Цифра дня: российские компании накопили на банковских депозитах 28 трлн рублей
13 сентября 2019, 15:08
Экономика
Photo: invest-rating.ru
На Московском финансовом форуме глава Минфина Антон Силуанов выразил обеспокоенность тем, что отечественные компании предпочитают накапливать средства, а не тратить их на развитие.

«С этим надо что-то делать», - заявил Антон Силуанов. Действительно, отечественные компании (впрочем, также, как и люди в последнее время), предпочитают сберегательную модель поведения. Инвестиции в основной капитал не растут, а вся прибыль (у тех компаний, у которых она вообще ещё есть) либо оседает на банковских депозитах, либо распределяется среди учредителей в виде дивидендов.

Особенно Антона Силуанова удивляет то, что компании не хотят заставить их деньги работать, при том, что в стране и экономика стабильная, и налоговая политика не претерпевает изменений. Однако, если посмотреть на реальное состояние отечественной экономики, то причины скепсиса предпринимателей становятся понятны.

Для начала, неизменные налоги в России - не более, чем миф, подкреплённый устаревшей нормативной базой. Помимо непосредственно налогов, у нас есть множество различных сборов, которые формально налогами не считаются. Однако Всемирный банк, придерживающийся международных стандартов, и их в налоги записывает. Один из таких сборов - утилизационный сбор, который закладывается в стоимость новых автомобилей. Чтобы его повысить - не нужно переписывать законы и проводить массу согласований с общественными слушаниями. Достаточно одного решения Минпромторга. И такое решение готово: Минпромторг предлагает повысить ставки сбора с 1 января 2020 года на легковые машины в среднем на 110%. То есть самые популярные машины с двигателем до 2 литров подорожают примерно на 90 тыс. рублей. Естественно, такая мера негативно скажется на спросе: покупатели десять раз подумают, а стоит ли им вообще брать новую машину.

А «стабильность экономики» - это ни что иное как застой и отсутствие перспектив роста в обозримой перспективе. Прогнозы экономического роста, дохода людей и национальных целей правительства пересматриваются в сторону ухудшения. Но наиболее ярко «стабильность» показал Центробанк, представив пессимистичный прогноз на 2020 год: в случае падения цен на нефть, доллар может перевалить за 94 рубля. Вот такая стабильность...

Но больше всего вопросов вызывает другое: почему Минфин сам не подаст бизнесу пример и не покажет, как следует тратить запасы. Объём международных резервов в конце августа превысил 530 млрд долларов - Россия теперь на 5 месте в мире по объемам запасов. Такую страсть к накопительству можно было бы понять, если бы запасы работали, как, например, в норвежском фонде. Норвежские власти инвестируют сбережения в наиболее перспективные и ликвидные финансовые инструменты и получают неплохой доход. Наши же государственные сбережения либо лежат практически мертвым грузом, либо инвестируются в проекты, из которых, в случае необходимости, деньги быстро не вывести и не направить на благо нашей экономике и социальной сфере. Минфин предпочитает дать, например, кредит Египту на строительство АЭС, чем вложить эти деньги в Россию. Так имеет ли право Минфин что-то требовать от предпринимателей и простых людей, если сам не следует своим принципам?