Кто на новенького
16 февраля 2011, 00:00
Политика
СЕРГЕЙ МАНУКОВ
Опасения, что бурные события в Тунисе вызовут эффект домино и «расползутся» не только на соседние страны, но и перекинутся в Азию, оправдываются. Забурлил Алжир, в Египте власть взяли военные, волнения вспыхнули в Йемене, Иордании, Ливане. После того как беспорядки начались в Иране и Бахрейне, последние сомнения в том,

Вчера акции протеста в Королевстве Бахрейн дошли до столицы Манамы (на фото). Демонстранты собрались перед зданием больницы, где ранее скончался от ранений один из участников уличных шествий. Полицейские в очередной раз применили слезоточивый газ, один из участников похоронной процессии погиб. А началось все в воскресенье, когда несанкционированная демонстрация прошла в шиитской деревне Карказан, на юге столичного района. В столкновениях с манифестантами трое сотрудников правоохранительных органов получили ранения. В понедельник за реформу режима выступили демонстранты в деревне Нувайдрат на острове Ситра. Полиция разогнала их слезоточивым газом.

Интересно, что в Бахрейне так же, как в других арабских странах, акции протеста координировались через Facebook и Twitter. Социальными сетями пользуется даже полиция. Министерство внутренних дел выразило через Twitter соболезнования семье убитого и пообещало применить к виновным самые жесткие меры, если расследование выяснит, что применение силы было необоснованным. События в Бахрейне важны еще и потому, что они могут «разбудить» шиитов в соседней Саудовской Аравии.

Между тем мощнейшие демонстрации протеста прошли в понедельник в Тегеране и ряде других иранских городов. Такого Исламская Республика не видела со времен «жаркого» лета 2009 года, когда миллионы жителей страны протестовали против переизбрания президентом Махмуда Ахмадинежада. Правительство опасалось беспорядков еще в январе, когда было объявлено об отмене субсидий на бензин и основные продукты питания. Однако оппозиция не стала месяц назад поднимать народ, решив приберечь силы для нынешних политических выступлений. При этом Ахмадинежад и поддерживающий его верховный руководитель Ирана, аятолла Саид Хаменеи оказались в глупом положении. С одной стороны, они приветствовали свержение автократических режимов в Тунисе и Египте, как долгожданные отголоски исламской революции 1979 года. С другой – запретили оппозиции организовать демонстрацию в Тегеране в знак солидарности с египетским народом.

Тем не менее на улицы столицы вышли десятки тысяч человек. Им противостояли тысячи стражей порядка с щитами и дубинками, а также члены проправительственной милиции «басидж», входящей во всесильный корпус стражей исламской революции и отличившейся во время разгрома акций протеста полтора года назад. Полиция попыталась разогнать демонстрантов с помощью дубинок и слезоточивого газа. В результате столкновений погиб один демонстрант. По информации правозащитников, с десяток человек получили травмы и ранения разной степени тяжести и несколько десятков были задержаны.

Демонстранты выкрикивали: «Мубарак, Бен Али, настало время Саида Али!», имея в виду, конечно, аятоллу Хаменеи. Толпа также скандировала: «Иранцы умирают, но не соглашаются на унижения» и «Смерть диктатору!» Госсекретарь США Хиллари Клинтон уже похвалила манифестантов за смелость и призвала иранский народ последовать примеру египтян. Тем временем служба безопасности отключила в доме у лидера оппозиции Мир-Хосейна Мусави телефоны и Интернет и не позволила ему присоединиться к манифестантам. Вчера депутаты потребовали вынести лидерам оппозиции, в том числе и Мусави, смертные приговоры за подстрекательство народа к беспорядкам. Власти же пока, как и их коллеги из арабских стран, заблокировали спутниковое телевидение и ввели жесткую цензуру на самых популярных интернет-сайтах.

По отрывочным сообщениям, поступающим из Ирана, можно предположить, что акции протеста прошли не только в Тегеране, но и в ряде других городов: Исфахане, Ширазе, Мешхеде, Раште, и везде они сопровождались столкновениями демонстрантов с полицией и арестами. В отличие от Туниса и Египта иранские власти с самого начала встали на пусть жесткой конфронтации с демонстрантами. В Тегеране ни о каких переговорах между правительством и организаторами акций протеста не может быть и речи.