Новые Известия
Побежденные Победой
4 июня 2015, 00:00
Культура
Сергей СОЛОВЬЕВ
Побежденные Победой
После отгремевших празднеств в честь юбилея Победы в залах, принадлежащих Академии художеств, открылась выставка современных художников, от которых чаще ждут провокаций или скептического отношения к официальным датам. Создатели экспозиции с названием «Победа как новый эпос» попытались соединить несоединимое: государств

Ни для кого не секрет, что и в современном искусстве (не академическом, а именно галерейном), которое большей частью воспринимается как либеральное и пацифистское, есть свое имперское и самодержавное течение. До последнего времени его явным апологетом был Алексей Беляев-Гинтовт, чьи монументальные полотна с сусальным золотом, пурпурными звездами и военными парадами (то ли советскими, то ли фашистско-футуристическими), вызывали в арт-среде яростные споры вплоть до скандала на премии «Кандинский». Поэтому когда «Крокин-галерея» заявила в своем «победном» проекте господина Беляева-Гинтовта, немедленно возникло подозрение: дело пахнет порохом и машинным маслом.

По счастью, полотна со звездами и советскими солдатами рядом с фашистским орлом оказались вписаны в более сложный орнамент. Первый зал выставки можно было бы назвать ампирным – здесь действительно все признаки сталинского стиля: и лепнина Сергея и Татьяны Костриковых, обыгрывающая торжественные рельефы метро, и Кремль, написанный нефтью Николая Наседкина, а всему этому предшествует замедленное видео с Жуковым на белом коне. Это зал возвышенного духа со звоном курантов, надчеловеческого усилия (его символом выступает изображение огромного утеса), торжествующей воинской доблести. Еще немного, и война окончательно срослась бы с религией, вызвав древних и современных богов (от Марса до икон ХХ века).

Татьяна Баданина. «Небо».
Фото: С САЙТА МУЗЕЯ

На контрасте второй зал рождает сакральные образы совсем другого рода – уже не героическо-античные, а христианские. Победа оказывается со слезой ребенка, с щемящим чувством невосполнимой утраты. Татьяна Баданина создала стену-мемориал из невесомых белых рубашек (и как символ крещения, и как знак смерти), возносящихся ввысь. Здесь же Леонид Тишков в буквальном смысле слова плетет пронзительную поэму и об отце, оказавшемся в концлагере, и вообще о семейной памяти. Андрей Бильжо выставляет письмо об отце-танкисте. Дарья Короткова помещает семейные фотографии за мутные белые слои бумаги – так рождаются ее «снега памяти». Наконец, в третьем зале как реквием звучит замечательный полиптих Константина Батынкова «Сыны полка»: детские фигурки в ватниках, словно сдавленные, сплюснутые войной.

Как эпилог этой спирали от возносящихся звезд к возносящимся детям смотрится совершенно неожиданное видео Сергея Сонина и Елены Самородовой «Стратегическое наследство». На глазах зрителей на некоем военном заводе собирается ракетный двигатель – словно строится храм будущих поколений. Вслед за умирающими на небеса готовы взлететь и живые. Можно ли назвать это победой? Нужна ли земная битва, чтобы человек оказался в космосе? Ответ в академии дан положительный.