Новые Известия
Алексей Белогорьев: "Газпром превращается в компанию с умеренной прибылью"
19 июля, 13:00
Алексей Белогорьев: "Газпром превращается в компанию с умеренной прибылью"
Фото: Фото: dailysabah.com
Интервью для тех, кто запутался в потоке новостей про хитросплетения экспорта российского газа, до сих пор не верит, что Европа переживет без трубы Газпрома и что «северные потоки» превратятся в металлолом на дне моря.

Екатерина Максимова

«Новые Известия взяли интервью у заместителя директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексея Белогорьева. Эксперт спрогнозировал, как проведут предстоящую зиму страны еврозоны, объяснил, у каких стран европейцам придется «с боем» отбирать газ и предупредил о том, что внутреннему рынку и россиянам самим пора начинать готовиться к повышению цен на голубое топливо.

-Данные по лихорадочным запасам газа в странах Европы ежедневно обновляются. На текущий момент на сколько в еврозоне наполнены хранилища?

-Объем запасов газа в подземных хранилищах газа в ЕС по данным на 17 июля составляет, в среднем, 64,4%. Во многих странах они выше. В Германии уже 65%. Хуже всего ситуация остается в странах Восточной и Центральной Европы: в Болгарии, Хорватии, Венгрии, Латвии и Австрии они по-прежнему ниже 50%. В целом, запасы пополняются намного актине, чем в прошлом году. И если не будет проблем с текущими поставками, то запасы будут доведены до 80-85%, а при благоприятных условиях даже до 90% к концу октября.

-Насколько месяцев европейцам этого хватит? И в каком осенне-зимнем месяце у них начнется все самое интересное?

-Запасов газа не может хватить на покрытие всего зимнего спроса. Их отбор должен сочетаться с большими и стабильными импортными поставками. Запасы нужны, прежде всего, в наиболее холодные зимние дни, когда газ по газопроводам просто не успевают поставлять в силу технических ограничений. Кроме того, они играют важную экономическую роль, позволяя выравнивать сезонную неравномерность спроса и зарабатывать газовым компаниям на сезонной неравномерности цен. Цены на газ в Европе зимой, как правило, значительно выше, чем летом.

-Как тогда Европа собирается пережить зиму?

-Сложно. Не далее как 18 июля Фатих Бироль (исполнительный директор Международного энергетического агентства, - прим. ред.) опубликовал на эту тему развернутый комментарий, выдержанный в весьма мрачных тонах. Есть серьезные опасения, а одного готового решения - нет. Для того, чтобы заместить российский газ нужен целый комплекс мер. Некоторые меры уже предпринимаются, другие - только намечены, но движения мало.

Основное замещение российского газа пока обеспечивается резким ростом импорта СПГ, но его предложение неустойчиво и в зимний период будет явно недостаточно. Поэтому основная мысль Ф. Бироля: нужно незамедлительно сокращать спрос, в т.ч. в оставшиеся теплые месяцы.

Действительно, сокращение спроса разными способами - потенциально наиболее действенная мера. Так, в электроэнергетике (на нее приходится 25% потребления газа в ЕС) предполагается переключаться на уголь, мазут, возобновляемую энергетику, а в отдельных странах также увеличивать выработку АЭС.

-То есть сейчас Европе не до своей любимой темы - развитие «зеленой энергетики»?

-Наоборот. Сейчас наступил «золотой век» для «зеленой энергетики», потому что, во-первых, очень высокие цены на нефть и газ, а это означает что окупаются даже самые дорогие инвестиционные проекты.

Во-вторых, сейчас как никогда востребованы ветер, солнце, все виды возобновляемой энергетики (ВИЭ). По оценке банка Goldman Sachs, полное замещение российского газа в ЕС (согласно плану Еврокомиссии REPowerEU) с учетом достижения поставленных климатических целей потребует до 2030 года суммарных инвестиций в странах ЕС в объеме 3,7 трлн евро, из них 27% - это инвестиции в новые мощности ВИЭ. В итоге, если в 2016-2020 годах в ЕС ежегодно вводилось лишь около 20 ГВт новых мощностей ВИЭ (в 2021 г. – 30 ГВт), то теперь нужно вводить каждый год 100 ГВт, а после 2026 г. – больше 150 ГВт.

Поэтому противоречий здесь нет. Конечно, Европа не планировала отказываться от российского газа до 2040-х годов, но европейские страны постепенно намеревались снижать потребление «голубого топлива». Общее отношение к газу в ЕС в последние годы было достаточно негативным.

Все, что происходит сейчас, текущие мировые события - это стало очень неожиданным сюрпризом, особенно для энергетических компаний, которые торгуют газом. Зато «зеленые», которые боролись с «засильем» российского газа в Европе, довольны. Они дождались момента, когда наш газ стал политически неудобным и встал вопрос о том, что поставки прекратятся в считаные годы, если не месяцы.

-Еще год назад никто бы не поверил, что Европа может в одночасье отказаться от услуг Газпрома… Все-таки чем в такие сроки можно заменить наш газ?

-Когда мы говорим про замещение российского газа, то нужно разделять краткосрочные перспективы, а это период предстоящей зимы, и долгосрочные, то есть то, что будет через несколько лет.

Самые большие проблемы – то, что происходит прямо сейчас. Потому что российский газ занимал до 40% потребления газа в Европе. Это очень много, конечно. И этот газ невозможно быстро и тем более целиком заместить другим источниками.

В этом году резко увеличились поставки из Норвегии, они добывают максимум от того, что могут. Резко увеличились поставки сжиженного природного газа в Европу, но при этом Алжир, который является третьим по величине поставщиком, снижает поставки в силу внутренних причин (правда, после резкого роста, который был в 2021 году).

Основные надежды Европы – на увеличение импорта СПГ, и пока они оправдываются. Но как долго это продлится - неясно. Основными потребителями СПГ традиционно были страны Северо-Восточной Азии, где десятилетиями действует так называемая премиальная модель ценообразования. То есть Япония была готова переплачивать за газ для того, чтобы поставщики гарантированно ориентировались на японский рынок.

Соответственно в Азии цены на СПГ всегда были выше, чем в Европе. И в Европу сжиженный газ поставлялся по остаточному принципу - туда уходило то, что оставалось невостребованным на мировом рынке, потому что в Европе цены были наименее привлекательными. Сейчас ситуация развернулась на 180 градусов. Начиная с прошлой зимы, в Европе премиальные цены, и европейцы, переплачивая за газ, отбирают его у азиатских потребителей.

В первом полугодии этого года сжиженного газа в Европу поставляли рекордно много, но тут европейцам в моменте сыграли на руку несколько факторов, включая теплую погоду в Азии и локдауны в Китае. Но это редкое сочетание, при котором в Азии в первом полугодии сформировался низкий спрос на газ.

Скорее всего, во втором полугодии и в следующем году спрос в Азии вновь начнет расти. При этом, в отличие от европейцев, у большинства азиатских потребителей нет выбора, откуда брать ресурс. У тех же Японии и Кореи нет трубопроводных поставок, и они могут рассчитывать только на СПГ. Поэтому в случае роста внутреннего спроса они будут вынуждены перебивать европейские цены.

Ожидания сейчас такие: во втором полугодии ситуация с предложением СПГ на европейском рынке начнет ухудшаться. Насколько резко - тут опять же прямая зависимость от погодных условий. Если в Азии будут низкие температуры, относительно холодная зима, что бывает раз в несколько лет, то ситуация может быть и намного хуже.

Поэтому, возвращаясь к вопросу, как перезимует Европа, многое будет зависеть от погодных условий, в т.ч. в других частях света. В зависимости от температуры очень сильно меняется потребление - в годовом диапазоне до 60 млрд кубометров газа.

-Если бы украинский конфликт случился не в феврале, под конец отопительного сезона в Европе, а, к примеру, в октябре. Насколько бы сильно поменялась риторика и позиция Европы?

-Поставки российского газа начали сокращаться в наименее болезненный для потребителей момент. В конце марта закончился отопительный сезон. А июль – это вообще самое дно спроса. И надо понимать, что 40% спроса на газ в Евросоюзе приходится на домохозяйства, а они используют газ, прежде всего, для отопления. Поэтому им так важно сейчас максимально заполнить хранилища.

-Вы лично верите в сериал с турбиной для «Северного потока»? Некоторые из ваших коллег уверены, что от турбины, застрявшей в Канаде, поставки не зависили. Есть еще восемь турбин. Остановка «Северного потока» в том числе и на профилактические работы - это исключительно политическая история.

-Почему Газпрому понадобилось одномоментно выводить из работы 5 из 8 турбин - этого никто объяснить не может. Газпром сам путается в показаниях. Я не готов здесь судить, это черный ящик. И кроме Газпрома к технической стороне вопроса, на самом деле, мало кто имеет доступ. Информация вся у Алексея Миллера и у Ростехнадзора, наверное.

Доказать очень сложно, но в Европе версии Газпрома не верят. Не верят совсем. Там считают, что снижение поставок объясняется политическими мотивами. Я не готов в данном случае встать на одну из сторон. Могут только констатировать, что контрагентов в Европе объяснения Газпрома не удовлетворяют.

-А после 21 июля, когда закончится профилактика, Газпром, ваш прогноз, возобновит поставки? Некоторые российские аналитики призывают сделать все, чтобы не дать Европе заполнить хранилища, так как для России это стратегическое и экономическое поражение.

- Мне кажется, что Газпром возобновит поставки по «Северному потоку». По крайней мере, на том уровне, который был до начала ремонта, то есть примерно 40% от обычного уровня.

А дальше вопрос в этой самой турбине, которая, вероятно, будет доставлена в августе. И вот тогда Газпрому либо придется возобновлять на полную мощность поставки, либо давать какие-то дополнительные объяснения. Потому что пока все доводы сводятся, прежде всего, к этой турбине. И что по какой-то причине еще несколько турбин оказались временно непригодны к эксплуатации ровно в это же самое время. Если поставки не возобновятся, то Газпром окажется в весьма неприятной ситуации с точки зрения репутации. А пока все объяснения сводятся к проблеме санкций со стороны Канады (турбина была задержана именно там), что не удовлетворяет Европу.

-А в такой ситуации репетиционные риски Газпрома играют какую-то роль? Форс-мажор - вот уже есть объяснение.

-Конечно, мы можем прекратить экспортировать в Европу что бы то ни было, включая газ, но это, во-первых, вопрос доходов. Именно Европа давала сверхдоходы российской газовой отрасли, к которым все привыкли. Никакой другой рынок, в том числе китайский, ничего подобного предоставить нам не может. Замены европейскому рынку нет ни с точки зрения технической (мы не можем перенаправить поставки в ближайшие годы), ни с точки зрения экономической.

А, во-вторых, весь газ в Европу Газпром поставляет сейчас по долгосрочным контрактам. И если Газпром будет злостно нарушать эти контракты, то потребители имеют полное право, и они это сделают, обратиться в Стокгольмский арбитраж. И Газпрому в перспективе грозят многомиллиардные штрафы. Газпром всегда рассматривал долгосрочные контракты как свою защиту, но в настоящее время, если действительно кем-то ставится цель прекратить поставки газа в Европу (я в этом не уверен), то у Газпрома, как у компании, возникают очень большие юридические риски.

-«Северный поток -2», в строительство которого были вложены миллиарды евро, уже можно разбирать на металлолом?

-Некоторые эксперты и политики в Европе считают, что сокращение поставок по «Северному потоку-1» - это последняя попытка Газпрома пролоббировать сертификацию «Северного потока-2».

-Зачем он вообще был нужен, если к 2030 году Европа планировала сползать в российской газовой трубы?

-Это хороший вопрос. Если ЕС действительно и последовательно добьется сокращения поставок газа из России, сможет его заместить, то «Северный поток - 2», конечно, будет не нужен. Это сейчас открытый вопрос. Но в том случае, очевидно, не будет нужен и «Северный поток - 1». Эти активы станут металлоломом на дне моря.

Но всё же нельзя исключать сценарий, что политические отношения между Россией и ЕС как-то нормализуются. И это может произойти раньше, чем в 2027-2030 годах.

В этом случае мы, конечно, не вернем себе статус-кво с точки зрения объемов поставок, но часть контрактов продолжит исполняться и тогда «Северные потоки» останутся востребованы.

Напомню также, что помимо «Северного потока - 1» газ через Белорусию и Польшу поставлялся ранее еще по проводу «Ямал-Европа», который весной оказался под огнем двусторонних санкций и в итоге с 11 мая вообще не используется. И это довольно мощный газопровод. Плюс к этому Газпром очень сильно сокращает поставки через Украину.

И сейчас у нашего гиганта остаются только три маршрута: «Северный поток - 1», Украина в усеченном варианте и «Турецкий поток», который дальше продолжается в виде «Балканского потока» и часть газа по нему доходит, в том числе, до Венгрии.

Соответственно, если мы исходим из сценария, что спрос на российский газ в ЕС остается, но сильно упадет к 2030 году, то Газпрому будет наиболее оптимально оставить поставки только по «Северным потокам» и по «Турецкому потоку», полностью прекратив транзит через Белоруссию и Украину.

Но в целом перспективы «Северного потока -2» крайне туманны и пока выглядят печально. При этом нельзя сказать, что политически это совсем уже «мертвый» проект: он по-прежнему остается в центре внимания. Его судьба зависит прежде всего от того, какими будут общеполитические отношения между Россией и Германией в частности и Евросоюзом в целом.

-Германия сможет перезимовать все-таки только за счет российского газа?

-Это тоже непростой вопрос. На самом деле все последние недели в Европе активно обсуждается сценарий полной остановки поставок российского газа по российской же инициативе. Многие опасаются, что Россия «перекроет» трубу. И это очень активно обсуждается, всевозможные организации рассчитывают, какие будут совокупные потери от этого.

Германия в этом случае, как известно, будет одной из наиболее уязвимых стран, на ряду с Австрией, Италией и другими. И прежде всего уязвима немецкая газоемкая промышленность - нефтегазохимия, металлургия, производство цемента и пр.

У Германии пока нет своего СПГ-терминала, но страна находится в центре европейского газового рынка, поэтому Германия может получать тот же СПГ из других стран в регазифицированном (трубопроводном) виде – из Франции, Великобритании. Плюс есть норвежский газ и собственная добыча. Но без российского газа Германии в любом случае придется резко сокращать и нормировать потребление газа в зимний период, особенно для промышленных предприятий.

-Страны Балтики и Финляндия, уже отказавшиеся от услуг Газпрома, зимой все-таки попросят российского газа?

-У них более сложное положение, чем, например, у Польши, поскольку этот регион изолирован с точки зрения газотранспортных связей от остального газового рынка ЕС.

Но если зима будет не слишком холодной и поставки СПГ будут стабильны, им должно хватить газа, с учетом накопленных в Латвии запасов. Но риски есть. Многое будет зависеть, как я уже говорил, от погоды. Температура и СПГ - это два ключевых фактора. И повторюсь: на дефицитном рынке СПГ будут кипеть нешуточные страсти за поставки.

-Евросоюз переругается из-за внутренней дележки газа?

- Думаю, что нет. Наоборот, сейчас весьма популярна идея так называемой европейской энергетической солидарности. К ней все призывают и пока нет признаков того, что будут ругаться, хотя, очевидно, что у стран ЕС разное положение.

Франция может себе позволить на раз-два отказаться от российского трубопроводного газа, а у Венгрии, Словакии или Австрии, которые находятся внутри континента, нет прямого доступа ни к СПГ, ни и к норвежскому газу.

Но, скорее всего, в ту же Венгрию и Словакию Газпром будет поддерживать поставки даже в том случае, если прекратит таковые в Германию в силу особых политических отношений. В Венгрию - точно.

Даже если Газпром перекроет другие направления, то будут, на мой взгляд, поддерживаться поставки по «Турецкому потоку». Поскольку у России есть обязательства по снабжению Сербии. И по этому же потоку сейчас поставляется часть газа в Венгрию. «Нулевые поставки» в Европу не означают, что от них откажутся полностью, какой-то объем в отдельные страны, очевидно, сохранится.

-Какие перспективы сейчас у проекта Ямал-СПГ?

-В разных пропорциях Ямал-СПГ традиционно поставлял газ и в Европу, и в Азию.

СПГ на мировом рынке мало, он в дефиците. И наши заводы крайне востребованы. Другое дело, что жесткие технологические санкции введены против новых российских проектов – «Арктика СПГ 2», «Балтийский СПГ» и др. И там все довольно сложно в силу того, что у европейских компаний была фактически монополия на технологии и производство оборудования для крупнотоннажного сжижения газа. Там, видимо, по всем проектам будет сдвиг срока ввода в эксплуатацию на 2-3 года.

Иными словами, Россия сейчас не может нарастить поставки СПГ. Наш текущий предел – 30-31 млн тонн в год. И пока нет возможности увеличить поставки, но то, что производим, поставляться будет. Другое дело, что с дисконтами, как уголь или нефть. Но за счет дисконтов СПГ из России покупать выгодно.

-Мировые лидеры по СПГ - это США, Катар и Австралия. Украинский конфликт существенно усилит позиции США на этом рынке?

-США - это же тоже клубок разных внутренних интересов. Да, это выгодно компаниям, которые экспортируют СПГ. Это выгодно добывающим компаниям, но это не выгодно массовому потребителю в Америке, потому что цены на газ невероятно выросли. Они остаются, конечно, намного ниже чем в Европе, но для американского рынка - сверхвысокие. И для американцев, и для Байдена, учитывая скорые выборы в конгресс, это проблема. Ситуация неоднозначная, на самом деле.

-Сложившиеся в Европе цены на газ - это беспрецедентно? И на фоне ожиданий, что ЕЦБ повысит ключевую ставку, снизятся ли цены на поставку газа в Европу?

-Таких цен действительно не было, это беспрецедентно высокие цены. Я не уверен, что повышение ставок в Европе и в США сильно скажутся на стоимости газа. Они, скорее всего, скажутся на ценах на нефть, там есть зависимость. А цены на газ сейчас отвязались от нефтяного рынка и реагируют, прежде всего, на баланс на мировом рынке СПГ, на уровень запасов в Европе и на поставки российского газа. То есть важны фундаментальные факторы - баланс спроса и предложения. И в этом смысле изменение ставок влияет не столь значительно.

-Можете дать два долгосрочных прогноза для Газпрома: самый оптимистичный и самый пессимистичный.

-Я не уверен, что в данном случае имеет смысл давать широкий диапазон оценок. На самом деле у Газпрома, как у компании, не все так плохо. Если даже он будет вынужден полностью прекратить поставки в Европу, то у него остается внутренний рынок.

Надо понимать, что 2/3 газа, добываемого в России, здесь же и потребляется. И это на самом деле очень важно. У Газпрома и вообще у российской газовой отрасли очень сильная опора на внутренний рынок. И есть возможность его развивать, увеличивать спрос за счет газификации, стимулирования газоземких отраслей промышленности. Как это делала, к примеру, та же Германия.

Другое дело, что резкое снижение экспортных доходов рано или поздно приведет к тому, что правительство России будет как-то либерализовывать цены для коммерческих потребителей в России. А это означает рост цен, чтобы сохранить рост доходов газовых компаний.

Иными словами, у Газпрома и у газовой отрасли достаточно хороший запас прочности. Долгосрочный, я имею в виду. Плюс наличие инфраструктуры, очень дорогостоящая структура была построена еще в советское время и в последние десятилетия.

Остаются и экспортные возможности - Китай, Турция, страны ЕАЭС, поставки СПГ. Они намного менее рентабельны, повторюсь. Те же поставки СПГ пока нам приносят гораздо меньше денег, особенно бюджету. Но всё равно экспорт останется и после короткого шокового падения начнет вновь расти.

Другое дело, что Газпром прекратит быть той «дойной коровой», сверхбогатой компанией, к которой мы привыкли. Такой маржи, привычной сверхприбыли не будет. Будет просто такая госкомпания с умеренной прибыльностью. Причем основной источник прибыли будет приходиться на внутренний рынок.

Основной риск тут для потребителей в России, потому что в таких условиях возрастает лоббирование повышения цен на газ.

-И сейчас Газпром снимает последние сливки с европейского рынка…

-Да, общие экономические потери от того, что мы досрочно и резко сокращаем экспорт в Европу, будут огромны. Это в ближайшие десятилетия будет болезненным вопросом для бюджета страны. Повторюсь: до 2040-х годов и даже, возможно, после 2050 года, Европа не планировала полностью отказываться от российского газа. Текущие события этот процесс беспрецедентно ускорили и сделали более жестким.

-Кто останется главным импортером российского газа. Как с нефтью и углем - путь только в Азию и только с дисконтом?

-Китай по «Силе Сибири» и новому «Дальневосточному маршруту» (он заработает к середине десятилетия). Газпром сейчас всячески лоббирует строительство «Силы Сибири-2». Это еще порядка 50 млрд кубометров. Там много вопросов остается, но теоретически после 2030 года он может также начать работать.

Китайский рынок достаточно перспективный. Другое дело, что китайцы совсем не готовы платить столько же, сколько европейцы. Они очень любят получать все как можно дешевле. Это другого качества потребители.

Кроме того, еще лет пять назад было понятно, что ставка в России будет делаться на развитие СПГ. В этом смысле ничего не изменилась. Поэтому сейчас очень много зависит от того, насколько мы сможем быстро и качественно заместить оборудование по крупнотоннажному сжижению газа, разработать собственные аналоги и запустить их серийный выпуск. Импортозамещение в этой отрасли - это, пожалуй, сейчас наиболее важная и среднесрочная, и тем более долгосрочная задача для газовой отрасли.

-Как думаете, почему Алексей Миллер с февраля только однажды выступил по настолько важным для отрасли вопросам?

-У каждого заявления есть цена. Тем более для главы компании, находящейся под огнем международной критики. Думаю, ему просто советуют не подливать масла в огонь.