Новые Известия
The Economist: угроза глобального голода требует немедленного решения
23 мая, 12:14
The Economist: угроза глобального голода требует немедленного решения
Фото: Соцсети
Военные действия в Украине уничтожают всемирную продовольственную систему, уже серьезно ослабленную глобальным потеплением, энергетическим кризисом и пандемией коронавируса

Главной темой последнего выпуска печатной версии влиятельного издания The Economist стал голод, вызванный боевыми действиями в Европе. Интересно то, что еще в начале года, до начала спецоперации в Украине Всемирная продовольственная программа предупреждала, что 2022 год будет ужасным. Китай, крупнейший производитель пшеницы, заявил, что после того, как дожди задержали посадку в прошлом году, этот урожай может стать худшим за всю историю. Теперь, в дополнение к экстремальным температурам в Индии, втором по величине производителе в мире, отсутствие дождей угрожает снизить урожайность в других житницах, от пшеничного пояса Америки до региона Бос во Франции. Африканский Рог опустошен самой сильной засухой за последние четыре десятилетия. Добро пожаловать в эпоху изменения климата, - пишет издание, отмечая, что теперь уже и военный конфликт разрушает глобальную продовольственную систему, и без того ослабленную ковидом, изменением климата и энергетическим кризисом.

Глобальная ситуация ухудшается с каждым днем

- Экспорт зерна и масла из Украины остановлен. В ходе войны Украина заминировала свои воды, чтобы сдержать нападение, а Россия продолжает блокировать порт Одессы. Экспорт из России тоже под угрозой остановки.

- Россия и Украина до начала конфликта поставляли 12% мирового продовольственного экспорта. На Россию и Украину приходилось 28% мировой торговли пшеницей, 29% – ячменя, 15% – кукурузы и 75% – подсолнечного масла. Россия и Украина давали около половины зерновых, импортируемых Ливаном и Тунисом, и две трети импорта зерновых для Ливии и Египта. Украина кормила 400 млн человек во всем мире.

- Цены на пшеницу, поднявшиеся на 53% с начала года, подскочили еще на 6% 16 мая – после того, как Индия заявила, что приостановит продажу своего зерна за границу из-за сильной засухи.

- Из-за роста цен число людей в зоне риска увеличилось на 440 млн и составило 1,6 млрд (из них 250 млн - на грани голода). Мировые лидеры должны рассматривать голод как проблему, требующую срочного глобального решения.

- Все это будет иметь тяжелые последствия для бедных стран. Домохозяйства в странах с развивающейся экономикой тратят на продукты питания 25% своего бюджета, а в странах Африки к югу от Сахары — до 40%. В Египте хлеб обеспечивает 30% всех потребляемых калорий. Во многих странах-импортерах правительства не могут позволить себе субсидии для увеличения помощи бедным, особенно если они также импортируют энергоресурсы.

- Украинские элеваторы, которые не пострадали от боевых действий, полны кукурузы и ячменя. Фермерам негде хранить свой следующий урожай, сбор которого должен начаться в конце июня, поэтому он может сгнить. Им также не хватает топлива и рабочей силы для посевной. России, в свою очередь, будет не хватать некоторых запасов семян и пестицидов, которые она обычно закупала в Евросоюзе.

- Несмотря на стремительный рост цен на зерно, фермеры из других стран вряд ли смогут восполнить дефицит. Цены не стабильные, а рост закупочных цен сопровождается ростом цен на удобрения и энергию.

- Ситуацию ухудшает и реакция политиков. С начала боевых действий 23 страны, от Казахстана до Кувейта, объявили о жестких ограничениях на экспорт продуктов питания.

Как можно решить проблему

Страны должны действовать сообща, считает The Economist. Европа должна помочь Украине доставлять зерно по суше в порты Румынии или Прибалтики, хотя даже самые оптимистичные прогнозы говорят, что только 20% урожая может быть отправлено таким путем.

- Странам-импортерам тоже нужна поддержка. МВФ должен предоставить льготное финансирование для беднейших стран. Облегчение долгового бремени может также помочь высвободить жизненно важные ресурсы.

- Где еще можно взять продовольствие? Около 10% всего мирового зерна используется для производства биотоплива, 18% растительных масел идут на биодизель. Финляндия и Хорватия уже ослабили правила, требующие, чтобы бензин включал топливо из сельскохозяйственных культур. Остальные должны последовать их примеру. На корм скоту идет огромное количество зерна – до 13% сухого корма для крупного рогатого скота в мире составляют зерновые культуры.

- Ключевым шагом будет прорыв блокады Черного моря. В Украине застряло около 25 млн тонн кукурузы и пшеницы, что эквивалентно годовому потреблению всех наименее развитых стран мира. Три страны должны решить этот вопрос: Россия должна разрешить украинское судоходство, Украина должна разминировать подступы к Одессе, а Турции нужно пропустить через Босфор военно-морской эскорт, считает издание.

Санкции ударили и по российскому сельскому хозяйству

В дополнение к материалу, опубликованному журналом The Economist, можно добавить результаты исследования «Селекция 2.0», проведённого ВШЭ в 2021 г.: за 10 лет с 2010 по 2020 г., несмотря на программу импортозамещения, доля семян иностранной селекции в российском сельском хозяйстве заметно выросла. Так доля посевных площадей кукурузы, засеянных зарубежными семенами, выросла с 37 до 58%, подсолнечника – с 53 до 73%, а по семенам сахарной свеклы, которые в 90-е гг. практически не завозились, зависимость составляет 98%. В пшенице доля российских семян сохраняется на уровне 98%, но в ближайшие 10 лет ситуация с пшеницей рискует повторить траекторию других сельхозкультур и качественно увеличить зависимость от импорта семян.