Новые Известия
Кто сильнее, тот и прав? Почему мне трудно поздравить свою страну с праздником
12 июня, 15:36
Кто сильнее, тот и прав? Почему мне трудно поздравить свою страну с праздником
Поздравлять Россию, которая не желает мне ничего, кроме зла, мне, конечно, затруднительно, я хочу поздравлять Россию, которая желает мне добра, потому что это правильно – когда государство желает добра и благополучия своему гражданину

В день России я задумался о своих непростых отношениях с Россией. Как-то так вышло, что Россия в лице всяких государственных служащих тащит меня в суд и мы там разбираем достаточно серьезные вопросы довольно широкого круга:

- Можно ли государству фальсифицировать выборы?

- Есть ли в России право собственности?

- Обладает ли гражданин правом возмутиться в случае, если дело его жизни умышленно и намеренно уничтожают?

- Имеет ли право богатый и влиятельный человек отбирать что-либо у того, кто слабее?

- Может ли гражданин высказывать свои мысли по поводу актуальных событий, происходящих в его местности?

- Можно ли критиковать действия власти?

- Правильно ли – когда религиозные деятели оправдывают и благословляют преступления?

- Должен ли гражданин терпеливо сносить бандитские действия должностных лиц?

Согласитесь – важные вопросы?

И обо всём этом мы с Россией, в лице представителей российского государства, неспешно беседуем.

Сам не понимаю, как именно я стал тем, с кем Россия хочет разобраться по всем этим вопросам, - я не политик, не учёный, не историк, не социолог, не политолог, не представитель какой-либо организации - даже не общественный деятель; у меня ни ума, ни опыта, ни навыков, ни образования – чтобы выступать достойным собеседником России по столь широкому кругу основополагающих вопросов.

И, надо сказать, то, что пытается донести до меня Россия – мне решительно не по душе, потому что у России, насколько я могу судить, – очень упрощенный взгляд на все эти вещи.

Россия доказывает мне одно-единственное – кто сильнее, тот и прав; тот, за кем сила – имеет право плевать на закон и справедливость и творить всё, что заблагорассудится.

А я с этим не согласен. Так, по-моему, быть не должно быть, и я, как могу, своими словами пытаюсь это России объяснить.

Но ей совершенно всё равно, ей даже выслушать меня не хочется. Россия слушает меня со скучающим видом и твердит одно: кто сильнее – тот и прав.

В наших взаимоотношениях отчетливо прослеживается плохо скрываемое намерение России в отношении меня – как бы так сделать, чтобы его тупо не стало и, чтобы всем вокруг было на это пофиг?

И, как сделать, чтобы меня не стало, - Россия знает точно, а вот над тем, чтобы всем было пофиг, – ещё нужно поработать.

И Россия работает над этим. Хорошо работает.

И у меня вопрос, на который я не могу получить ответа – а чем я, собственно, настолько не угодил России? Чем помешал?

И поздравлять Россию, которая не желает мне ничего, кроме зла, мне, конечно, затруднительно.

Я хочу поздравлять Россию, которая желает мне добра, потому что это правильно – когда государство желает добра и благополучия своему гражданину.

И когда Россия станет такой – я обязательно начну праздновать вместе с ней её праздник. Потому что это будет и мой праздник тоже.

А пока всё складывается так, будто на праздник тащат силой и заставляют веселиться. А так праздники не празднуются.