Музей глупых вопросов
16 декабря 2014, 00:00
Культура
Сергей СОЛОВЬЕВ
Премия «Кандинский» считается одной из самых престижных негосударственных наград в области современного искусства. Путем долгого отбора и фильтрации к «финишу» приходят только три человека («молодой художник», «художник, создавший лучший проект» и «теоретик искусства»). Нередко на церемонии «Кандинского» вспыхивали ска

Нередко церемония награждения «Кандинским» превращается в отдельный перфоманс со своими героями и антигероями. По традиции ее начинает лекция какой-нибудь арт-звезды. В этом году организаторы решили не мудрствовать и устроили телемост с тремя теоретиками искусства, которые претендовали на премию. Перед Виктором Мизиано, Игорем Чубаровым и Михаилом Ямпольским была поставлена задача рассказать о «музее будущего».

Дело в том, что уже не первый год учредители премии пытаются превратить бывший кинотеатр «Ударник» в музей современного искусства. И пока вынашиваются эти планы, решили собрать мнения уважаемых людей. Правда, все, что вещала с экранов интеллектуальная троица, укладывалось в простую истину: нынче музей – это не просто собрание ценностей и шедевров, а открытая система, где могут совмещаться совершенно разные вещи и явления. Изящнее всех свою точку зрения представил Михаил Ямпольский, находящийся в Нью-Йорке. И именно он получил премию за книгу «Живописный гносис».

Вообще главным рефреном всей церемонии оказались телеэкраны и компьютерные мониторы. Перед зрителями проносилась хроника вернисажей этого года и их комментирование разными телеканалами. Номинанты оказывались закольцованными в этом круговороте новостей. Когда очередь дошла до «молодых художников», их также заставили высказаться о музее. Но, видимо, предполагая, что в каждом молодом человеке живет ниспровергатель идеалов, вопрос был поставлен ребром: «В какой музей вы никогда не пойдете?». Елена Рыкова объясняла, почему у нее вызывают отторжение музеи восковых фигур. Альберт Солдатов заявил, что не пойдет в музеи официальных художников, открывших себе прижизненные дома-памятники (понятно, что намек на Шилова и Глазунова). И только Тимофей Радя отказался участвовать в «интеллектуальном» фарсе, написав баллончиком на стене, куда он точно не пойдет: «В музей глупых вопросов». Именно он получил одобрительные аплодисменты зала. Между тем премия по решению жюри досталась Альберту Солдатову за видеоработу, где обыгрываются провокационные образы живописца Бальтуса.

Когда очередь дошла до «взрослой» номинации – «Проект года» – музейная тема была, по счастью, закрыта. Художники просто рассказали о своих работах: Елена Корина об инсталляции «Припев» (до последнего момента именно она была фаворитом критиков); мало кому известная дебютантка, скрывающаяся за псевдонимом Лилия Ли-ми-ян, о своей серии Masters/Servants. Премия, однако, досталась не выступавшему Павлу Пепперштейну за его проект «Святая политика». Таким решением жюри убило сразу двух зайцев: наградило политически острый проект (правда, острота здесь сильно закамуфлирована иносказательностью и сюрреализмом) и отметило статусного художника, который не первый год входит в шорт-листы различных премий.

Примечательно, что двое из трех лауреатов живут и работают за границей и на церемонию не прибыли. Вот они – пути современного российского искусства, достойного войти в мировую историю: оно не просто прозападное, оно и делается на Западе.