Новые Известия
Доклад "Империя Мазепина": зачем владельцу "Уралхима" нужен "Тольяттиазот"
23 октября 2019, 17:35
Экономика
Доклад "Империя Мазепина": зачем владельцу "Уралхима" нужен "Тольяттиазот"
На днях вышел в свет доклад «Империя Мазепина». В нем группа экспертов продемонстрировала схемы и принципы ведения бизнеса владельца «Уралхима» и «Уралкалия» Дмитрия Мазепина. Исследование, проводившееся на протяжении нескольких месяцев, позволяет без иллюзий взглянуть на реалии российской отрасли минудобрений.

Иван Петровский

Покупаем активы на кредиты

В настоящий момент Дмитрий Мазепин является владельцем двух многомиллиардных по обороту компаний – "Уралхима" и "Уралкалия", чей оборот в 2018 году составил более 238 млрд. рублей (0,29% от ВВП России). История "Уралхима" берет начало 15 лет назад, в 2004 году, когда путем объединения четырех производственных активов - Кирово-Чепецкого химкомбината, березниковского «Азота», воскресенских «Минеральных удобрений» и пермского «Минудобрения» - была создана ОХК «Уралхим». Не имея никаких активов, Мазепин сумел за несколько лет приобрести ведущие предприятия минеральной промышленности. Будучи обычным топ-менеджером, в 2004 году при покупке Кирово-Чепецкого химкомбината на аукционе он перебил предложение Газпрома. В 2007 году был приобретен «Азот», по оценке экспертов сделка составила более 300 млн долларов, а спустя год, за счет кредита от Сбербанка в размере 700 млн долларов были приобретены "Воскресенские минеральные удобрения". В 2012 году еще за 300 млн долларов были куплены и «Минудобрения». Помимо этого, в 2008 году Мазепин также обратил внимание на «Тольяттиазот». Выкупив 7,5% акций компании у Виктора Вексельберга, нынешний владелец "Уралхима" увеличил собственный пакет до 10%, и вот уже более 10 лет не прекращает попытки получить контроль и над этим предприятием.

В 2013 году за счет 4,5 млрд долларов, полученных от Группы ВТБ, окрепший "Уралхим" начинает кампанию по захвату "Уралкалия". Заимствованные средства компания Мазепина потратила на 20% ценных бумаг предприятия, при этом перед сделкой с ВТБ "Уралхим" по-прежнему был должен Сбербанку 9 млрд рублей. Дополнительно, после покупки акций Сбербанк открыл компании Мазепина еще одну кредитную линию на 2 млрд долларов. Эти средства "Уралкалий" должен был потратить на выкуп собственных акций у миноритарных акционеров. Выкупая акции на протяжении 5 лет, "Уралкалий" потратил более 247 млрд рублей, что потребовало дополнительных кредитов как у российских, так и у зарубежных банков. Так Мазепин смог получить в "Уралкалии" долю в 40%.

В ущерб государственной экономике

По факту, своими действиями Мазепин стремился к лидерству в отрасли минеральных удобрений России. Однако в процессе реализации он обременил отрасль колоссальными долгами.

По данным отчетности за 2018 год, задолженность "Уралхима" и "Уралкалия" составляет 691 млрд рублей. Целевым назначением прироста задолженности компаний стали не инвестиции в российскую экономику и не развитие компаний, а исключительное желание Дмитрия Мазепина добиться полного контроля над "Уралкалием". При этом, на сегодняшний момент, подконтрольные Мазепину компании не имеют реальной возможности погасить собственные долги, считают аналитики.

Средний ежегодный денежный поток от операционной деятельности "Уралкалия" за период с 2016-2018 гг. после уплаты процентов и обязательных капитальных затрат на поддержание бизнеса в операционном состоянии составляет в среднем 34 млрд рублей. Выходит, что это максимум того, что компания может направлять на погашение общей задолженности, которая на конец 2018 года составила 409 млрд рублей. То есть для полного погашения долга компании потребуется порядка 12 лет. Более того, за последние 5 лет капитализация "Уралкалия" снизилась более чем в 2,5 раза: с 506 млрд до 246 млрд рублей. При этом акции компании находятся под залогом у банков, не покрывая ее реальной задолженности.

Ситуация с "Уралхимом" обстоит еще хуже. Чистые активы ключевого актива Мазепина являются отрицательными на протяжении 5 лет, а на конец 2018 года они составили минус 113 млрд. рублей. Как говорится в п. 4 ст. 99 ГК РФ, акционерное общество, чьи чистые активы более двух лет являются отрицательными, подлежит ликвидации. "Уралхим" работает в убыток, начиная с 2014 года, привлекая новые кредиты в попытках погасить старые, все дальше загоняя себя в кредитную петлю, и без того туго затянутую на шее организации. Почему Федеральная налоговая служба до сих пор не подала иск о ликвидации АО «ОХК «Уралхим»? Вероятно, Дмитрию Мазепину и его компаниям удается договариваться с государственными органами. Но ущерб для предприятий, теряющих в цене - очевиден.

"Тольяттиазот" – попытка спастись?

Вероятно, что основную возможность исправить ситуацию Мазепин видит в получении контроля над «Тольяттиазотом», за который он борется второе десятилетие.

Почти сразу, как "Уралхим" получил около 10% акций одного из крупнейших производителей аммиака в мире, компания начала давление на "Тольяттиазот" и его руководство, инициируя возбуждение уголовных дел по обвинению, например, в хищении всей произведенной продукции. При этом сам процесс вызывает множество вопросов: юристы стороны защиты сообщали о том, что обвинительное заключение было написано непосредственно "Уралхимом", неоднократно внимание общественности привлекалось к множеству логических нестыковок и неоднозначных действий судьи, а государственные эксперты, готовившие исследование, на котором построено всё обвинение, просто не посчитали нужным участвовать в заседаниях.

При этом "Тольяттиазот" можно считать одним из наиболее успешных предприятий отрасли. Судя по сообщениям на сайте завода, с 2012 года его руководство вложило больше 33 млрд рублей только в модернизацию, недавно утвержденная инвестпрограмма – еще 39 млрд руб. Помимо этого, выделяются средства на социальные программы, благотворительность. ТОАЗ является важнейшим предприятием в своем регионе: за счет его средств проводятся программы улучшения городской среды, "Тольяттиазот" помогает Правительству Самарской области с решением проблем в сфере образования и трудоустройства, а заработная плата сотрудников ТОАЗа – одна из лучших в городе. Такая деятельность, вопреки судебным разбирательствам, говорит об устойчивом и добросовестном развитии "Тольяттиазота", с заботой о людях и родном регионе.

Возвращаясь к Дмитрию Мазепину, можно сказать, что реальная причина, по которой бизнесмен продолжает попытки захватить ТОАЗа, проста: процветающий завод в Тольятти может стать ключом к выходу из ситуации с банкротством "Уралхима" и превышающими капитализацию долгами "Уралкалия". Именно благодаря средствам других, ранее не попавших под влияние Мазепина предприятий, бизнесмен хочет сохранить свое место в отрасли. Единственное, что остается в этой ситуации - это ждать реакции государственных органов, которые должны немедленно вмешаться в ситуацию, так как иначе под угрозой будет не только российская отрасль минеральных удобрений, но и банковская система, и репутация отечественных производителей перед зарубежными инвесторами и кредиторами.