Достоинство духа: в Москве поставлен спектакль со слепоглухонемыми актёрами
22 декабря 2018, 10:56
Культура
В Москве, в здании Исторического Музея, был показан один из самых оригинальных проектов в мире – спектакль с участием слепоглухих актеров. Спектакль «IN TOUCH. Прикасаемые» стал первым в рамках международного социокультурного проекта "Россия — Бельгия — Нидерланды: Театр без границ".

Диляра Тасбулатова

Спектакль создан благодаря Центру реализации творческих проектов "Инклюзион", Фондом поддержки слепоглухих "Соединение" и Театром Наций под руководством Евгения Миронова. В 2016 году был номинирован на соискание театральной премии "Золотая маска". С успехом прошёл в России, Франции и Великобритании. Автор идеи: Евгений Миронов, режиссеры: Руслан Маликов, Дженни Силей.

«Прикасаемые» (IN TOUCH) — единственный спектакль в мире, где на одной сцене играют слепоглухие и «нормальные» актёры, взаимодействуя друг с другом посредством касаний, тактильно. И, возможно, при помощи вибраций: ибо слепоглухой человек обладает особенной чувствительностью.

Об этом «странном», с трудом воображаемом нами, слышащими и видящими, мире много писала Ольга Скороходова, тоже слепоглухая, человек железной воли, учёный, автор «Библии» для слепоглухих, книги «Как я воспринимаю, представляю и понимаю окружающий мир». Это книга об удивительном внутреннем мире человека, который «слышит» кончиками пальцев, ощущает горячий песок ступнями, чувствует запах моря, и для которого, скажем, вдеть нитку в иголку уже представляется сложной задачей. Единственная в мире слепоглухая, занимавшаяся наукой, многого добившаяся вопреки своей страшной судьбе. Заболев в детстве менингитом, отнявшим поначалу зрение, а потом и слух, потерявшая в раннем детстве мать, она постепенно выработала свою систему взаимодействия с миром. Помогал ей профессор Соколянский, заведовавший Интернатом слепоглухих в Харькове, в начале тридцатых.

К слову сказать, сейчас все эти методики никого не интересуют, и слепоглухие прозябают в спецдомах, где ими никто не занимается.

Непонятно, каким образом и по каким методикам учились слепоглухие участники этого спектакля – а ведь они говорят, странными голосами, но говорят. Не слыша самих себя, что невероятно трудно: Скороходова это делала, держа руку на горле и реагируя на вибрации своего собственного голоса. А ведь этому долго учатся, и это очень сложно.

Участники этого спектакля (правда, не все) тоже говорили. О том, что они такие же люди, как и мы с вами, о чувстве собственного достоинства, о той темнице, в которую они волею судеб заперты, и о том, как ментально, духовно выбраться из нее. (Вот здесь, извините, подходит расхожее выражение «сила духа»)

Ибо из темницы физиологического, вынужденного молчания можно выбраться лишь силой воображения – и я, посмотрев этот спектакль, верю теперь, что воображение у этих людей похлеще не то что нашего с вами, но порой воображения какого угодно гения. Немота, невысказанность, невозможность говорить и даже слышать, рождают, как выяснилось, не демонов, а …ангелов. То есть рождают эйдосы, идеи, витающие над миром: душа обращена внутрь, в самое себя, витает над всем пережитым и ежесекундно переживаемым и, таким образом, все время работает.

Это, конечно, пограничный опыт, трагедия: никому не дай Бог лишиться элементарного инструментария, двух главных органов чувств. Как говорил Кант о случайности и странности нашего существования: чудо, что рука поднимается. Но, подумала я, глядя на этих людей, как мало мы знаем, в сущности, о человеке, о его возможностях и внутренних резервах.

… Бегущей строкой над сценой – строки из дневников артистов: что они переживают, как им хочется достучаться до мира и как мир их не приемлет.

И – трогательно – женское: «мне говорят, зачем тебе красиво одеваться, ты же слепая, ты же сама себя не видишь».

Ну да, ты же инвалид: зачем тебе любить, мечтать, одеваться?

В польском фильме «Хочется жить», основанном на реальных событиях, главный герой, пораженный страшной формой церебрального паралича, ни секунды не могущий сидеть спокойно (его все время корежит) в финале встает во весь рост перед медкомиссией, чтобы произнести, с чудовищными усилиями, речь. Еле стоя на ногах (зато сам, без посторонней помощи) он говорит, запинаясь и выворачиваясь, что он человек, а не больное животное, не экспонат и не казус природы.

И об этом же – дневники красивых женщин, слепоглухих, но не потерявших огромного интереса к жизни, к любви, к обычным человеческим отношениям. Им не нужна наша слезливая сентиментальность, с какой порой мы смотрим на инвалидов – снисходительно-умиленно.

К слову сказать, некоторые из них счастливо замужем (за «нормальными» мужчинами») и имеют детей.

Слепоглухие артисты-мужчины тоже женаты: один из них, Мишель Тилбеке, - пловец, участник Паралимпийских Игр 2010 и 2012 годов.

В спектакле, как я уже говорила, играют и обычные, слышащие и видящие актеры: Иван Кокорин, Мариэтта Цигаль-Полищук и Ольга Лапшина – актриса, как говорится, на «разрыв аорты», та, что не чурается самых «экзотических» проектов. И хотя Оля здесь не главная, ее сердечность, помноженная на громадный талант, как нельзя кстати именно в этом действе: она здесь, скорее, не играет, а живет – рядом с теми, кто так рвется за пределы своего трагического заточения.

Браво.