Новые Известия
Лучше меньше, да лучше
29 апреля 2015, 00:00
Александр КОЛЕСНИЧЕНКО
Лучше меньше, да лучше
Лучше меньше, да лучше

Качество высшего образования можно радикально повысить, установив вузам норматив по отчислению студентов. Например, на первый курс принимаем 100 человек, на второй перейдут 80, на третий – 70, на четвертый – 60, а диплом бакалавра (сейчас учат четыре года на бакалавров, а не пять лет на специалистов, как раньше) получат только 50 самых лучших.

Определять лучших можно по оценкам, рейтингам, портфолио. Главное, чтобы критерии отражали уровень подготовки и пригодность к работе. И тогда у студентов будет стимул выкладываться по каждому предмету и до последнего курса.

Пока же они на протяжении учебы деградируют. Не все, но многие. Я сейчас преподаю на подготовительных курсах и на выпускном, и разница ощутима. У «подготовишек» почти стопроцентная посещаемость, активность, и занятие обычно затягивается дольше положенного. На выпускном же курсе ходит половина группы, работает на занятии четверть пришедших. А некоторых студентов выпускного курса я впервые увидел на пересдаче, когда они принесли скачанные из Интернета рефераты (проверка на «Антиплагиате» сразу же указала на первоисточник). Причем один студент признался, что этот же реферат он уже сдавал раньше по другому предмету, и тогда ему зачли.

Деградацию студентов иллюстрирует знаменитый анекдот. Экзамен на первом курсе. Студенты взяли билеты, преподаватель раскрыл и поднял газету. Студенты достают шпаргалки и начинают списывать. Преподаватель опускает газету, кашляет. Студенты прячут шпаргалки. Экзамен на последнем курсе. Студенты взяли билеты, преподаватель раскрыл и поднял газету. Студенты достают шпаргалки и начинают списывать. Преподаватель опускает газету. Один из студентов кашляет. Преподаватель поднимает газету.

Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно осознавать, что вузовские дипломы обесцениваются столь же стремительно, как деньги. Особенно дипломы по социогуманитарным специальностям, где учеба может свестись к скачиванию и сдаче чужих рефератов. В естественно-технических специальностях все-таки есть формулы, схемы и чертежи, и там даже если скачал или списал, но не понял, то не объяснишь.

Россия в числе мировых лидеров и по доле выпускников школ, поступающих в вузы, и по доле окончивших вуз из числа поступивших. По данным Высшей школы экономики, из российских вузов на протяжении учебы отчисляют лишь пятую часть студентов, тогда как из американских – более половины. Причем наши отчисленные – это в большинстве своем те, кто учебу сам бросил. Ушел в академический отпуск и не вернулся. Нашел работу, и стало не до учебы. Или замужество, дети, и тоже стало не до университета.

В результате сейчас до дипломов в вузах тащат тех, кого 20 лет назад тащили бы до диплома ПТУ. Да, теоретически преподаватель может отчислить студента либо заставить его выучить предмет надлежащим образом. В Интернете есть фотография ведомости с экзамена по высшей математике в Московском авиационном институте, где всей группе поставлены двойки. Фамилию того преподавателя знают в московском Комитете солдатских матерей, куда потом ходят отчисленные. Но это исключение, которое лишь подтверждает правило: отчислить студента весьма проблематично, особенно если он доучился до старшего курса и тем более если он с платного отделения. Максимум, чего можно добиться, это имитации какой-то деятельности, чтобы было за что поставить зачет или тройку.

Норматив на отчисление слабых развязал бы преподавателям руки. Стало бы возможно не только не тащить отстающих, но и подстегивать средних, чтобы они становились сильными. «Падающего – подтолкни», призывал Ницше, имея в виду вызов, необходимость отвечать на который побудит человека развиваться.

Да, норматив на отчисление может стать поводом для коррупции, когда отчислять будут не самых слабых, а тех, кто не дал взятку. Да, вузы могут начать мухлеж со статистикой, как делают сейчас в госструктурах, создавая виртуальные вакансии, а потом сокращая их и изображая сокращение штатов. Да, нежелание студентов ходить на занятия нередко связано с тем, что преподают там устаревшую и неадекватную теорию.

Нужно учесть и социальные последствия нововведения. Не секрет, что вузы превратились в место передержки безработной молодежи. Сотням тысяч отчисленных из вузов нежелательно долго оставаться неприкаянными, и я понимаю, что недоспециалистам найти работу в кризис будет непросто. Наконец, есть призыв в армию. Отправлять в казарму того, кто к этому совершенно не готов, негуманно, даже если это отъявленный разгильдяй.

Только не надо потом удивляться, что русский язык вашему ребенку преподает учитель, который сам пишет с ошибками (реальный случай), не говоря уж о неправильных диагнозах и падающих ракетах.

Автор – доцент кафедры периодической печати факультета журналистики МГУ