без отметок, без комиссии и в день обращения".

Тенденция укрепляется с геометрической прогрессией, говорит московский уполномоченный по правам предпринимателей Татьяна Минеева:

- Пока отдельные предприниматели воспринимают требования банков как свои частные споры со злоупотребляющими полномочиями банками, но нам даже несмотря на единичные обращения конкретно ко мне система уже видна. Сколько людей пострадало от заградительных тарифов? Все чаще на наших встречах с предпринимателями в ответ на этот вопрос поднимается лес рук. Блокировки счетов с последующим требованием огромных процентов испытали на себе очень многие бизнесмены, в том числе и работающие добросовестно на рынке на протяжении многих лет, и ни в каких связях с террористами и прочими преступными сообществами они замечены ни разу не были. Незаконность блокировок подтверждается в последующем и в суде.

Проблема крайне негативно отражается на деловом и инвестиционном климате в нашей стране, уверена омбудсмен.

- Конечно, комиссии такого размера за возможность забрать средства со своих счетов – это неприкрытый грабеж. Они уже сегодня у многих банков составляют от 10 до 20%, и это, видимо, не предел. Недавно нами выявлен случай требования выплаты с предпринимателя 30% от средств на счету только за возможность закрыть счет и вывести свои средства. Даже 10% - это запредельно много, это какая-то сверхкомиссия. Мотив у банка простой – заработать, хотя официально банки прикрываются исполнением требований 115 Федерального закона, - считает Татьяна Минеева.

Как исправить ситуацию? В аппарате Уполномоченного по правам предпринимателей Москвы предлагают ограничить аппетиты кредитных организаций законодательно, а именно: закрепить максимально возможный процент на вывод средств при приостановлении операций или отказе от дистанционного банковского обслуживания.

Блокировка счетов по 115 ФЗ – это не только дальнейшая долгая борьба за "зависшие" средства на счету, но и фактическое крушение репутации даже добросовестных бизнесменов.

В качестве принятия мер реагирования закон обязывает банк тут же информировать о сомнительных движениях на клиентских счетах Росфинмониторинг. Росфинмониторинг в свою очередь обязан проинформировать Банк России. Банк России обязан в течение одного дня передать полученную информацию в свои территориальные подразделения, а территориальные учреждения Банка России в течение одного дня должны спустить информацию во все кредитные организации, расположенные на подведомственной им территории.

Таким образом, за 4–5 рабочих дней информация о сомнительной, с точки зрения банка, операции; даже не доказанной еще преступной доходит до всех банков страны, а сам клиент оказывается в «черном списке» Банка России(Реестр № 639 П).

«Практика показывает, что попадание в «чёрный список» существенно ограничивает доступ к банковским услугам на территории России и переводит предпринимателя в категорию «токсичных» контрагентов. Банки проверяют своих клиентов в этом списке, и в случае обнаружения их там, начинают более активно их контролировать, по любому поводу запрашивая подтверждающие документы. Кроме того - отказывают в открытии счета новым клиентам, которые были включены в список другими банками. «Незамаранным» клиентам, производящим операции с «токсичными» клиентами, рекомендуют прекратить такое сотрудничество и так далее», - говорит представитель юридической компании Trendlaw, специализирующийся на разрешении банковских и банкротных споров Владимир Ефремов.

Безосновательными претензии предпринимателей к кредитным организациям при всем желании не назвать.

За последние 10 лет количество споров между клиентом и банком по 115-ФЗ возросло более чем в 800 раз! Если в 2008 году был отслежен всего один такой иск, в 2014 на незаконные действия в рамках исполнения кредитной организаций закона о противодействии легализации пожаловался 141 предприниматель, то в 2017 – аналогичных исковых заявлений с судах зафиксировано 843.

Парадоксы банковской борьбы за чистоту и законность на восемнадцатом году существования закона продолжают тем временем сильно удивлять. Почему в «черный» список угождают добросовестные предприниматели и почему их там оказывается больше половины? А главное - как так вышло, что опасных «террористов» и «обнальщиков» с превеликим удовольствием банки отпускают сразу же после выплаты щедрого и вполне легального процента?.. Сегодня, когда страна нацелилась на экономический прорыв, искать ответы на эти вопросы Правительству, Центробанку, Росфинмониторингу и силовому блоку, очевидно, стоит уже очень торопливо.