Новые Известия
Россия на развилке: перед страной снова стоит выбор, по какому пути идти
23 июня, 16:16
Россия на развилке: перед страной снова стоит выбор, по какому пути идти
Фото: Соцсети
В условиях жесточайшего противоборства с Западом, России нужно, наконец, выбрать дальнейшее направление политико-экономического движения.

Юрий Воронин, доктор экономических наук, профессор, заместитель Председателя Совета министров Татарской АССР - Председатель Госплана ТАССР; Первый заместитель Председателя Верховного Совета РСФСР; депутат Государственной Думы (второго созыва); аудитор Счетной палаты РФ

Многие надеялись, что Петербургский форум станет площадкой для отработки новых форм движения к будущему, интересовало, прежде всего, как и в каком направлении социально-экономически и политически будет развиваться Россия в связи с изменениями внешних и внутренних экономических условий, выталкивания страны из глобальной экономики, разрыва логистических и технологических цепочек, особенно в международном разделении труда.

К сожалению, выступления руководителей российских финансово-экономических ведомств вновь четко подтвердили, что ущербный либерально-монетаристский курс, проводимый на протяжении вот уже более 30 лет и заведший экономику страны в тупик, будет продолжаться и далее.

Российская экономика, как единогласно подчеркивали руководители экономических ведомств, будет базироваться на открытости, опираться на частный бизнес, создавая для него благоприятные условия, контроль над инфляцией как главную задачу финансово-экономической политики. Другими словами, либералы вновь убеждали, что о новой модели развития экономики они не думали и не думают.

Наиболее откровенно о политико-экономическом направлении развития России высказался М. Решетников: «Какие будут модели будущего, и какая будет структура будущего – нам еще предстоит определить». Стыдоба! И это обобщил ни кто иной, как министр экономического развития, ведомство которого должно определять стратегию РАЗВИТИЯ страны. Не грех бы этому либерал-экономисту изучить опыт Японии или Генерального комиссариата по планированию во Франции в форме индикативного планирования, характерного для рыночной системы, сохраняющей государственный сектор, но базируемой на отношениях частной собственности.

Слушал М.Решетникова и невольно вспоминал бессмертную поэму Н.В.Гоголя «Мертвые души» (1841г): «Русь, куда ж несешься ты? дай ответ. Не дает ответа». Не дал ответа и министр экономразвития. Зато количество реальных «мертвых душ» в стране при реализации «сиюминутной» экономики год от года растет. По данным Росстата, в 2019 году количество таких «душ» было 1.8 млн человек, в 2021 году – уже 2.25 миллионов. При этом естественный прирост ушел в минус и, например, в 2019 году превысил 317 тысяч человек.

С начала 90-х годов мною обосновывается, что гайдаризация экономики, безудержное повышение степени ее открытости, вступление в ВТО, попытки вступления в НАТО, «реформирование» по ущербным рецептам «Вашингтонского консенсуса» и международных финансовых институтов, приоритеты которых заключаются в первенстве финансовых институтов, снижении регулирующей роли государства в экономике, борьбе с инфляцией только денежными агрегатами, в конечном счете завели Россию в тупик, низвели «экономику развития» в «экономику торможения», а страну - до уровня экономически слаборазвитых стран.[1]

Через тридцать лет реализации либерального рыночного курса по промышленному производству в целом, и по большинству видов экономической деятельности Российская Федерация до сих пор не вышла на уровень 1990 года, и кризис, особенно в наукоемком секторе экономики, продолжается вот уже более 20 лет.

Агрегированный индекс промышленного производства ныне составляет 85% к уровню 1990 года, по текстильному и швейному производству этот уровень составляет 24,6%, по обработки древесины и производству изделий из дерева - 51,4, по производству машин и оборудования - 53,5, по производству транспортных средств и оборудования – 69,6, по добычи полезных ископаемых (кроме топливно-энергетических) - 71,6%.

Россия утратила почти все сектора мирового рынка высокотехнологической продукции, на которых ранее доминировала. Если в 1989 г. в нашем экспорте товары с высокой добавленной стоимостью составляли 38,7%, то в 2021 г. – около 5%. Если в 1991 году Россия делила второе-третье место в мире среди 38 стран, производящих станки, то сегодня она оказалась третьей от конца и её доля в производстве мирового станкостроения составила менее 0,3%.

Росстат опубликовал данные, характеризующие нынешний уровень жизни населения. Подавляющее большинство российских семей - 79,5 %, испытывают трудности с покупкой вещей первой необходимости. Чуть больше половины - 53 %, не смогут позволить себе неожиданные траты вроде срочного ремонта или же, например, лечения. Почти 50% россиян не могут позволить себе отпуск вне дома. Позволить же себе питание из мяса, птицы или рыбы хотя бы раз в два дня не в состоянии 10,1% российских семей, указывают социологи. Вот и в 2022 году Реальные располагаемые доходы населения рухнут на 6,8%. По последним расчетам Минэкономразвития, цены в этом году вырастут на 17,5%. Если прогноз оправдается, это будет самая высокая инфляция за 20 лет. Таков итог правительственных антисанкций, а точнее продолжением курса рыночного фундаментализма.

Сегодня, в условиях жесточайшей гибридной войны не только в военной, но, самое главное в экономической и социальной сферах, Россия стоит на развилке выбора дальнейшего направления политико-экономического движения.

Либо Россия и дальше продолжит курс на основе экономической либерализации, рыночного фундаментализма, внешнего управления финансами – а это прямой путь к катастрофе и даже с возможным последующей распадом Российской Федерации, чего и добиваются США и коллективный Запад. Если Россия пожелает строить свою политику и двигаться в консервативно-капиталистическом экономическом поле, то ей придется усмирить свой гонор, принести извинения США и коллективному Западу и, если они согласятся и примут извинения, то продолжить плестись в хвосте мировой цивилизации.

Либо, исходя из теории развития общественно-экономических формаций, ориентироваться на позитивный опыт социалистического Китая и Индии.

Китай отверг коммунистический радикализм, возобладавший во времена Мао Цзэдуна, учел недостатки советского социализма и позитивный опыт развитых капиталистических стран, начал переходить к более умеренной политике «социализма с китайской спецификой», провозглашенной лидером Китая Дэн Сяопином. Рыночные отношения были активно введены в плановую экономику.

В Индии, реализующей «гандийский» социализм, также сочетается стратегическое централизованное планирование с рыночной экономикой, где государство играет доминирующую роль в части организации денежного обращения и обеспечивает частному бизнесу безграничный доступ к деньгам, если это ведет к росту общественного благосостояния.

Анализ общемирового развития отчетливо свидетельствует, что в мире разворачивается сильнейшее противостояние между США и коллективного Запада с социалистическим Китаем и Индией. Уже сегодня на юго-восточную Азию приходится более половины прироста валового продукта. Перед Россией стоит выбор: по какому пути она пойдет.

Эту развилку, к сожалению, не понимают сторонники рыночного фундаментализма, руководители нынешнего экономического блока России, что отчетливо проявилось на Петербургском форуме.

Противники социалистической общественной системы не понимали и не поймут главных социально-экономических преимуществ социализма по отношению к капитализму: использования производительных сил в интересах всего общества для бескризисного развития экономики, уверенности людей в завтрашнем дне, обеспечение всеобщей занятости населения в общественном производстве, ликвидации безработицы и инфляции, обеспечение социальных гарантий, необходимых для нормальной жизни человека: бесплатное образование, бесплатная медицина, бесплатное жилье.

Поэтому если Россия, обладающая огромным научно-техническим, природным и кадровым потенциалом, в условиях современных глобальных вызовах ставит архизадачу - самосохраниться как суверенное государство, как единая территория, как единого народа, укрепление национальной безопасности всех ее составляющих - в идеологической, внешнеполитической, оборонной сферах и особенно в экономической области, то политическому руководству Российской Федерации предстоит определиться, в каком направлении и на основе какой государственной идеологии будет развиваться страна. Оно, наконец, должно понять, что нельзя усидеть на двух стульях, жить по принципу, как говорят в народе, и нашим. и вашим.

Первый вывод. Исходя из теории развития общественно-экономических формаций, наиболее приемлемой для Российской Федерации могла бы быть модель политико-экономического развития, опирающаяся на государственный планово-рыночный механизм, формирующий социально справедливое общество социалистического типа.

В сложных условиях экономической войны нельзя просто отвечать на каждый пакет санкций коллективного Запада пакетом анктисанкций. Подобный подход свидетельствует, что научная система управления в России рухнула, работает в сиюминутном режиме, в форме «ручного управления», решая лишь сиюминутные проблемы, растеряла опыт стратегического прогнозирования и среднесрочного планирования. Сегодня нужна даже не просто комплексная программа антикризисных мер, а программа как составная часть экономической стратегии на перспективу. К сожалению, Федеральный закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации», принятый аж в 2014 году, так и остался на бумаге.

Второй вывод. Сегодня самым главным, хотим мы этого или не хотим, становится отказ от монетаристской либеральной модели «роста», отказ от всех пагубных механизмов, которые были запущены в 1990-е годы и которые завели экономику страны в Величайшую российскую депрессию.[2]

Третий вывод. Вновь вынужден вернуться к теме формирования мобилизационной экономики[3] как особого типа развития для возрождения национальных экономик в особых экономических условиях, требующих специфических, качественно иных методов управления, чем это делается в нормальных условиях.

Этот вопрос становится особенно актуальным на фоне специальной военной операции в Украине и все более масштабной экономической войны Запада против нашего государства. Именно данное обстоятельство требует от политического руководства страны принятия незамедлительных мер по переходу к мобилизационной экономике с учетом смены политико-экономического курса уже в самое ближайшее время поскольку существующая модель российского капиталистического воспроизводства в принципе не способна выдержать давления Запада даже в среднесрочной перспективе. Если мы не обеспечим данного перехода, то нас сомнут сначала на экономическом, а затем и на военном фронте.

Первоочередные качественные составляющие мобилизационной экономики нами публиковались («Новые Известия», 01.03.2022г.). Формирование и реализация этой модели будет самым чувствительным ответом для США и коллективного Запада.

Четвертый вывод. Не следует также забывать, что вывод страны из долгосрочного затяжного социально-экономического кризиса предполагает разработку стратегии социально-экономического развития России на 25-30 лет, понятной большинству населения страны, и на этой основе разработку программы качественного экономического роста, конкретизируемого в пятилетних и годовых планах, реформы образования, здравоохранения, пенсионной системы и других направлений социальной сферы.

[1] Cм.; Воронин Ю.М. Концепция Гайдара противоречит моим убеждениям. «Столица, 1992, № 82: Причины кризиса и пути выхода из него. «Российской Федерации», 1995, № 13; Разрушение экономической базы суверенитета. Обозреватель - Observer. - Духовное наследие, М., № 2, 1996; . Россия: экономический рост. М., Изд. Дом "Финансовый контроль", 2004; Модернизация и структурная перестройка экономики России: политико-экономический аспект. М., 2012; От разрушения к созиданию: альтернатива экономическому курсу либерального фундаментализма. В брошюре: России нужна другая модель развития. М., ЛЕНАРД, 2014; О социально-экономическом кризисе в Российской Федерации и путях выхода из него. //Советская Россия, 11 января 2018г.

[2] См.: Воронин Ю.М. Величайшая Российская депрессия. Российская Федерация сегодня, № 9, 2009; Величайшая российская депрессия. Альтернатива. LAMBERT. Academic publishing, 2014.

[3] См.: О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации. Федеральный закон от 26 февраля 1997 г. № 31-ФЗ. С изменениями и дополнениями от: 16 июля 1998 г., 5 августа 2000 г., 30 декабря 2001 г., 21 марта, 24 декабря 2002 г., 23 декабря 2003 г., 22 августа, 29 декабря 2004 г., 31 декабря 2005 г., 2 февраля, 25 октября 2006 г., 9 марта 2010 г., 30 декабря 2012 г., 5 апреля 2013 г., 28 декабря 2016 г., 22 февраля 2017 г.