Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева
12 ноября 2015, 00:00
Политика
ДИАНА ЕВДОКИМОВА
Генсек Совета Европы (СЕ) Турбьерн Ягланд призвал российские власти защитить правозащитный центр «Мемориал». Об этом стало известно в среду. Ранее «Мемориал» получил по почте акт плановой проверки от Минюста РФ, в котором НКО обвинили в подрыве основ Конституционного строя РФ, призывах к свержению действующей власти, с

– Как вы относитесь к выводам, которые сделал Минюст после плановой проверки правозащитного центра?

– Обвинения беспрецедентные. Это дикость какая-то. Минюст, который без конца нарушает законы по отношению к правозащитникам и другим НКО, вдруг обвиняет правозащитный центр «Мемориал» в нарушении Конституционного строя. Как они вообще могли допустить появление таких обвинений? По сути, они заявляют, будто бы «Мемориал» совершил тяжкое уголовное преступление. Они что, хотят уголовное дело против правозащитников открывать?

– Насколько возможен сценарий появления уголовного дела против сотрудников правозащитного центра?

– Я не знаю, что Минюст собирается делать. Но если это произойдет, то можно будет говорить о возрождении сталинского времени, репрессий.

– Вы, как и еще несколько правозащитников, подписали заявление в поддержку ПЦ «Мемориал». Не опасаются ли правозащитники, что теперь подобные акты проверок придут и к ним?

– Нет, волков бояться – в лес не ходить. Если уж Минюст считает «Мемориал» виновным в таких преступлениях, то и мы виновны. Мы все занимаемся одним и тем же. Мы защищаем права человека. Если это нарушение конституционных основ, то да, мы вместе с «Мемориалом» их нарушаем. А что уж придет в бредовые головы чиновников – мы не знаем. Будем защищаться по закону. Мы не собираемся бросать своих товарищей из-за того, что Минюст на них напал.

– Как еще правозащитники планируют помогать ПЦ «Мемориал»?

– Послезавтра мы собираем правозащитный совет на этот счет. На нем будут все его члены: я, Лев Пономарев (исполнительный директор движения «За права человека»), Валерий Борщев (сопредседатель Ассоциации независимых наблюдателей), Сергей Ковалев (председатель общества «Мемориал») и другие. Кроме того, мы обязательно хотим, чтобы присутствовал Александр Черкасов (председатель совета ПЦ «Мемориал»). Он должен присутствовать при этом разговоре, чтобы мы не сделали чего-то из того, что «Мемориал» не хочет. В целом же мы собираемся предпринимать самые решительные действия, на которые только способны.

– У вас лично будут какие-то предложения?

– Я буду предлагать подать на Минюст в суд, требовать от них обоснований таких обвинений, извинений. Пока общая стратегия не выработана.

– Не спровоцирует ли это очередное усиление давления на НКО?

– Очень возможно, что будут репрессии, но мы готовы к такому повороту дел. В любом случае правозащитники будут сопротивляться. Я одно знаю – гражданское общество в нашей стране есть. НКО являются костяком этого гражданского общества, особенно правозащитные. Если мы народились, уничтожить нас силой невозможно. Советская власть пыталась. Московская Хельсинкская группа, в которой я имею честь быть председателем, была создана в 1976 году. Нам тоже объявили, что мы нарушаем основы Конституции. Члены Хельсинкской группы получили большие сроки, отсидели в лагерях. Тем не менее 12 мая следующего года Московская Хельсинкская группа будет отмечать свое сорокалетие. А где та советская власть, которая против нас боролась? Так будет и с этим Минюстом, который обвиняет правозащитный центр «Мемориал» в нарушении Конституции. А не знаю, где они будут, а мы – будем! Потому что мы гражданское общество. Правозащитники выжили в советский период, а сейчас превратились в огромную силу. Нет региона, где бы ни было хотя бы одной НКО. Чего нам бояться? Это они привыкли мягко спать, да вкусно есть. Мы живем иначе, не боимся любых преследований.

– Что потеряет Россия, если правозащитный центр «Мемориал» перестанет существовать?

– А он не перестанет. Что они могут сделать? Лишить регистрации. Ну и что? Московская Хельсинкская группа в 1976 году не имела регистрации. Мы зарегистрировались в 1992 году, когда были уже всемирно известны. Что они еще могут сделать? Запретить работать они не могут. На наше место придут другие. Их действия бессмысленны.

– Какую роль в нашей стране играет эта НКО?

– Нужно понимать, что правозащитный центр «Мемориал» – это совершенно бесценная организация. Он сосредотачивает свои усилия на горячих точках, которые, увы, в нашей стране не переводятся. Это огромная, тяжелая, опасная работа. Благодаря тому, что «Мемориал» работает в горячих точках, другие правозащитные организации имеют возможность работать во всех остальных регионах России. Ведь нарушения прав человека происходят везде. «Мемориал» выполняет работу постсоветской власти, которой она не занимается. Я говорю про сохранение памяти о настоящей, трагической истории советского времени, о миллионах расстрелянных и замученных в лагерях, погибших от репрессий и несправедливости. Этим многие организации занимаются, но «Мемориал» занимает в этом отношении ключевую роль. Достаточно вспомнить их замечательные проекты. По инициативе «Мемориала» был установлен Соловецкий камень на Лубянке как памятник жертвам политических репрессий. Недавно, 30 октября, был посвященный этим людям день памяти. А 29 октября «Мемориал» устроил поминальные чтения имен расстрелянных. И каждый год очередь стоит из тех, кто хочет принять участие в этом мероприятии. «Мемориал» издает прекрасные книги. В общем, это прекрасная организация. Для меня ясно, что России надо гордиться существованием подобной организации в ее границах.

Справка «НИ»

Людмила Михайловна АЛЕКСЕЕВА – председатель и одна из основателей Московской Хельсинкской группы, участница правозащитного движения в СССР и постсоветской России. Родилась 20 июля 1927 года в городе Евпатория (Крым). Окончила исторический факультет МГУ и аспирантуру Московского экономико-статистического института. Преподавала и работала научным редактором; в 1968 году была уволена и исключена из КПСС за правозащитные выступления против судебных процессов над писателями Андреем Синявским, Юлием Даниэлем, Александром Гинзбургом и Юрием Галансковым. За диссидентскую деятельность подвергалась обыскам и допросам, получила предостережение «за систематическое изготовление и распространение антисоветских произведений». В феврале 1977 года была вынуждена эмигрировать из СССР, в США принимала участие в деятельности МХГ, занималась журналистикой. Вернулась в Россию в 1993 году. Входила в состав общественных советов при силовых структурах. В 2002 году указом президента России Владимира Путина была включена в состав Комиссии по правам человека при президенте РФ. Удостоена многих наград, среди которых почетный знак «За права человека», учрежденный Уполномоченным по правам человека в РФ, французский орден Почетного легиона, рыцарский крест ордена Великого князя Литовского Гядиминаса (2008), командорский крест ордена «За заслуги перед Федеративной Республикой Германия». Лауреат премии Улофа Пальме за 2004 год, премии Андрея Сахарова за 2009 год.