Новые Известия
Дмитрий Дарин: "Черный хлеб на граненых стаканах тяжелее гранитной плиты"
17 июня 2017, 10:31
Культура
Дмитрий Дарин: "Черный хлеб на граненых стаканах тяжелее гранитной плиты"
В нашей рубрике "Поэт - о поэтах" Сергей Алиханов представляет Дмитрия Дарина. В многогранном творчестве Мастера уживаются и тонкая любовная лирика, и глубокий, выстраданный и совсем не "заказной" патриотизм.

У Дмитрия Дарина - солидный "послужной список". Родился поэт в 1964 г., член Союза писателей России. Его перу принадлежат сборники стихов “Черный ангел”, “Сердце на ладони”, “Сестра моя, Россия”, «Я сам зажег свою звезду», «Поспели травы», “Новые стихи”, “Безымянные батальон”... На стихи Дарина написано более 200 песен, которые пели и поют А. Морозов, А. Маршал, И. Кобзон, В. Пресняков (ст.) и Владимир Пресняков, А. Глызин, группы «Самоцветы», «Рядовой Дарин», Государственный ансамбль российского казачества "Казачий курень" (Волгоград), Народный хор им. Е. Попова (г.Рязань) и др. Дмитрий Дарин - еще и член редколлегий журналов "Российский колокол" (Москва), "Невский альманах" (С.-Петербург), "Новая Немига литературная" (Беларусь). Руководитель общественно-литературного портала и Поэтического фестиваля «Осиянная Русь”. Лауреат Большой Премии им. С.Есенина «О Русь, взмахни крылами”, «Красная гвоздика».

А еще Дарин - доктор экономических наук.А кроме того - и знаток отечественной культуры, русской истории. Самоотверженно и непоколебимо Дмитрий Дарин отстаивает духовные ценности, определяющие песенную суть России.

До конца девяностых годов на фирме “Мелодия”, на популярных телепрограммах, на Всесоюзном радио работали худсоветы, которые еженедельно прослушивали и принимали песни. В чем была суть работы этих худсоветов, какими критериями они руководствовались в своем отборе - мало кто помнит. Но результат отсутствия этой работы - налицо, точнее на слуху: качество песен все падает и падает. Дмитрий Дарин несчетное количество раз вместе с композиторами-соавторами, как и ваш покорный слуга, проходили через эти худсоветы, а потом и сами стали принимать участие в их работе.

Главной темой обсуждения было то, являются ли слово и звук, строка и мелодия данной песни единым целым, легко ли запоминается песня, сливается ли в припеве музыка... Часто на худсоветах песня именно так и принималась - “с доработкой” наметившегося, но до конца не воплощенного единения. Но все чаще и чаще случалось, что авторы пошли по облегченному пути. Композитор не стал или не смог создать оригинальную развернутую мелодию песни, а просто к стихам - методом подбора, а не творчества, - из заложенных в каждым синтезаторе секвенсоров, из множества уже готовых музыкальных шаблонов (так называемых ритмических паттернов) выбрал подходящие.

Профессионалу халтура слышна с первой музыкальной фразы - и на худсоветах такие песни немедленно "зарубались". Но теперь - так уж получилось - создание песен в массовом порядке подменено подбором готовых ритмических шаблонов. Песни на секвенсорах заполонили рынок, выражают ли они согласие или протест, являются саунд-треком для видео-клипов, музыкой для супермаркетов, или звуковым фоном тусовок...

Дмитрий Дарин справедливо утверждает, что такие песни утратили главное - их никто и никогда не поет про себя, они никогда не станут частью души, музыкальным сопровождением дорогих сердцу воспоминаний...Поэт Дмитрий Дарин с болью сердца постоянно говорит об этой проблеме -https://www.youtube.com/watch?v=jrOCpE3u5-c интервью с Дмитрием Дариным.

За последние годы не стало многих замечательных композиторов, членов песенной Комиссии, друзей и соавторов Дмитрия Дарина да и Вашего покорного слуги. Ушли: Марк Минков (”Не разлучаются, любя”), Руслан Горобец ( “Погода в доме”), Григорий Мовсесян, Дмитрий Жаров, Виктор Темнов, который объездил всю страну, аккомпанируя Людмиле Зыкиной...

Причину всех этих преждевременных уходов назвал народный артист России Олег Иванов - невостребованность.

Ценить настоящих поэтов надо при их жизни!

Возможно, со временем наше общество поймет и эту простую аксиому.

А пока - почитаем одного из ярких Мастеров слова. Поверьте, что Дмитрий Дарин заслуживает вашего времени и внимания.

СЕРДЦЕ НА ЛАДОНИ

Твоих волос туман не тронет,

Не тронет время красоты,

Пока на маленькой ладони

Мужское сердце держишь ты.

Оно уже – полуживое,

Лежит поломанным птенцом…

Любви отверстье ножевое,

И ложь, вошедшая свинцом.

Не злато правит миром – страсти,

Свой победитель славит плен,

И вот теперь я Божьей властью

У тонких девичьих колен.

Я сердце дал - почти пустое,

Не отзовется, не зови,

Как дом, свободный от постоя

Великой армии любви.

А час придет – я на перроне,

Прощальную скрывая боль,

Махну тебе пустой ладонью

И сердце отпущу с тобой.

И ты свою судьбу исполни,

В другом жги жертвенный огонь,

Стряхни меня, как хлеб, с ладони,

Но только не сжимай ладонь!

2013

ЖИЗНЬ ТЕПЕРЬ…

Нет, бродяги, я еще не умер,

Новый ветер с гречневых полей

Стать меня счастливым надоумил,

Сделал сердце малость веселей.

Жизнь теперь - не склёванные нивы,

Хоть и помню выжженный разор...

Видел я моложе и красивей,

Но такой не видел с давних пор.

Чтоб в моих руках дрожала веткой,

Чтоб листвой шумела по душе,

Оттого таких встречаю редко,

Что слова не трогают ушей.

Что от стен людских холодных эхом

Падают в остылую кровать.

Я к тебе из прошлого приехал

В завтрашнее смело забирать.

Жизнь ползет лишь на сердечной тяге,-

Нужно помнить тем, кто хочет жить.

Вот и я живу еще, бродяги,

Коль цела хранительная нить.

2013

МАДОННА С НЕВСКИМИ ГЛАЗАМИ

Бог дал – хранить должны мы сами,

И девушка – безумно юных лет,

Мадонна с невскими глазами,

Мне смело улыбается в ответ.

Прекрасен стан, живая фреска,

Не в Питере такую не найти,

За ней всю жизнь вливаюсь в Невский,

А нужно было просто перейти.

Но правит Бог рукой нелегкой,

Лишь шаг ступаю в сторону мечты,

Я вновь у грустного истока -

Гляжу на разведенные мосты.

Горит звезда над небесами,

Лишь здесь ночей для сердца нет,

Мадонна с невскими глазами

Мне юно улыбается в ответ…

В её глазах со льдинкой синева

В её глазах заплещется Нева,

И пусть выходит синь из берегов,

Всегда как наводнение - любовь.

2013

***

Кто любил, уж тот любить не сможет,

Кто сгорел, того не подожжешь.

Сергей Есенин

Что ж такое? – сердце жжет без жали,

Месяц вылакал из глаз всю синь,

Не тобой я нынче опечален,

И с меня веселья не проси!

Ты ль в горячке чувственности грубой,

Но душой ни капли не любя,

Мне напомнишь поцелуем губы,

Что умели миловать, губя?

Помнить тех, лишь с кем могла забыться,

Ты умеешь в жизни, разве нет?

И забвенья тени в наши лица

Невеселый вдавливает свет.

Я и ты – два очень разных слова,

Оттого мне страсть твоя – игра.

Жизнь отлита смертному из олова,

А любовь – из меры серебра.

Наше счастье соткано из боли,

Потому - непрочно на разрыв,

Только не зови своей любовью

Этот хищный чувственный порыв.

Не спою тебе я влажных песен -

Их не держит треснувший ушат,

То ль в сырое сердце въелась плесень,

То ли издырявилась душа.

Мы с тобой погаснем на рассвете -

Две до дна оплывшие свечи,

А пока мне месяц - лишний третий -

Цедит оловянные лучи.

В этом странном и нездешнем свете

Мне грустится больно о другой,

Что мерцала в ветреном поэте

Яркой серебристою звездой.

И пока она мне сердце гложет

Лаской эту боль не потревожь,

Вспыхнешь ты кому-нибудь, быть может,

Лишь меня уже не подожжешь!

***

Сам не знаю, что со мной,

И не пьян я, не тверезый,

Каждый клен мне брат родной,

В сестрах – каждая береза.

В небо я смотрю насквозь,

И глаза купаю в сини,

Что когда-то не сбылось,

Гармонист из сердца вынет.

Я свое оттосковал,

И теперь с другим узором

Месяц мёды расплескал

В бирюзовые озера.

Что тревожило меня -

Отсыревшая солома,

Мерно дышат зеленя

По равнинам и по долам.

Позабуду и прощу

Чьи- то милые колени,

Муть с души прополощу

В пене ласковой сирени.

Я стою, вдыхая Русь,

Оттого – на сердце звонко,

С кленом тихо обнимусь,

Улыбнусь березе тонкой…

Виден клен зеленый издали,

Да не ты к нему пришла,

Оттого любовь не вызрела,

Оттого ль не зацвела?

2009

***

Луч зеленый вниз уронит

Полуночная звезда,

В твои теплые ладони,

Целовал тебя тогда.

Ты меня не целовала,

Рук за шею не обвив,

Ах, как мало, ах как мало

Мне хватало для любви.

Мне тогда хватало взгляда,

Только понял я потом,

Что не я твоя отрада,

Раз глаза искрились льдом.

Только понял я так поздно,

Жизнь по песням раззвонив,

Что не нам мерцали звезды

С неба черной простыни.

Что не нам в поклоне месяц

Серебрил дорожку вдаль,

Счастья малость недовесив,

Бросив на плечи печаль.

Позабыл я синеоокость,

Не с неё я нетверез,

Солона на вкус жестокость,

Несбывающихся грёз.

И теперь я невлюбленный

С сердцем стылом налегке,

Только помню луч зеленый

На целованной руке.

2009

ЛУННЫЙ АНГЕЛ

Снова жил натянут струны,

Проведут по ним лучом,

И слетает ангел лунный

Мне на правое плечо…

Невесомый, словно ласка,

Весь купается в глазах,

Очарованная сказка,

И живые образа…З

десь, внизу, во тьме вороньей,

Сам себя на казнь свезу…

И звезда в ладонь уронит

Серебристую слезу.

Ночи в пене, ночи в скрипе,

А в рассвет приснится мне -

Серебро колодца выпив,

Спит журавль в тишине.

Словно он – в холодной сини,

Позабытый во дворе,

Из меня тревогу вынет,

По предутренней поре.

Смотрит месяц златорунный,

Жизнь застыла, не течет,

И целует ангел лунный

Мое правое плечо.

2013

ДВА В ОДНОМ

Для счастья мне известно два рецепта,

Чтоб жизнь ласкала теплою волной:

Все лучшее отдать одной,

И давний друг – с душою без фальцета.

От горя мне известно два лекарства,

Что разжимают древние тиски:

Родная песня – от тоски,

И давний друг от женского коварства.

2014

***

И каждый ищет счастья на земле,

Не зная толком, что это такое....

Один- побед, другой - покоя,

В перинах этот, тот - в седле.

И каждый ищет счастья по себе,

Не зная толком, истинно ль достоин....

Жена - в рожденье, в смерти - воин,

В смиренье этот, тот в борьбе.

И каждый ищет счастья навсегда,

Не зная толком, сколько это значит...

Бодрится дед, юнец - растрачен,

Минуты этим, тем - года.

А месяц спит слезинкой на весле,

Жизнь - утлый челн, и нету рулевого,

И мне ничто не будет ново,

И даже - счастье на земле!

2014.

ОСИЯННАЯ РУСЬ

Проснусь вот-вот от стука мокрых веток

Сойду с крыльца в синеющий рассвет,

Я много видел мест по белу свету,

Но хлебнее России в мире нет.

И может жить уютней в странах многих,

Но где родился, там я и умру,

Где поутру роса омоет ноги,

Где шепчутся рябины на ветру.

И как тебя ни жгли, ни поносили,

Но кости переломанных крестов

Срастались в душу гордую России,

Что пьет Господь из чаш колоколов.

Не нагляжусь в твои седые дали

И нет войны, и сёла тихо спят,

А солнце перековано в медали

В полях твоих оставшихся солдат.

Не спит река, течет в тумане белом,

Как жизнь моя течет меж берегов

Пологий – та любовь, что отзвенела,

Высокий берег - к Родине любовь.

И мне с него теперь виднее дальше

Туда, за бирюзовый окоём.

Где сохранит Россия души наши,

Где мы её всем миром сбережем!

Я люблю красоту белоствольную эту,

Что не высказать словом, а только вздохнуть,

Осиянная Русь, разве сыщется где-то

Край такой, чтоб под ветки берез не уснуть?

Я люблю красоту белоствольную эту,

Дальний дым над трубой и дорогу в полях,

Осиянная Русь, я люблю беззаветно

Слезы синих озер и печаль в соловьях!

2014.

БЕЗЫМЯННЫЙ БАТАЛЬОН

Как повязка на рану -

Ранний снег на поля.

На граненом стакане

Корка хлеба моя.

Не сегодня закопан,

Я, расстрелян в упор,

По военным законам

Призываюсь на сбор.

Орды смотрят сурово

В пополнении сил,

И приходится снова

Нам вставать из могил.

Мы займем оборону-

Павший наш батальон-

Перекличка -условно,

Все бойцы -

без имен!

Но мы сраму не имем,

Кто по списку -

всерьез -

Здесь проходят живыми,

С вас - повышенный спрос!

Это с ваших согласий

Опускали страну!

Мы - Иваны,да Васи

Продолжаем войну!

Смерть давно нам покорна,

И со снегам в кудрях

Мы погибнем повторно

На российских полях!

И в награду за это

Нам родная страна

По Всевышним заветам

Возвратит имена!!

Не бывает в России солдат безымянных,

Бог хранит имена -

чтобы с нами на ты.

Оттого черный хлеб на граненых стаканах,

Тяжелее гранитной плиты!

2014.

«Россию можно рассыпать по зернам,Можно её по росинке собрать...»

Виктор Боков.

СОБЕРУ РОССИЮ РО РОСИНКЕ

Кисея, да ситцы,

Это край мой отчий,

Мне опять не спится

У окошка ночью.

То ли месяц жалит.

То ли сердце колет,

Рвет меха без жали

Гармонист за полем.

Как рассыпал бусы

Он с груди гармони -,

Парень светло-русый,

Мне не посторонний.

Что ж ты ночью ходишь

Той тропинкой дальней.

Что ж с ума ты сводишь

Песнею печальной?

Разве между прочих

Ты не замечаешь,

Кто не спит все ночи,

Если ты играешь?

Эх, как взял красиво...

Что на сердце тесно,

Только по России

Льет такая песня!

Соберу Россию по росинке я

С луговых веселых васильков,

Средь берез с зелеными косынками

Сердце тихо шепчет про любовь.

2015

***

Я походкой по-прежнему весел,

Оставляя в рассвете следы,

Неподвластен и женщинам тесен,

И ногою на шаг от беды.

И смеюсь я по-прежнему звонко,

И не манит петлёй потолок,

Только память иголкою тонкой

Вдруг кольнет поседевший висок.

Но такую, как ты, я ни разу

Не встречал, чтоб бояться спугнуть…

То ли сердце в любовной проказе,

Распирает тревожную грудь,

То ли я головою русой

Вдруг расцвел васильками глаз,

Но в озера глаз твои грустные

Утону я в последний раз.

Нет, сердечной не болен проказой,

Это новая, странная боль,

Чтоб такая озероглазая

Не сравнилась с какой-то любой.

И другого в тебе мне не надо,

Камню место на самом дне,

Только будешь такому ли рада

Утонувшему в или мне?

Фонари мне по лужам развесил

Белый месяц, напившийся в дым,

Я походкой по-прежнему весел

Оставляя в рассвете следы!

2015

СЕМЬ

Попрощаться с Пушкиным на площадь вокруг Спаса на Конюшенной площади пришли более 30 тысяч человек. Приглашения на похороны из-подполы продавались по 100 рублей серебром. Через почти 89 лет вокруг памятника Пушкину неисчислимые толпы трижды обнесли гроб с телом Есенина. Никто не считал по головам сотни тысяч людей в очереди к театру на Таганке и шедших день и ночь к могиле Высоцкого. А за катафалком с гробом Моцарта шли всего семеро . И то – до городских ворот.

Жизнь недаром боится смерти,

Потому что, как в зеркале, в ней

Отражаются все круговерти

И лицо проступает видней.

Нет надежней посмертной славы,

И хоть всякая слава - пустяк,

Но всегда хоронить величаво

Нас выносят на звуки зевак.

Выстрел! Ранен! К Пушкину - толпы,

Сто рублей серебром за места,

Высмотреться на лик - уже желтый,

На скривлённые в боли уста.

Царь убит. Повешен царевич.

Грёб тыщей рук есенинский гроб,

Чтоб глядел Александр Сергеевич

В запоздалую преданность толп.

Много в людях повадок скотских,

И от здравого смысла дрянца,

Кто последний прощаться с Высоцким?

Кто тут крайний к могиле певца?

Но хочу я, порвав аорты,

Знать в последнем выдохе век,

Что за мной, как каким-нибудь Моцартом,

Шли великие СЕМЬ человек!

2015

***

Ветер чешет макушки липам,

Нарушая хилую тишь,

И в каком-то неистовстве диком

Задирает подолы крыш.

Месяц тени прохожих гложет,

Желтоглазый ночной лиходей,

И кричу я, прозревший кожей,

Про несчастья в мире людей.

Сколько раз хотел я, как ветер

В вас вдохнуть живительный слог,

Но порывы и шелест в поэте

В людоломне города смолк.

И в любви, так всегда бывало,

Виноват тот, кто меньше зряч,

Ты в глаза мне отравой вливала

Свой искусный жалобный плач.

Я с тех пор по-другому вижу,

И с того совсем занемог,

Безнадежнее бьется и тише

Вена кровью в русый висок.

Пепел виден в любом начале,

Мне знаком тот закон простой,

В каждом счастье-зародыш печали,

И в беде - надежды росток.

Ночь–карга закроет ключами

Слиток солнца в звездную кладь,

Не зовите сиделку с врачами,

Раз в России мне умирать.

И пускай, неискусный в поклоне,

Не разбился в церковный пол,

Богу я не совсем посторонний,

Коль свирель Он во мне нашёл.

И когда вдруг - шорох по липам,

То не ветер льёт в зеленях,

Это я в послесмертии хриплом

Всё зову любивших меня.

2015.

РУСЬ УСТРОЕНА ПРОСТОРНО….

По долинам ветер вольный

Чешет лес густой,

Русь устроена раздольно,

Край мой золотой!

Край мой синий, край озёрный

Где сокровищ кладь,

Русь устроена просторно,

Края не видать!

Мне прожить в дождях дорожных

Выпала судьба,

Русь устроена несложно,

Избы, да хлеба!

Широки, как души нивы,

Круты берега,

Русь устроена красиво,

Значит – на века!

Пусть орда людей безбожных

К нам идет со злом

Русь устроена надёжно,

Кто тут к нам с мечом?

И пускай пустых напраслин

Слышен псиный лай,

Русь устроена с запасом,

Лишь не предавай!

Купола церквей – как жито,

Веры и хлебов,

Русь устроена нехитро,

Как сама любовь!

Оттого и льётся песня

Родником звенит,

Русь устроена чудесно,

Бог тебя храни!

2015

МОЯ ХОРОШАЯ

Не видать за белою порошею,

Ни домов, ни церкви, ни могил…

Ты скорей найдись, моя хорошая,

Чтоб я снова сердцем полюбил.

Чтоб скорее занесло бы прошлое,

Ни следа и нет назад пути,

Повстречайся мне скорей, хорошая,

Коль не мне дано тебя найти.

Не с любою сердце сдюжит ношею,

В глубину затянет синих глаз,

Ты целуй, целуй меня, хорошая,

Как целуют лишь в последний раз.

Я поэт, а вовсе не святоша я

Страсть одна мне вышибает грусть,

Только петь тебе одной, хорошая,

Обязуюсь нежно и клянусь!

Ведь в любви всегда беда похожая,

Где теплее – там и полынья,

Если ты уйдешь, моя хорошая,

Утону навеки в жизни я.

Потому любить теперь не брошу я,

Потому смотреть не буду вниз,

Только повстречайся мне, хорошая,

Или, обгоняя, обернись.

2016

ДЕРЕВЕНСКАЯ РОССИЯ

Молчит в печурке уголёк,

Забытый Богом уголок,

Так про деревню говорят,

Когда приехать не хотят.

А я приехал сам собой

С родной увидеться избой,

Чтоб снова стали мне близки

Мои соседи – земляки.

Глаза печальные коров

Глядят на несколько дворов,

Осколок сильного села,

Где жизнь бывала весела!

А ныне – тощенький забор,

И на пиле лежит топор,

И лодки две на два весла

Осталось с нашего села.

Раздую я в печи огонь,

И дед Антон возьмёт гармонь,

И снимет хмарь и маету

И отведет с души беду.

Путём, что с детства мне знаком,

Пойду на речку босиком

Купаться в розовой заре

По спелой яблочной поре!

Знаю, ты ответишь, попроси я.

Тайны родниковой не тая.

Где ты, деревенская Россия,

Где Россия русская моя.

2016

ДОРОГА ЖИЗНИ

Родному Ленинграду посвящается.

Свет в измождённое лицо -

Сегодня прорвана блокада!

Долой смертельное кольцо

С опухшей шеи Ленинграда.

Кто в людоломне выжить смог,

Над хлебной пайкой зубы стисни -

Из всех проложенных дорог

Запомнит лишь дорогу жизни.

Ползёт полуторка впотьмах,

Водитель знает цену рейсу -

Тут жизнь рассыпана в мешках

И раздается лишь по весу.

Под колесом неверный лёд

И смерть слетает прямо с неба,

А непокорный город ждёт

Кусок спасительного хлеба.

Кто не дожил – не суждено,

Здесь от снаряда не воронка -

Ещё один пошёл на дно,

Пошла кому-то похоронка.

И сколько было их таких,

В прицеле «недовысшей расы»

Менявших мертвых на живых,

На самой «оживлённой» трассе.

Не счесть дорог моей Отчизны,

Из них святая есть одна

Её зовут «дорогой жизни»,

К тебе проложена она.

Присядь и вспомни «на дорожку»

Как мало нужно неживым,

И собирай с ладони крошки,

Которых не хватило им.

2016