Прерванный поток
4 августа 2015, 00:00
Экономика
Георгий СТЕПАНОВ
Будущее амбициозного проекта «Турецкий поток» оказалось под большим вопросом. Межправительственное соглашение по нему до сих пор не подписано, официальные переговоры не ведутся, а контракт с итальянским подрядчиком Saipem на укладку первой нитки газопровода по дну моря расторгнут. Между тем «Газпром» планировал начать

Тогда газпромовские представители различно уровня уверенно обещали, что вот-вот приступят к прокладке труб, а к 2019 году «Турецкий поток» позволит полностью исключить транзит российского газа через территорию Украины. Однако турки оказались жесткими переговорщиками и выдвинули свои условия. Главное из них – существенная скидка на газ из России для внутреннего потребления в обмен на разрешение на строительство.

К тому же Анкара, соглашаясь на начальном этапе на прокладку лишь одной трубы (в то время как «Газпром» рассчитывал на четыре), явно демонстрировала, что делает Москве скорее политическое одолжение, чем экономически заинтересована в ее энергоносителях.

Чувствительный удар по планам «Газпрома» нанесли итоги прошедших в июне парламентских выборов в Турции. «Устные договоренности о строительстве вроде бы достигнуты, и была надежда, что после выборов подконтрольный президенту Эрдогану кабинет министров проведет его законодательно. Однако партия Эрдогана не победила, а с оппозицией договориться не удается», – отметил генеральный директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов.

Поэтому де-факто правительства в Турции сейчас нет – возможно, оно будет сформировано в сентябре, однако не исключены и повторные выборы. «Россия передала все необходимые документы, но подписывать их не с кем», – говорит собеседник «НИ». По его словам, стопроцентные шансы есть лишь на строительство одной нитки «Турецкого потока», которая обеспечивает саму Турцию.

Судя по всему, эта нитка мощностью 15,74 млрд. кубометров в год все же нужна Анкаре, чтобы как минимум обезопасить себя от рисков украинского транзита. К слову, запланированная «Газпромом» общая мощность газопровода – 63 млрд. кубометров в год. Российский концерн предполагает, что по остальным трем ниткам российский газ пойдет в обход Украины на Балканы, а также в Центральную и Южную Европу. При этом странам ЕС предлагается самим строить трубопроводы к турецко-греческой границе, где будет расположен газовый хаб.

Одна из главных проблем проекта – его высокая стоимость. Прокладка трубы по дну моря значительно увеличивает затраты и отражается на рентабельности. Соответственно, газ, перекачивающийся по такой ветке, по определению не может быть дешевым. Как сообщил на днях министр энергетики России Александр Новак, «Газпром» и турецкая госкомпания Botas имеют устную договоренность о предоставлении Анкаре скидки на российский газ в размере 10,25%. «Документ пока не подписан», – уточнил Новак.

В свою очередь министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз заявил, что его правительство не пойдет на уступки «Газпрому»: «Москва видит в нас только транзитную страну. Для нас в этом нет никакого смысла. Мы заинтересованы в создании совместной системы поставок. Принципиальное соглашение по этому вопросу было достигнуто, однако Россия пошла на попятную».

О крахе «Турецкого потока» речи не идет, убежден глава аналитической компании Small Letters Виталий Крюков. «Турция не сказала «нет», просто на формирование там нового правительства требуется время. Проект ни в коем случае не отменяется, могут быть сдвинуты сроки, скажем, на год, но он все равно состоится», – говорит эксперт.

В свою очередь партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин в комментарии для «НИ» заметил, что сейчас проект «Турецкий поток» фактически заморожен: «Газпром» отпустил трубоукладочные суда, за которые с ноября прошлого года платил ежедневную аренду. Одно из этих судов, Saipem-2000 – второй в мире по величине подъемный плавучий кран. Контракт с итальянским подрядчиком расторгнут, поэтому непонятно, кто будет укладывать трубы.

«Как можно было влезать в подобные траты, не имея никаких гарантий, что на противоположном конце «Турецкого потока» кто-то примет российский газ? Это же чистой воды авантюризм», – утверждает Крутихин.