Мораторий или снос?
8 февраля 2012, 00:00
Культура
НАТАЛЬЯ ШЕРГИНА, Санкт-Петербург
В Петербурге вновь разгорается борьба градозащитников за сохранение исторического наследия. Недавно директор Эрмитажа Михаил Пиотровский предложил ввести на пять лет мораторий на любое строительство в историческом центре. О таком моратории еще в 2010 году твердили режиссер Александр Сокуров и писатель Даниил Гранин. Ка

Нельзя сказать, что эти разумные предложения новой командой Смольного не были услышаны. Напротив, в ноябре прошлого года губернатор Георгий Полтавченко на встрече с градозащитниками сам объявил о введении моратория на снос старинных зданий. Более того, губернатор остановил реализацию сомнительных мегапроектов, широко разрекламированных прежними властями. Отменен снос старинного трамвайного парка на Васильевском острове, где хотели соорудить развлекательный центр Дворец искусств, пересмотрена концепция реконструкции Новой Голландии и в целом территории Новоадмиралтейского острова, заморожено сооружение Орловского тоннеля.

Тем не менее на фоне громких заявлений новых властей инвесторы и строители продолжают «бульдозерную реконструкцию». То в разгар новогодних праздников разрушают дом на Фонтанке, то возобновляют сооружение отеля на Галерной улице, отчего растрескались соседние здания, то сносят завод «Петмол» и угроза нависает над охраняемыми объектами.

Госстройнадзор и прокуратура начали остро реагировать на беззаконие инвесторов и застройщиков. Городской суд Петербурга даже нашел крупные нарушения в градостроительной политике экс-губернатора Валентины Матвиенко. Рассмотрев иск прокуратуры, суд установил, что Смольный в 2004 году своим приказом незаконно снял с государственной охраны 38 исторических зданий, большинство из которых были снесены. Прокуратура готова опротестовать аналогичные приказы, касающиеся судьбы еще около ста городских памятников.

Прокуратура также потребовала изменить тот самый знаменитый закон Петербурга «О границах зон охраны объектов культурного наследия на территории Санкт-Петербурга», которым, как большим достижением, козыряли в свое время и Валентина Матвиенко и экс-глава Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) Вера Дементьева, – убрать из документа «коррупциогенный фактор». В ответ Смольный пошел еще дальше – предложил общественности публично обсудить новую редакцию этого закона на страницах городской интернет-газеты «Фонтанка.ру». Проект с антикоррупционными поправками оказался настолько сырым, что вчера при его обсуждении градозащитники попросили вице-губернатора Игоря Метельского не торопиться с его принятием.

«Изменения были подготовлены по требованию прокуратуры, которая провела проверку закона и выявила три коррупциогенных фактора, – пояснил «НИ» зампредседателя Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Александр Кононов. – Это неопределенность понятия «локальные», проблема сноса исторических зданий и заключения КГИОП о возможности сноса». Эти три поправки в закон будут внесены, они необходимы. Но переписывать весь закон, по мнению Александра Кононова, сейчас ни к чему. Ведь летом на берегах Невы снова пройдет сессия ЮНЕСКО, где будут окончательно уточнены вопросы о границах Петербурга, как объекта Всемирного наследия, и уже после этого все изменения можно будет спокойно внести в проект и принять закон с учетом международных поправок.

Параллельно со спорами на тему оптимального сохранения архитектурного и исторического наследия власти готовят общественность к мысли о том, что глобальная реконструкция Петербурга все-таки неизбежна. Вице-премьер Дмитрий Козак признался в одном из интервью, что для приведения в порядок обветшавшего жилого фонда и обновления инженерной инфраструктуры Петербурга нужно не менее 10 лет, а потратить за эти годы придется на такой капитальный ремонт не менее 300 миллиардов рублей. Вновь зазвучали предложения о расселении коммуналок в центральных районах с передачей целых кварталов для реконструкции инвесторам. Петербуржцы, наслышанные о печально знаменитой «квартальной лавине», обрушившейся в 2004 году на Москву, были крайне встревожены, и чиновники поспешили заявить, что никакой «поквартальной реконструкции» не будет.

Более того, как недавно выяснилось, Смольный получил задание до середины февраля подготовить список понижаемых в статусе или вовсе исключаемых из госреестра памятников архитектуры, для формирования федеральной целевой программы (то есть финансирования из федерального бюджета) по сохранению центра Петербурга. Пока такого списка нет, по слухам, губернатор попросил отсрочить подготовку этой программы на неопределенное время.

Однако на днях уволен последний вице-губернатор из команды Матвиенко – Юрий Молчанов, который был главным куратором самых скандальных градостроительных объектов, связанных с незаконным сносом культурного наследия.

Светлана КРЮЧКОВА:
– По-моему, в градостроительной политике все стоит на одном месте. Они продолжают тихо и подло делать свое дело, то есть сносить. Например, если выезжаешь в воскресенье в центр, то сразу понимаешь, что основная часть машин, которая создает пробки, это те, кто работает в офисах, но почему эти жуткие офисные здания надо строить в историческом центре? В Париже, например, есть специальный район, который отведен для строительства этих стеклянных небоскребов. Почему у нас все не так происходит? Все строится с нарушениями. И пока будут взятки, в городе ничего хорошего не будет. Просто за это должно быть очень серьезное наказание. Нужно сажать тех людей, чьи подписи стоят на документах о сносе зданий. Посадите двадцать пять человек, и тогда этот беспредел закончится. Я не раз говорила, что нельзя строить гостиницы для туристов на месте самих достопримечательностей. Что же тогда к нам приедут смотреть? Они уничтожают уникальный облик города. Я говорю: не можете реставрировать – консервируйте!
Петр I издал указ в начале улиц ставить шлагбаумы, через которых пропускали знатных и умных людей, которые несут городу благо, а для разбойников и варваров вход был закрыт. Нельзя позволять пускать в город людей, которые приезжают для того, чтобы урвать. Так вот, поставили бы шлагбаумы и не пускали в такой город, как Петербург, тех, кто хочет рушить город. Это город-музей. В этот город должны быть допущены позитивные и конструктивные люди. А Полтавченко только пришел – я не знаю, как все будет, но мы очень надеемся на изменения к лучшему. Рядом со мной Большой драматический театр, где я проработала 37 лет. Его ремонтируют опять приезжие и первое, что они сделали, – уронили многомиллионный бур. Ремонт БДТ должен был завершиться к концу 2012 года, но сейчас это точно неизвестно. БДТ – это бренд города, для нас святое место, а им – плевать.

Олег БАСИЛАШВИЛИ:
– Я знаю, что нам удалось помешать строительству Охта-центра. А сейчас это сумасшедшее жлобье хочет строить пятисотметровое здание на плоском берегу Финского залива – это вообще будет какой-то ужас! Что тут скажешь: жлоб есть жлоб – и ничего с этим поделать нельзя. Здесь должен быть стройный свод законов. И он существует, но почему-то эти хамы думают, что с этим законом считаться должны только мы, а не они. Жаль, что Егор Гайдар не успел сделать – вернее, ему не дали сделать – провести реформы правоохранительных органов, прокуратуры. Тут бы отреформированная прокуратура должна была призывать к ответственности людей и сажать их надолго. Когда появится страх перед заключением, они не будут лезть во имя своих личных интересов – ломать дома на Фонтанке и т.д. А другого выхода нет. У меня большие надежды на нового губернатора Полтавченко и на его вице-губернатора по культуре Кичеджи. Мне они кажутся людьми достойными. Они должны оказывать соответствующую поддержку людям, которые стремятся сохранить наш город в его подлинной красоте.
Записала Ирина АНИСИМОВА