Новые Известия
Азартная икра
2 апреля, 13:17
Азартная икра
Новые гастрономические пристрастия усугубляют проблему обезрыбливания Волги

Для представителей водного мира нерест - это период размножения, когда, при возникновении благоприятных условий для каждого вида, самки рыб откладывают в воду яйца (икру), из которых впоследствии, после оплодотворения их молоками самца, появится потомство. Для человека, зачастую, смысл и понятие нереста меняется из-за восприятия икры только как желаемого лакомства, деликатеса. И люди в этом плане страшнее хищников.

Об исчерпаемости природных ресурсов приходится напоминать постоянно. Многие говорят об уменьшении количества рыбы в Волге. Нужно признать, что такая проблема существует, и она часто обусловлена деятельностью человека. Люди строят плотины, используют воду рек в технических целях (иногда как природный транспорт стоков), занимаются судоходством (вследствие чего в воду попадают нефтепродукты, а в случае затопления плавсредств – и более опасные химикаты), употребляют «дары водоема» в пищу (порой варварски избирательно, делая упор, например, на икру).

Рукотворные проблемы

За последние два века, начиная с 1843 года, когда в результате сооружения Верхневолжского бейшлота (плотины с перекрываемыми отверстиями для спуска воды) недалеко от деревни Селище, появилось Верхневолжское водохранилище, расположенное на территории современной Тверской области, в Пеновском, Осташковском и Селижаровском районах, Волга сильно изменилась. Сейчас только в её верхнем течении, помимо Верхневолжского, существуют Иваньковское, Угличское и Рыбинское водохранилища.

Опасность рукотворного изменения водоемов для речной фауны кроется не только в изменении экосистем, установления преград на путях миграции и разделении ареалов обитания – в дополнение ко всему человек получает возможность искусственного регулирования водных ресурсов, в частности – изменения уровня полноводности.

Существует такое понятие как межéнь – ежегодно повторяющаяся сезонная фаза, характеризующаяся малой водностью и продолжительным стоянием низкого уровня воды в реке. Слово происходит от древне-русского «меженина» – «засуха», «недостаток». На большинстве рек России выделяют два периода пониженного стока – летнюю и зимнюю межень. В такие периоды, благодаря природным инстинктам, рыба на нерест не идет, дожидаясь половодья – времени, когда потомство точно не останется без воды.

Но человек, руководствуясь своими интересами (часто во избежание весенних подтоплений) иногда изменяет природные циклы. Так, половодье может случиться зимой, если гидроэлектростанция (ГЭС) решит сбросить воду. Поскольку на Волге создан каскад ГЭС, сброс часто идет «по цепочке». Наибольшая опасность при этом – в ограничении поступления воды (управляемая межень) в естественные периоды половодий. В каком-то случае рыба при этом может просто не отнереститься, но тогда у нее наступит так называемая резорбция – процесс, при котором икра постепенно переработается внутри организма, - при этом она может не дать потомства и на следующий год. В худшем случае недостаточный уровень воды может привести к высыханию отложенной икры. СМИ писали, например, о случае, когда на Куйбышевском водохранилище в период нереста вода оказалась почти на 3 метра ниже нормы. Учитывая, что на нерест рыба часто идет на мелководье, на глубину от 0,5 до 1,5 метров, такое снижение уровня, повлечет последствия, не сравнимые с уроном от загрязнения или браконьерства.

Икринка к икринке

ЗагрязнениЕ Волги - проблема глобальная. Здесь мы хотим обратить внимание на неожиданную причину обезрыбливания Волги, связанную с возросшим спросом на икру пресноводной рыбы, в частности щучью, которая после небольшой обработки может стать черной. Продают ее, после чернения, как альтернативу осетровой, а иногда и выдавая за таковую (в частности, икру севрюги, близкую по размеру). В результате простого маркетингового хода щука просто оказалась на грани истребления, особенно в местах вылова осетровых и нелегальной добычи черной икры в низовьях Волги (браконьеры, в икорном азарте, не брезгуют обманом).

Возросшая цена на красную икру лососевых пород спровоцировала на легальном рынке спрос черной щучьей икры, ведь икра осетровых из-за своей дороговизны (около 3 500 рублей за 100 грамм) стала почти недоступной. Но не только щука стала жертвой изменившихся гастрономических пристрастий – в интернете появились предложения икры судака, вяленой икры воблы, воблы с икрой, или икры сома.

Растущая популярность икры пресноводных рыб пугает тем, что провоцирует интерес к такому продукту у браконьеров, которые, в погоне за деликатесом, рыбу могут просто выбрасывать. Известно, когда так поступали с осетровыми, что уж говорить о других, менее ценных семействах.

Употреблять икру в пищу людям, конечно, не запретишь. Но, во-первых, в процессе переработки и хранения она может терять большое количество своих уникальных свойств. Во-вторых, часто, перерабатывая икру, её обильно солят – от такого продукта вреда может быть больше, чем пользы. В-третьих, у леща, например, при средней плодовитости около 100 000 икринок до половозрелого возраста доживает до 45 особей, а пока рыба повзрослеет для нереста, могут остаться всего две-три самки, остальных выловят рыбаки. Из 600 000 икринок, отложенных самкой карпа, 93% гибнет в первые 10 суток, и только около 3% доживают до трехлетнего возраста.

Зарубежный опыт

Проблема потребления икры в качестве гастрономического лакомства в других странах остро не стоит, об этом говорил радиостанции «Говорит Москва» руководитель информационного агентства по рыболовству Александр Савельев. Интересно, что в Америке икру практически не употребляют в пищу. У людей вызывает недоумение сам факт, что можно есть «рыбьи яйца». На любителей икры смотрят порой как на поедателей другой экзотики, например, лягушек или земляных червей. И если икра черная может появиться на столе, как «русская» закуска, то красную икру, в большом количестве добываемую в Северной Америке, используют в производстве корма для собак или импортируют в Россию и Японию. Некоторые объясняют это тем, что во времена существования рабства в Америке, внутренние органы животных, птиц и рыб предназначались для приготовления пищи рабам.

Примерно такое же отношение к икре у жителей Европы. Возможно потому, что в Европе нет бескрайних российских просторов. Нет, соответственно, и возможности браконьерства в промышленных масштабах. Может быть, нелюбовь европейцев к популярному в России деликатесу сложилась в результате длительно существовавшего запрета. В Англии в конце XII веке за браконьерство полагалась смертная казнь через повешение. В виде особой милости (для стариков и малолетних) смертная казнь заменялась на отрубание руки или пальцев (как правило, указательного и среднего, чтобы впредь нельзя было натянуть тетиву), или лишение глаза. В начале XIII века смертную казнь за браконьерство заменили на штраф, тюремное заключение сроком на год или изгнание из страны. Что тоже дисциплинировало.

В России в 2019 году было произведено более 21 тысячи тонн красной икры лососевых, рынок черной икры может составлять до 1 000 тонн деликатеса. Учет объемов потребления икры рыб других пород практически не ведется. Безусловно, это тоже тысячи тонн. Огромное количество съеденной в виде икры рыбы могло бы пополнить наши скудеющие водоемы. С 2010-х годов улов судака в Волге, например, упал с 55,6 до 39 тонн, а в начале 1980-х годов вылавливали до 250 тонн. Уменьшение популяции осетровых (которые существовали еще во времена динозавров, и только теперь оказались под угрозой истребления) привело к тому, что в России с 2007 года продажа осетровой икры, полученной от рыбы, выросшей в естественных условиях, является незаконной, а с 2009 года ловить осетров нельзя даже в научных целях. С 2015 года УК и КоАП предусматривают за нарушение моратория наказание не только для браконьеров, но и для покупателей браконьерской продукции как для пособников.

Подводя итог, скажем, что среди причин сокращения поголовья волжских рыб - зарегулированность течения и уровня воды плотинами, неочищенные промышленные и сельскохозяйственные стоки и браконьерство, иногда подстегиваемое модой на доступную икру.