Новые Известия
Театральная перверсия Эдуарда Боякова: от православных скреп - к Бузовой
10 июня, 11:15
Культура
Театральная перверсия Эдуарда Боякова: от православных скреп - к Бузовой
Изначально участвовать в хайпе, под названием «Бузова и МХАТ», я не хотел. Ни МХАТ, ни МХТ, ни другие театры, ни тем более мадам Бузова, мне не интересны. Мне интересен Бояков - персонаж, на мой взгляд, неординарный и довольно любопытный.

Саша Соколов

Несколько лет назад Бояков публично отказался от либеральных ценностей, посыпал голову пеплом и провозгласил себя консерватором, традиционалистом, носителем и пропагандистом духовных скреп.

Понятное дело, либеральная тусовка подвергла его анафеме и отфутболила. Это было предсказуемо. Мне кажется, что именно на такую реакцию он и рассчитывал.

Но произошло то, чего Бояков никак не мог ожидать. Православные, к которым он резво устремился с криком: «Я свой! Свой!», подозрительно прищурились, дескать, чуем тут что-то неладное, взяли да и обвинили Боякова в быстром воздушном переобувании, бесовщине, далеко идущих тайных умыслах, преступных заговорах и остальных смертных грехах. И добрая половина православной прессы и блогеры стали долбать Боякова «по-христиански», да так, как нам, либералам, и не снилось.

Мракобесие чистой воды, но факт остаётся фактом: наш герой оказался между небом и землей. Как пела незабвенная Алла Борисовна: «Ты покинул берег свой родной, а к другому так и не пристал..»

Прежние, немногочисленные поклонники МХАТ времен Т.В. Дорониной, зрительный зал покинули. Новое руководство за два года не только не создало своего зрителя, но и не выстроило репертуарной политики.

Сегодня во МХАТе полный винегрет, состоящий из писателей и поэтов, восточной йоги и православных хороводов, монархистов и сталинистов, нациков и попов, Бузовой и Галкина, Петра и Февронии, Романовых и Сталина, и бла, бла, бла, и скрепы, скрепы, скрепы...

А над всей этой вампукой распластал свои черные крылья Дугин - личность мрачная, одиозная, страшноватая, но главное, совершенно не понятно, зачем этот демон во МХАТе?

Там, где появляется Дугин, начинается процесс разрушения, гибели, и не только творческой, но и физической.Достаточно вспомнить судьбы Губанова, Зверева, Курехина, Летова и многих других, с кем соприкасался этот идеолог-окультист. Уж не дугинская ли темная энергия запустила во МХАТ камышового кота и разрушительный процесс начался теперь и здесь? На месте Боякова я бы поостерегся водить дружбу с этим социологом-философом и тем более тащить его в театр.

Впрочем, и это не мое дело.Как не мое дело, какие Бояков ставит спектакли, кому дает в них роли. Даже если это героиня Дома-2 Бузова, апофеоз безнравственности, синоним пошлости, не имеющая ни к театру, ни к профессии актрисы вообще никакого отношения. Тут правда, в одном интервью Бояков обмолвился, что Отар Иоселиани снимал в своих фильмах непрофессиональных артистов. Ну, во-первых, сравнивать себя с Иоселиани по меньшей мере нескромно, а во-вторых, кино - это не театр.

Кино - это когда собрались, сняли, разбежались.Театр - живой организм. Каждый театр - хранитель традиций и ценностей, накопленных, выстроенных поколениями режиссёров и актёров.

Не понимать, насколько это важно, может только поверхностный, далёкий от театра человек. Иными словами, временщик.

Но и об этом я бы не писал, если бы Бояков не договорился до того, что назвал Бузову носительницей смысла.

Вот тут, братцы, я оживился. Какого-такого смысла? Пока я вижу лишь смысловые галлюцинации художественного руководителя.И одна из них, сравнить Бузову с Уорхолом, поставив между ними знак равенства.

Уорхол - мощный, талантливый создатель и креативщик самого себя.Вокруг его личности образовывалось, собиралось, формировалось творческое пространство.

Бузова - одушевлённое существо, выпрыгнувшая из Дома-2 как черт из табакерки.Она - не певица, не актриса, не музыкант, не художник. Она, не принадлежащий себе одушевленный предмет, фейк, умело слепленный бизнес-проект. Она, как и Даня Милохин, две зияющие пустоты, приносящие дивиденды своим пигмалионам.

Вот где смыслы бузовские зарыты. И не надо тут про духовные скрепы впаривать.Сам Бояков и спалился, заявив: «23 млн подписчиков Бузовой, - это люди, интуитивно чувствующие главный тренд времени… У Ивлеевой (у которой 18 млн подписчиков) или Собчак (8 млн) или Рудковской (вообще смешно - всего 5 млн) - есть какие-то корневые свойства - профессия, семейное происхождение, мужья, предыстория и т.п...».

Представляю картину, как худрук академического театра сидит в Инстаграме, рассматривает аккаунты накаченных ботексом блогерш, подсчитывает подписчиков и выбирает, какую из них вывести на сцену МХАТ?

Только как носитель духовных скреп Бояков объяснит теперь молодежи, о которой он так печется, что нужно учиться, овладевать профессией, знаниями, что нужны интеллект, культура? Ни хрена теперь не нужно! Чтобы стать Олей Бузовой или Даней Милохиным, получать гонорары, сопоставимые с гонораром Бузовой во МХАТе, учиться противопоказано и даже вредоносно. Начинать, дети, надо с хайпов в Сети!

«Что касается тех, кто злится,- продолжает Бояков, - кто думает, что мы позвали Бузову для хайпа - это либо дураки, либо просто завистники. При этом важно признать, что мхатовским успехам завидует небольшое число людей, а подавляющее большинство - завидует числу подписчиков у Бузовой»

Да, все правильно говорит Бояков. И зарабатывать надо, и залы заполнять, и хайп создавать. Лукавить только не хорошо. Нечему тут завидовать. Нет никаких мхатовских успехов. Нет спектаклей. А вот подписчики у Бузовой есть. Это правда.Поэтому Бузова во МХАТе исключительно ради хайпа и кассы.Пишу об этом я, не дурак и не завистник.

Что же касается театральных экспериментов, то кто ж против? Но не на сцене прославленного Академического Художественного театра.Открой при театре экспериментальную мастерскую, назови Практика-2, и вперед!

И тогда не важно, что появятся на этой экспериментальной площадке милохины, бузовы, моргенштерны, без обаяния, без таланта, без профессии.К этому-то мы как раз привычные.Нашей страной давно рулят непрофессионалы: космосом руководит журналист, сельским хозяйством управляет чекист, генерал армии и министр обороны – строитель, к тому же и в армии никогда не служил.

То, что Бузова во МХАТЕ, Милохин на экономическом форуме, а Моргенштерн журналом GQ признан человеком года - их вины в этом нет. И даже вины Боякова нет. Все они винтики в огромном механизме, под названием государственная машина.

Спрос рождает предложения. А спрос создает публика.Публику формирует государственная и финансовая элита. Весь этот чертов бизнес, развращающий и разлагающий всех и вся.

Все возмущались участием Дани, наркомана и гомика с лицом олигофрена на ПМЭФ. Однако, благодаря Дане, каждый рубль принес Сберу прибыль в 12 рублей. Стоило вывести на сцену Бузову - и все билеты во МХАТ проданы.

Не виноват Бояков. Он такой же заложник системы, как и все мы.Но только мнить о себе как о великом театральном реформаторе и творить при этом бессмыслицу, противопоставлять себя всему миру - в этом есть что-то очень нездоровое, и прежде всего, по отношению к себе, своим возможностям и способностям.

А несогласные, пытающиеся вступить в диалог или тем паче возражающие Боякову, сразу записываются во враги, завистники, записные хейтеры и диванные умники (это тоже определение Боякова)

В каком-то смысле Бояков - фигура трагическая.Попытка за два года завоевать православную аудиторию не увенчалась успехом. Тут сыграли роль агрессивная настроенность большинства православных ко всему новому, консерватизм, тяжеловесность, неповоротливость, косность.

И тогда, устав сражаться с ветряными мельницами, в Боякове проснулся прежний яркий, дерзкий продюсер - провокатор.А духовность, скрепы и прочая православная канитель оказались заблокированными (временно или навсегда, покажет «Бузова»)

Результат не заставил себя долго ждать: самый обсуждаемый на сегодня театр - МХАТ, персона Бузова, и все билеты проданы.Стало быть, касса сделана.

Только вот спектаклей, достойных сцены великого прославленного русского театра МХАТ, по-прежнему в репертуаре нет.

Впрочем, есть. Всего один. Главный мхатовский спектакль этих лет - история художественного руководителя Эдуарда Боякова.