Честь или месть? За что адвокатов лишают профессии
17 января , 14:55
Политика
Photo: Фото: Роман Мельниченко
До точки кипения доходит ситуация с лишением адвокатов статусов по этическим соображениям. Неправильный внешний вид, посты в соцсетях, обращение в правоохранительные органы, критика адвокатского начальства и даже… разведение мулов. Всё это — официальные причины, по которым российских адвокатов уже выгнали из профессии.

После недавних поправок в федеральном законодательстве лишение адвоката статуса фактически означает для него запрет на профессию. Обжаловать прекращение статуса при этом возможно лишь в части процедурных нарушений, допущенных Советом адвокатских палат при принятии такого решения, но не по существу. Адвокат идет в суд бороться за восстановление? И на что, если не на конфликт интересов, похожа работа судов по таким спорам? Нижестоящие судьи оценивают законность и обоснованность писем председателя своего областного суда или его заместителя, в которых они и просят наказать "провинившегося" адвоката. Какое решение в таком случае будет принято?

Подобное положение вещей в отправлении правосудия прямо противоречит гражданскому, арбитражному и административному процессуальному законодательству, Конституции России, отмечают представители сообщества.

Европейский суд по правам человека своим недавним решением по примеру Иркутской области признал подобные действия несоразмерными, нарушающими Конвенцию о защите прав человека и основных свобод и указал, что власти России не смогли обеспечить правильный баланс между необходимостью защиты авторитета судебной власти и необходимостью защиты прав заявителей на свободу выражения.

Согласно последнему отчету ФПА РФ, за два последних года поступило 24 432 жалобы на действия адвокатов при исполнении ими профессиональных обязанностей. 746 конфликтов закончились прекращением полномочий.

При рассмотрении «дел чести» квалификационные комиссии и советы адвокатских палат, суды опираются на федеральный закон «Об адвокатуре», Кодекс профессиональной этики адвоката и правила поведения адвокатов в интернете, утвержденные Федеральной палатой адвокатов в 2016 году.

«Новые Известия» пообщались с несколькими разжалованными по этике адвокатами, чьи недавние истории вызвали большой общественный резонанс. Все они обжаловали прекращение своего статуса в судах (апелляции, кассации), но российские суды оставляют решения Советов адвокатских палат в силе. Тогда отказники идут в Европейский суд по правам человека - в ближайшие годы там будет рассмотрено сразу несколько дел "Адвокаты против России".

Неправильная одежда

В июле 2017 г. статуса лишился мордовский адвокат Сергей Наумов. Адвокатская палата Мордовии уличила его в неправильной одежде: однажды он пришел в суд в шортах, футболке и бандане. Наумов объяснил, что должен был переодеться к назначенному на два часа заседанию, но не успел, а заставлять ждать в суде коллег, работавших по тому же уголовному делу, посчитал недопустимым.

Сообщество должно уделять большее внимание профессионализму, а не внешнему виду адвокатов, считает Наумов. Его защитник Рамиль Ахметгалиев отмечает, что в российском «Кодексе профессиональной этики адвоката» не дается точного разъяснения определению «соответствующий внешний вид». Судьи часто приходят в процессы без мантии, а прокуроры без формы, но разве их за это увольняют или хотя бы откладывают заседания? – приводит аналогии защитник. А тут – первое дисциплинарное взыскание и сразу же жесточайшее наказание – увольнение...

Инициатива наказать Сергея Наумова исходила от зампредседателя Верховного суда Мордовии Ильдара Сюбаева – он направил частное определение в Адвокатскую палату республики, которой и было поручено разобраться с адвокатом.

- Был личный конфликт с президентом мордовской палаты Александром Амелиным. Он боялся, что адвокаты изберут меня в Совет, а я не скрывал планов выдвинуть свою кандидатуру в 2018 году. Решение, полагаю, было поддержано и где-то в кабинетах Верховного суда, поскольку до меня доходили свидетельства о давлении на Амелина верховных судей. У меня, как говорили, было «слишком много оправдательных приговоров». Случаем с «экстравагантной одеждой» воспользовались просто как предлогом, - рассуждает «НИ» Сергей Наумов об истинных причинах своего изгнания.

И шах и мат от обидевшейся коллеги

В апреле 2018 года статуса лишен московский адвокат Марк Фейгин за нецензурное слово в личном твиттере. Адвокатская палата Москвы обвинила его в неэтичном поведении. Защитник участниц Pussy Riot, украинской военнослужащей Надежды Савченко, журналиста Аркадия Бабченко считает решение по нему политическим.

Пожаловалась на Фейгина его коллега Сталина Гуревич, в адрес чьих клиентов, собственно, и была использована сниженная лексика в соцсетях. Заявительница настаивала, что таким образом Фейгин позорит адвокатское сообщество.

- Причина отстранения – политическая, и никаких других причин нет. На момент появления заявления была поставлена задача по выведению меня как независимого адвоката из процесса по украинскому журналисту Роману Сущенко, которого Россия обвинила в шпионаже. Предлогом стали три поста в твиттере, касающиеся клиента Гуревич - Шария. Попытки лишить меня статуса были неоднократные, они начались во временной промежуток с делом Pussy Piot, и после этого давление по самым надуманным предлогам я испытывал колоссальное. Люди, близкие к руководству адвокатской палаты, мне передавали, что, занимаясь политическим делами, ты, мол, сильно рискуешь. В 2014 году ФСИН подал в Минюст и адвокатскую палату жалобу за то, что передал Савченко письмо ее сестры, хотя закон этого не запрещает. Злились на меня и за то, что будто бы оскорбил в твиттере Молодую Гвардию Единой России.

Соцсети – частная территория гражданина, и уж точно не основа для лишения профессии, считает Марк Фейгин.

- Номенклатурные органы лишают адвокатов профессии из соображений конкуренции, из личной неприязни. Эта система - не просто неработающая, она коррупционная. Всегда в профсообществе будут конфликты, но давать власть одним адвокатам лишать статуса других адвокатов – порочная практика, потому что арбитром должен выступать независимый орган. Самим же палатам вполне достаточно оставить право на замечание, на дисциплинарные меры, но уж точно не на отзыв статуса. Очень удобно для государства убирать неугодных защитников руками их же коллег, всегда можно сказать, что власть тут не при чем, - рассуждает Фейгин.

32 адвоката против «Тещиной квартиры» в Башкирии

В феврале 2018 года статуса лишают башкирского адвоката и члена «Открытой России» Виталия Буркина. Вопрос был поднят в Совете адвокатской палаты Башкирии из-за письма Председателя республиканского Верховного суда Михаил Тарасенко. Судья пожаловался на посты адвоката, в которых он критикует местную судебную власть. Публикации адвоката «носят ярко выраженный негативный характер в отношении судебной системы», а названия статей «содержат шаблонные и провокационные формулировки», объяснил судья в обращении.

Рассмотрев письмо председателя Верховного суда Башкортостана, Совет адвокатской палаты Башкирии в итоге нашел в социальных сетях Буркина «оскорбительные высказывания в адрес руководства Верховного суда Республики Башкортостан», которые выходят за рамки «общепринятых норм поведения». Больше всего коллег Буркина впечатлила фраза: «Первое правило этой системы звучит так — принимать только своих. А чтобы стать своим надо обязательно быть замешанным ранее в каком-нибудь коррупционном деле. Желательно, чтобы это было какое-то воровство, желательно даже мелкое. Чтоб под страхом разоблачения будущий судья не побоялся исполнять любые приказы. Кандидат должен быть беспринципным, в идеале даже подлым», - цитировала Медиазона.

Защитник Буркина Рамиль Ахметгалиев называет обращение главы ВС республики Тарасенко беспрецедентным. Судьи разного уровня могут вносить в палаты частные постановления в отношении адвокатов, но до сих пор жаловались только на неэтичное поведение защитников во время исполнения обязанностей и еще никогда не жаловались судьи на непонравившееся литературное творчество. «Какой-то коммунизм вспоминается», - отмечает защитник.

Что же говорит сам Виталий Буркин об истинных причинах своей анафемы? С 2017 года он с коллегами-единомышленниками выявляет и предает гласности нарушения в Адвокатской палате родного региона. В прошлом году весомым результатом стало возбуждение уголовного дела по фактам хищений - ст. 159 (Мошенничество) в отношении неустановленных руководителей палаты, заключивших, по версии следствия, невыгодный договор на аренду помещений с тещей главы организации Булата Юмадилова.

- Настоящая причина моего преследования – воля президента палаты Республики Башкортостан, тесно сросшегося со всей нашей судебной и правоохранительной системой. Я защищал людей по серьезным заказным экономическим делам. И тут, как нельзя кстати, поступает письмо от главы Верховного суда, Юмадилов спешит разобраться. Руководству Палаты республики и судьям очень не нравились методы, какими я работаю: активное освещение процессов в соцсетях. Раздражало их и то, что у меня было много реабилитаций, оправдательных приговоров, я добивался, чтобы предпринимателей не осуждали по сфальсифицированным делам, - рассказал «НИ» Виталий Буркин.

Отлучение от цеха за просроченные взносы

Вслед за Виталием Буркиным в ноябре 2019 года статуса лишают его соратника – адвоката Александра Войцеха якобы за двухмесячную неуплату взносов. Размер просрочки, из-за которой адвоката отстранили от профессии – 3 тысячи 600 рублей.

Войцех утверждает, что взносы в коллегию адвокатов, в которой он состоит, вносил своевременно и регулярно. Коллегия адвокатов при этом выступает посредником при дальнейшем перечислении их в Адвокатскую палату, до которой деньги Войцеха почему-то доходили с пометкой по другому назначению, а не как членский взнос, и, соответственно, как таковые не засчитывались. Адвокат считает, что схема была применена к нему намерено, чтобы побыстрее расправиться.

Войцех, как и Буркин, активно участвовал в фиксации нарушений в Адвокатской палате и выступает свидетелем по упомянутому делу о хищениях.

- В течение двух лет мы с коллегами Виталием Буркиным, Андреем Казаковым, Александром Войцехом занимаемся изобличением коррупции в республиканской палате. В мае прошлого года итоги нашей работы уже привели к приговору и реальному сроку заместителя Юмадилова – Ромео Фарукшина. Он признан виновным в двух преступлениях: покушении на мошенничество (ст. 30 ст. 159 УК РФ) и использовании поддельных документов (ст. 327). Суд установил, что зампред Адвокатской палаты Башкирии получил через посредника 250 тыс. рублей за «успешную сдачу экзамена» одного из претендентов. Второй эпизод обвинения - предоставление Фарукшиным в Минюст подложной трудовой книжки, в которой обнаружилось два лишних года юридического стажа. В этом году нам удалось вплотную подобраться и к самому президенту палаты. Все адвокаты-свидетели по уголовному делу, в котором фигурирует теща Юмадилова, уже лишились своего статуса. Это же о чем говорит? Коллегу Андрея Казакова выгнали за трудовую деятельность, связанную… с разведением ослов и мулов. То есть похищать деньги адвокатской палаты, сформированные из взносов самих адвокатов, у нас можно, а заниматься разведением ослов – это стыдно, преступно и с адвокатской деятельностью несовместимо, понимаете? - прокомментировал «НИ» Александр Войцех.

Еще один открытый критик Булата Юмадилова Валех Аббасов – ключевой свидетель по уголовному делу о злоупотреблениях в республиканской Адвокатской палате. После дачи показаний следователю на него завели сразу пять дисциплинарных производств, в том числе, по эпизодам с истекшими сроками давности по привлечению.

Из заявления Совета Адвокатской палаты следует, что Аббасов лишен статуса «за грубое нарушение этики» на конференции адвокатов, где рассматривался вопрос о доверии президенту палаты Булату Юмадилову в связи с возбуждением уголовного дела СКР. Валех Аббасов виноват в том, что «выходил вне регламента на сцену, выхватывал у председательствующего и удерживал в своих руках микрофон», «призывал к срыву конференции, что стало причиной потасовок на сцене зала», - говорится в пресс-релизе Адвокатской палаты. Сам Аббасов поясняет, что просто пытался предоставить возможность выступить оппонентам Булата Юмадилова, которых к микрофону не пускали. Адвокат лишен статуса в декабре 2019.

По мере того, как уголовное дело о хищениях против пока неназванных руководителей башкирской палаты крепнет, Булат Юмадилов не устает увольнять коллег.

Уголовному делу предшествовало "Обращение 32-х". Открытое письмо адвокатов председателю СКР России Александру Бастрыкину на глазах превращается в веху современной истории адвокатуры. Подписанты пожаловались в нем на бездействие регионального Следкома, который длительное время не рассматривал их заявления с просьбой проверить президента по коррупционной составляющей, и вот дело возбуждено!

Неожиданно для самих башкирских адвокатов их письмо подписало три десятка коллег по всей стране, которые в своих регионах тоже пытаются препятствовать порокам нынешней адвокатуры. Письмо, наконец, заметили, однако, поначалу всё внимание было обращено не на поднятые проблемы, а на факт обращения адвокатов в правоохранительные органы. В отношении 32-х обратившихся к Бастрыкину развернулась травля.

- После «Письма 32-х» мне вынесли предупреждение о несоответствии статусу адвоката. При этом остается неясным, за что конкретно вынесено взыскание: за сам факт подписания письма, его обнародование, за форму, за цели, за обращение в правоохранительные органы или за что-то десятое. В разных источниках разные указаны причины, - рассказал «НИ» нижегородский адвокат Василий Шавин. – Конечно, я полагаю, накладывает отпечаток и моя активная публичная критика действий руководства и президента Адвокатской палаты Нижегородской области. Известна на сегодня и позиция руководства Федеральной палаты, которая потребовала «наказать, но не сильно» подписантов «Письма 32-х».

"Заткни пасть" - новая этика адвокатской номенклатуры?

Пробным шаром в серии уничижительных расправ над адвокатами можно назвать неоднократные инциденты в судах в прошлые годы, когда за обоснованные возражения судьям адвокатов просто удаляли из залов заседаний, хотя правовых оснований для этого не существует.

В 2014 году новгородского адвоката Дениса Втякина судебные приставы по распоряжению судьи Чудовского районного суда Александра Щура вынесли на руках из зала заседаний. Таким нестандартным образом председательствующий отреагировал на призыв защиты соблюдать регламент судебного процесса. В 2015 году по итогам рассмотрения жалобы Щура в Квалификационной коллегии Адвокатской палаты Санкт–Петербурга Денис Вяткин был исключен из реестра адвокатов. Судья Щур продолжает профессиональную деятельность.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Адвокат "Международной Агоры" Александр Попков:

- Нынешнее положение в адвокатуре таково, что вся процедура дисциплинарного производства зиждется на руководстве региональной палаты. Президент инициирует дисциплинарное производство, фактически формируя постулаты обвинения, а потом последовательно возглавляет и квалификационную комиссию, и совет палаты. Сосредоточение таких полномочий в одних руках заведомо исключает возможность справедливого и беспристрастного разбирательства, особенно в случае личного конфликта или неприязненных взаимоотношений между президентом и привлекаемым к ответственности.

Практика последних лет свидетельствует о том, что такие опасения небеспочвенны. В 2016 году известного адвоката Игоря Трунова лишили статуса за его высказывания «о коррупционной составляющей» в адвокатуре, «адвокатах-несунах» и давлении на «неугодных юристов», а также «о незаконном избрании президентов ряда адвокатских палат». Трунову удалось отстоять себя в российских судах, которые отменили решение АП Московской области. Давний внутренний конфликт в Совете АП Иркутской области привел к тому, что двое вице-президентов в итоге оказались лишены статуса за жалобы на президента палаты, а национальные судебные инстанции признали такое решение обоснованным. Европейский Суд признает подобные решения противоречащими Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Похожий инцидент в Адвокатской палате Ненецкого автономного округа привел к прекращению статуса троих адвокатов, в том числе бывшего президента этой палаты Натальи Рочевой. Ей удалось отстоять свою правоту и незаконность запрета на профессию в суде. В Европейском Суде уже зарегистрированы две жалобы адвоката Агоры Рамиля Ахметгалиева в интересах коллег — Сергея Наумова из Мордовии и Виталия Буркина из Башкортостана. Последний жестко и публично критиковал руководство Адвокатской палаты Республики Башкортостан, а Наумова обвинили в неуважении к суду за неподобающую форму одежды в заседании — бандану, шорты и шарф. Оба юриста, как и в описанном «иркутском кейсе», настаивают на несоразмерности своих действий и вынесенных санкций.

К серьезному конфликту привела попытка трех адвокатов Нижегородской области оспорить систему, в которой обладателям адвокатских кабинетов невозможно получить практику в качестве защитников по уголовным делам в порядке назначения. Адвокаты Василий Шавин, Елена Данилова и Галина Стрекалова не добились ясности в своем совете и обратились за помощью в ФПА. В ответ в отношении них в нижегородской палате стали проводить внезапные проверки, обнаружили кодовые замки на дверях и отсутствие табличек в кабинетах, после чего за прегрешения, в т.ч. «нарушение общей культуры адвокатского сообщества» наказали строптивых коллег.

В перечисленных инцидентах преследование адвокатов со стороны облеченных властью «чиновников от адвокатуры» больше похоже на банальную месть, нежели на стяжание высокого уровня профессиональных стандартов.